UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/oruzhie.htm

Оружие ли тому причиной?..
Илья Трейгер, Вашингтон

После каждого случая массового расстрела в США бурно активизируются публикации и общественные выступления за запрет оборота огнестрельного оружия в среде гражданского населения. В принципе, это вполне естественная реакция со стороны общества, столкнувшегося с очередным случаем массовой гибели гражданских людей и, тем более, если в числе погибших оказываются школьники.

Да, это вполне естественная реакция. Но замечали ли вы некоторую на удивление устойчивую и несколько странную форму этой реакции. Голоса за запрет гражданского оборота оружия раздаются почти исключительно со стороны или демократов или общественных активистов, откровенно поддерживающих Демократическую партию США. Со стороны же людей, симпатизирующих Республиканской партии, таких голосов практически не слышно. А что, среди республиканцев разве нет матерей, или пули озверевшего стрелка выбирают своих жертв исключительно по партийной принадлежности? Странно, не правда ли?

И ещё одна странность есть в этом деле. Производство и торговля оружием является одной из крупнейших и доходнейших отраслей американской экономической системы. И если одна сторона требует от Конгресса принятие закона, запрещающего гражданский оборот оружия, то другая сторона, по идее, должна выступать против, приводя свои доводы против принятия подобного закона, прямо угрожающего прибылям, извлекаемым из этой отрасли. Однако такого не происходит. Демократы и противники оружия требуют его запрета, а торговцы оружием, его производители да и просто потребители из числа любителей оружия будто воды в рот набрали. Как такое может быть? Такое может быть, скорее всего, только в одном случае – если требования принятия закона о запрете оружия никакой реальной опасности для торговцев и производителей этого оружия не представляют. Иными словами, если противоположная сторона имеет основания полагать, что подобный закон принят заведомо никогда не будет не в зависимости от того, требует ли этого какая-то часть населения или нет. Причем, даже в том случае, если этого потребовало бы большинство населения США. И весьма простое и короткое исследование показало, что да, это действительно так. Конгресс США ни при каких обстоятельствах не примет закона о запрете гражданского оборота оружия даже в том случае, если тотально весь Конгресс перепьётся или обкурится. И причин тому две: во-первых, потому что реализовать выполнение такого закона невозможно чисто физически, и, во-вторых, потому что делать это не зачем. На, а теперь давайте разберемся детально...

Итак, почему реализация выполнения подобного закона в США невозможна чисто физически?

По данным официальной статистики, которые каждый легко может проверить по открытым источникам, общее количество стволов, уже находящихся во владении частными лицами в США, оценивается... внимание!!!.. в 250-300 миллионов стволов. То есть, в количестве, соизмеримом с населением этой страны, включая и детей. Конечно же, дети не владеют оружием и не каждый американец его имеет. У кого-то оружия нет, а у кого-то целый арсенал в гараже. И объясняется это не тем, что половина американцев коллекционирует оружие, а тем, что родители, к сожалению, уходят из жизни, и оружие, которым владели они, по наследству переходит к детям и внукам, которые к этому моменту уже успели обзавестись собственным. Так что нет, конечно же, количество стволов у населения не равно количеству вооруженных людей. Количество вооруженных людей в США, согласно все той же официальной статистике, оценивается как 88 вооруженных граждан из 100. Иными словами, количество вооруженных граждан в США оценивается как 88% взрослого населения. И что же означают эти цифры? – А они означают, что количество единиц оружия на руках гражданского населения многократно превышает таковое у всех силовых структур США, включая армию и флот. И количество вооруженных граждан тоже в разы превышает личный состав всех силовых структур страны вместе взятых, включая и вооруженные силы. В принципе, одного этого факта достаточно, чтобы понять невозможность принятия подобного закона. Однако же, пойдем дальше, поскольку дальше все интереснее и интереснее.

Итак, если количество единиц стрелкового оружия на руках у гражданского населения страны соизмеримо с населением этой страны, каковы же масштабы самой отрасли по производству и продаже оружия? – Очевидно, что эти масштабы оцениваются в миллионы рабочих мест. И вот, предположим, что Конгресс принимает закон о запрете продажи оружия гражданам. Это означает, что буквально в одночасье американская экономика теряет миллион-другой рабочих мест. И из какого источника страна будет платить такому количеству безработных пособие по безработице? И сколько уйдет лет на то, чтобы заместить такое количество рабочих мест чем-то другим? Ну да, мало ли бывало в Америке кризисов с миллионами безработных, ничего страшного. Да, это верно. Бывало и справлялись. Но в данном случае есть одна деталь...

В данном случае на улице в одночасье оказываются не просто миллион-другой безработных, но миллио-другой вооруженных безработных. Не каждый американец владеет оружием, но им владеет каждый, кто занят в этой отрасли. Эти ребята вооружены все стопроцентно, и, что самое неприятное, все они умеют великолепно этим оружием пользоваться. Становится еще веселее, не правда ли? Но и это лишь одна сторона проблемы.

Другая сторона этой же проблемы заключается в том, что огромное количество производящих оружие и продающих оружие фирм в одночасье становятся банкротами. А это означает, что все они объявляют о невыплате кредитов. При таких объемах производства и продаж, это какой же убыток понесет финансовая отрасль от невозврата такого объема кредитов? Ну, с уверенностью можно сказать, что целый сектор финансовой отрасли США попросту разориться. Иными словами, все это вместе взятое способно ввести страну в экономический кризис такой силы, чего Америка не знала за всю свою историю. И рухнуть в экономический кризис такой силы при наличии миллионов вооруженных безработных на улицах..., мало никому не покажется! Однако даже все сказанное – это лишь цветочки.

А ягодки мы отведаем, как только зададимся вопросом о том, что же делать с тем оружием, котрое уже имеется на руках у населения, с теми самыми 300 миллионами стволов?

Потребовать от населения сдать все это оружие? – Что ж, можно. Только ведь, согласно все той же официальной статистике, средняя стоимость единицы короткоствольного оружия составляет 100 долларов. А средняя стоимость единицы длинноствольного оружия составляет 1500 долларов. Если мы это умножим на те самые 300 миллионов, то неплохая денюжка получается. А кто платить-то будет? В Австралии в середине 90-х был проведен такой правительственный эксперимент, известный под названием «Программа выкупа оружия». И правительство действительно выкупило у населения 900 тысяч стволов. Но, во-первых, 900 тысяч – это не десятки миллионов, что было бы соизмеримо с численностью населения, которое насчитывает сегодня 24 миллиона человек. Во-вторых, выкуп даже такого сравнительно небольшого количества вынудило власти специально для этой цели повысить налоги. А, в-третьих, в итоге этот эксперимент провалился, поскольку, как показала статистика сегодняшнего дня, к снижению количества убийств с применением огнестрельного оружия в Австралии это не привело. Но здесь речь всего-то о 900 тысяч стволов в стране с 24-х миллионным населением. А в применении к США речь-то пойдет о 300 миллионах стволов в стране с 325-ти миллионным населением. Таких объемов никакое повышение налогов не выдержит.

Значит, не будем выкупать, а будем конфисковывать? – Тоже выход. Только как быть при этом с законодательством о праве собственности? Ну да, можно и похерить это законодательство, если от этого польза обществу. Оружие можно просто конфисковать. Можно, но тогда что-то придется делать и с законодательством, регулирующим право граждан на защиту себя и своей собственности на территории своего жилья. Что, и эту часть законодательства тоже пустим по боку? Можно, но в этом случае страна оказывается, и опять-таки в одночасье, практически без уголовного законодательства в части насильственных преступлений. То есть, кроме экономического кризиса мы получаем еще и полномасштабный кризис государственной системы в целом. И как страна с этим справится? Но даже если предположить, что Конгресс поразит массовое сумасшествие и парламентарии примут подобное, то каким образом чисто технически предполагается организовать сам процесс изъятия этих конфискованных стволов у населения? Издадим указ о том, что каждый должен сам принести свое оружие на сборный пункт, или пошлем наряды спецназа в каждый дом?

Не получится. В России бы такое получилось, причем легко. А в Америке не получится потому, что Америка не Россия. Американцы не бараны, готовые безмолвно принять любой произвол властей, особенно если этот произвол касается отъема прав, на протяжении 200 лет считавшихся неотъемлемыми. Американцы по более мелким поводам бузу устраивают, а по такому уж точно не смолчат. И не будет никакого спецназа. Какой спецназ против 300 миллионов стволов. В результате подобного мероприятия, в лучшем случае те, кто такой закон принял, окажутся на фонарных столбах вокруг Капитолия. А в худшем... – была страна, и не стало страны.

Пойдем еще на одно допущение заведомо невозможного. Допустим, что каким-то образом все же удалось вынудить Конгресс рассмотреть подобный законопроект. Что в Конгресс предъявит та часть общества, которая выступает за запрет оружия, мы примерно представляем. Но есть и другая часть, которая такого запрета не поддерживает. Эта часть общества ведь тоже представит свои аргументы. И каким же может быть такой аргумент? А вот, наглядный пример все из той же официальной статистики:

Сколько погибает в год от массовых расстрелов? – По состоянию, например, на 2017-й год эта цифра составляет 590 жертв убитыми.

А сколько за этот же период отмечено случаев, когда правомерное применение в целях самообороны гражданского оружия сохранило жизнь объектам преступных атак? – Только среди женщин, применивших оружие в США эта цифра составила… внимание!!! – более 200 тысяч! И это только женщины. А если еще и всех мужчин прибавить, то… Ну, и как вы думаете, в пользу кого примут решение американские законодатели, в пользу 590 потерянных жизней или в пользу 200 тысяч спасенных жизней? А, при этом, на стол к законодателю ляжет и еще одна цифра – на 6 случаев массовых расстрелов в школах, на США приходятся только три. А другие три приходятся на страны Европы, где законы о гражданском обороте оружия куда, как строже.

Вот, такие перспективы видятся очевидными, если законопроект о запрете гражданского оборот оружия в США вообще попадет на рассмотрение Парламента, поэтому и не примут его никогда. Максимум, могут ограничить продажу армейского длинноствола, но проблему массовых расстрелов это никоим образом не решает. И самое смешное, что то, ради чего принятия такого закона требует часть общества, т.е. массовые расстрелы, такого закона и не требует. И вот, почему.

Хотя это произошло и много раньше, но даже если считать с момента принятия Второй поправки, свободный оборот гражданского оружия в США вплоть до момента первого массового расстрела имел место в стране в течение 210-ти лет. То есть, к тому моменту, когда в 1999-м году случился первый такой расстрел в колорадской школе Колумбайн, население страны в массовом порядке уже владело оружием в течение 210-ти лет. И никаких подобных трагедий за эти более чем два века в американском обществе не случалось. Уже одно это объективно показывает, что гражданский оборот оружия причиной возникновения этой проблемы не является. Утверждать обратное – это то же самое, что считать причиной ожирения ложку. Вот китайцы едят палочками, и в их среде не встречается такого количества людей с лишним весом, как в США, где едят ложками. Значит, виноваты ложки? Смешно, поскольку виноваты обжоры, а не ложки. А если не оружие, что что же явилось такой причиной?

Причина очевидна – появление нового вида девиантного поведения. В любом сообществе (не только человеческом) есть особи и группы девиантного поведения. В человеческом обществе к таким группам относят спортсменов, ЛГБТ сообщества, криминальные сообщества и пр. Какие-то виды девиантного поведения безразличны для общества, какие-то носят ярко выраженный деструктивный характер. В данном случае мы столкнулись с возникновением нового типа деструктивного девиантного поведения, к счастью, ещё не ставшего фактором, образующим новый тип группы такого поведения, и остается пока на уровне индивидуальных девиаций. Почему это возникло, откуда это взялось, и как с этим бороться – на эти вопросы должны ответить специалисты-девиантологи. И они интенсивно работают на этим вопросом, и проблема в конечном счёте, конечно же, будет решена. Но говорить в этой связи о требовании запрета на гражданский оборот оружия в США, это впустую сотрясать воздух, пустая трата времени…

 

Copyright©2018 UNIPRESS