UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/ortodoxy.htm

 

Ортодоксу стыдно за пьяных хамов!..
Илья Трейгер


В РПЦ призвали россиян к активному осуждению безнравственности в поведении людей, сообщает 13 октября NEWSru.com.

"Мне как русскому человеку и священнику стыдно за пьяного хама в ресторане, особенно который оскорбляет людей по национальному признаку, а мы знаем, что бывает такое", - сказал глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин на круглом столе в Общественной палате РФ, сообщает портал "Интерфакс-Религия".

"Мне стыдно за женщин, которые одеты и ведут себя так, что неясно - то ли они ищут случайных связей, то ли возможности выпить очередной стакан. И нам нужно прямо говорить об этом как друг другу, так и молодым представителям собственных народов", - считает священник.

По его мнению, важно, чтобы те или иные народы, особенно старшего поколения, но и молодежь тоже, "могли давать нравственную оценку неправильным поступкам представителям собственного народа".

Всеволод Чаплин признался, что его "очень вдохновил" случай в Петербурге, где произошла драка между русским и представителем одной из кавказских диаспор, и влиятельный родственник человека, который принял участие в этой драке, не поддержал его, а осудил, сказав, "что должно быть стыдно за такое поведение".

"И мы сегодня видим все чаще и чаще импульсы, которые приходят из Дагестана, Чечни: люди старшего поколения и молодые люди говорят, что им стыдно за поведение некоторых молодых людей, относящихся к этим же народам", - констатировал священник.

***

Наконец-то церковь заговорила о том, чем ей и следовало бы заниматься с самого начала. К сожалению, однако, едва заикнувшись, РПЦ сразу же продемонстрировала свою принципиальную неспособность практически делать то, что должна бы...

Тот факт, что непотребное поведение – это плохо, мы вполне можем понять и без церкви. Вопрос ведь не в том, что Волга впадает в Каспийское море, а в том, почему так происходит, и как это изменить. Судя по тексту заявления Всеволода Чаплина, главную беду священник видит в том, что молодые перестали слушаться старших. А главную задачу церкви и общественности в этой связи он видит в том, чтобы заставить молодых вновь слушаться этих старших. А возможно ли это в принципе?

Для начала, не мешало бы вспомнить, откуда взялась эта система отношений между молодыми и старшими. Церковь этого не знает в силу игнорирования науки. Но мы знаем и вполне способны это помнить.

В соответствии с результатами последних исследований, неандертальцы и кроманьонцы относились к разным видам древнейших людей, однако жили бок о бок в течение более, чем ста тысяч лет. И лишь 30 тысяч лет назад, как показали исследования Рейчел Каспари и Сан-Хи Ли, опубликованные в академическом журнале Proceedings of the National Academy of Sciences, кроманьонец одержал окончательную победу над неандертальцем в межвидовой борьбе за существование. И случилось это в результате того, что у кроманьонцев по каким-то (пока не выясненным причинам) резко увеличилась продолжительность жизни, и подрастающее поколение получило возможность перенимать не только опыт своих родителей, но и опыт родителей своих родителей, т.е. бабушек и дедушек. Иными словами, дальнейшую судьбу вида решило то, что подрастающая молодежь стала получать большую информацию об окружающей действительности, чем прежде. Отсюда и пошла традиция уважения к мнению старших, возникшая куда раньше, чем православие. Однако на протяжении развития человечества традиция эта вовсе не носила непрерывного характера. Периодически возникали конфликты «отцов и детей», связанные с информационными скачками, когда вдруг оказывалось, что молодое поколение парадоксальным образом оказывалось носителем большего количества информации об окружающей действительности, чем поколение старшее. Таких периодов было множество на протяжении истории развития человечества. Такое было во время научно-технической революции в Европе в Xв XVIII веке. Такое было во время научно-технической революции в Европе в середине XIX века. Для нас же будет более иллюстративным вспомнить информационную революцию, произошедшую в России после революции 17-го года, захватившую период Гражданской войны. Среди ужасов той Гражданской войны часто вспоминали такой фактор, как «сын шел против отца, а брат против брата». Идеологи социализма шаблонно объясняли этот феномен тем, что разные члены семьи обладали разной степенью «революционного сознания», что, согласитесь, ничего не объясняет. На самом же деле, суть происходившего заключалась в политике ликвидации неграмотности, введенной декретом Совнаркома «О ликвидации безграмотности в РСФСР» от 26 декабря 1919 года. Поскольку декрет предусматривал принудительное обучение грамотности, в кротчайшие для того времени сроки масса российской молодежи стала носителем большего объема информации об окружающей действительности, нежели их по-прежнему неграмотные отцы и деды. Отсюда и известная «потеря» уважения к старшим, в немалой степени упростившая тогдашней российской власти расправу с церковью. За тем традиционное «уважение» к старшим вернулось, и в общество вернулся некий общий код поведения. Но это уже был совершенно другой код поведения, соответствующий новой системе отношений. И случилось это не ранее того момента, когда подросло новое поколение молодежи, чьи родители были не менее грамотны, чем их дети.

Ровно тоже самое мы наблюдаем и в настоящий момент в связи с развитием Интернета. Разница лишь в том, что если раньше информационные революции в России отставали от Запада на 50-100 лет, то сегодня это отставание умещается в интервал 5-10 лет, что практически можно считать одновременным. С 1994-го года Интернет оформился в виде новой информационной среды, обеспечивающей несоизмеримо более быстрый и более широкий доступ к информации, чем это было раньше. И к настоящему моменту развитое человеческое общество, в том числе и российское, фактически разделилось на две категории – на тех, кто научился пользоваться Интернетом, и на тех, кто вырос в эпоху Интернета. Совершенно очевидно, что как бы эффективно взрослый человек не научился пользоваться Интернетом, юнец, выросший в новой информационной среде будет обладать заведомо большим объемом информации об окружающей действительности, чем научившийся. Особенно сильный рывок в этом направлении был сделан в последнее пятилетие с развитием не столько чисто информационных интернет-ресурсов, сколько коммуникационных. Приходилось ли кому-либо из вас видеть, чтобы глухонемые разговаривали по телефону? – А мне пришлось. Совсем недавно в вашингтонском автобусе. Сидит глухонемая девушка и по Скайпу, установленному на ее iPhone, разговаривает по телефону. Это не просто новая информационная среда, это новая цивилизационная ступень. То есть, условно говоря, люди, родившиеся до 80-года, с информационной точки зрения, не могут быть учителями поколения, родившихся после 80-го года.

Этот феномен сегодня уже открыто обсуждается, в том числе, и в связи с проблемами образования. Вот, например, что об этом заметил в одном из своих последних эфиров главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, который, во-первых, сам имеет 20-ти летний учительский опыт, а, во-вторых, воспитывает сына именно этого возраста:

«Я уже говорил о том, что профессия учителя – она уже поменялась. Она уже поменялась, потому что наши дети, которые идут на урок, там, в 5-м классе, в 6-м, в 7-м (не знаю сейчас, как в старших классах), они знают гораздо больше... Не так. Гораздо шире многие, шире, чем учитель. Это значит, что вместо того, чтобы просто давать знания, читать лекции, нужно организовывать деятельность совсем по-другому, чем это было 3-5 лет тому назад, когда интернетизация, скажем, школ, еще не прошла».

Возвращаясь к очередному заявлению священника Чаплина, каким образом, хотелось бы спросить, рассчитывает священник на подчинение нынешней молодежи старшим, если этот старший не способен ответить молодому на вопрос почему он должен поступать так, как ему предписывают? Да, православная церковь не признает права на вопрос «почему?», поскольку вера подобных вопросов не предполагает. Только ведь, молодежь в массе своей этого почему-то не знает, и продолжает этот вопрос задавать. Надо заметить, что в странах Запада такого конфликта не наблюдается, поскольку западные христианские церкви по каким-то причинам воздерживаются от дачи советов, касающихся повседневной светской жизни. И вот об этом хотелось бы сказать несколько слов отдельно...

Хотелось бы отметить, сказанное по этому поводу Андреем Кончаловским в его эфире на «Эхо Москвы»:

«...это называется «культура», то есть этический код. Вот, культура китайская там – это этический код дзен, то есть это конфуцианство. Культура российская – это культура православия и так далее. Русские евреи – это иудеи, у них абсолютно другая психология и они исповедуют закон. Очень может быть, что они не иудеи, но они по культуре своей принадлежат к иудейскому закону. Что это значит? Иудеи – это первая нация в мире, племя, которое создало закон, монотеизм. А закон они соблюдают уже много тысяч лет».

Исходя из этого, культуры стран Запада базированы на западно-христианских религиях. А в чем разница между западным христианством (в самом общем смысле этого слова) и православием? А в том, что православие – это ортодоксальное христианство. А можете вы назвать хоть одну страну, культурологической базой которой является ортодоксальная религия, с успешной политико-экономической системой, успешной в современном смысле этого слова? – Ни одной. Нет в мире ни одного успешного государства, чья культура базирована на ортодоксальном исламе. Нет ни одного успешного государства, чья культура базирована на ортодоксальном христианстве (православии). Что же касается ортодоксального иудаизма, то именно те политические партии Израиля, которые представляют в Кнессете интересы ортодоксального иудаизма, и препятствуют этой стране избавиться от теократического компонента в государственном устройстве, а, следовательно, и переходу к полноценной демократии.

Уважение молодых к мнению старших вернется лишь при условии, когда старшие вновь обретут возможность аргументировать молодым состоятельность высказанного ими мнения. Можно ли рассматривать церковь в качестве инструмента, способного вернуть старшим эту возможность? – Конечно же нет. И тем более нет, если эта церковь ортодоксальная. Уважение к мнению старших вернется лишь тогда, когда у нынешних молодых вырастут свои дети, которые уже будут принадлежать к той же цивилизационной ступени развития, что и их родители. Если, конечно, к тому времени не произойдет новая информационная революция, что вполне возможно, поскольку каждая предшествующая информационная революция сокращает сроки наступления очередной...

Copyright©2011 UNIPRESS