Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Опять все сначала...
Илья Трейгер

Завершился саммит «большой двадцатки». Решения G20 фактически копируют борьбу США с кризисом: страны – участницы форума будут закачивать в экономику огромные суммы денег. До конца 2010 года на эти цели будет потрачено 5 трлн долларов, МВФ получит еще 1 трлн. Российские предложения оказались одними из самых радикальных, но их обсуждение решили отложить, сообщает 2 апреля газета "Взгляд" в материале Александра Васильева и
Галины Камневой.

Предварительный итог G20 в четверг вечером первым подвел хозяин саммита премьер-министр Великобритании Гордон Браун. На пресс-конференции после окончания форума он попытался уверить всех, что саммит удался.

Браун сообщил, что саммит выработал шесть главных подходов по преодолению кризиса, передает ИТАР-ТАСС

Первый подход касается реформы банковского сектора, где будет введено наблюдение за деятельностью хедж-фондов и финансовыми инвестиционными инструментами, включая деривативы. Для наблюдения за национальными рынками создадут специальную Международную коллегию. Будет опубликован черный список стран и территорий, отказывающихся ввести международные нормы прозрачности.

Во-вторых, достигнута договоренность о проведении работы по стабилизации банков, включая соглашение о том, как вывести из банковской системы «токсичные» активы – потерявшие свою ликвидность ценные бумаги.

В-третьих, будут предприняты усилия по стимулированию роста мировой экономики – именно на это будут потрачены оговоренные суммы.

В-четвертых, лидеры договорились провести реформу международных финансовых и экономических институтов, включая МВФ. Гордон Браун отметил, что пришло время более адекватно отразить в его структуре новые реалии мировой экономики, включая увеличивающийся вес стран с новой экономикой.

И, наконец, отметил Браун, саммит принял решение расширить помощь беднейшим странам, которые сейчас больше других пострадали от кризиса. В этих целях кроме прочего достигнута договоренность продать из запасов МВФ золото на сумму в 50 млрд долларов, передает ИТАР-ТАСС.

Общую сумму в 5 трлн долларов на борьбу с кризисом озвучил на пресс-конференции по итогам саммита президент России Дмитрий Медведев.

«Она включает в себя самые разнообразные национальные программы, в том числе в США, в ЕС, в Китае и в России, – сказал он. – Это совокупная оценка, которая распадается и на поддержку банков, и на поддержку национальных отраслей, то есть реального сектора экономики», – передает ИТАР-ТАСС.

Также будет выделено 250 млрд долларов для развития глобальной торговли и финансовых рынков. Однако о конкретных механизмах такой помощи пока не сообщается.

Решено помочь и Международному валютному фонду (МВФ) – он получит дополнительные ресурсы на общую сумму 750 млрд долларов для оказания помощи странам, переживающим экономические трудности, передает BBC.

На саммите ожидались споры – например, большой скепсис высказывал Китай. Однако сейчас британский премьер подчеркнул, что на переговорах не было раскола. «Вопросы, которые, как думали люди, разделяют нас, совсем нас не разделяли. Было достигнуто существенное согласие о необходимости сделать все необходимое для того, чтобы вернуться к экономическому росту», – передает слова Брауна Sky News.

Судя по всему, противостояния на саммите действительно не было, однако причиной спокойного характера обсуждения стало не единение политиков перед лицом кризиса, а сильная «артподготовка», проведенная администрацией США перед форумом. Например, Барак Обама заявил, что не видит смысла обсуждать реформу валютного рынка и введение новой резервной валюты взамен доллара. Напомним, что именно такое предложение сделала Россия перед саммитом, с которым согласился Китай и глава МВФ Доминик Стросс-Кан.

Саммит показал, что предложения России были самыми радикальными. В своем выступлении на форуме президент Дмитрий Медведев заявил, что Россия считает необходимым в ближайшие после саммита месяцы вернуться к обсуждению вопроса о реформировании международной валютно-финансовой системы, передает «Интерфакс».

По словам российского президента, сегодня крайне важно стимулировать проведение расчетов и формирование цен в нескольких валютах, эмитенты которых отвечают установленным на международном уровне требованиям. Разъясняя позицию России, Медведев отметил, что нестабильность валютных рынков остается чрезмерной. При этом страны, чьи валюты превалируют в расчетах и операциях на финансовом рынке, не несут достаточной ответственности за макроэкономическую политику.

Однако в итоге был принят план в «американском стиле» – огромные суммы будут закачиваться в экономику.

***

Нельзя не согласиться с президентом Франции Николя Саркози, заявившим, что саммит «превзошел то, что мы думали достичь», поскольку подобное единосогласие со стороны столь разных культур и экономик до сей поры прецедента действительно не имело. Что же касается того, что мир фактически принял схему выхода из кризиса, копирующую то, что делает новый американский президент в собственной стране, то иного в принципе ожидать было трудно. Другое дело, даст ли эта схема ожидаемый эффект? Возможно, что и нет, как это отметил российский президент. Но даже если окажется именно так, это вряд ли кем-то будет замечено. Во-первых, по логике вещей, кто раньше в кризис свалился, то раньше и начнет из него выбираться. Поскольку американская экономика оказалась в кризисной ситуации первой, следовательно, она же, скорее всего, станет и тем "паровозом", который первым начнет из кризиса выбираться и потянет за собой всех остальных. Это, объективно обусловлено хотя бы известным простым принципом: "раньше сядешь – раньше выйдешь". А, во-вторых, уже в ходе углубления нынешнего кризиса в других странах оказалось, что именно американские рынки продолжают пользоваться в мире наибольшим доверием. Поэтому сплочение всех пострадавших вокруг все той же Америки вряд ли должно вызывать удивление. Но тот факт, что впервые 20 стран, не взирая на различия в культурных, экономический и политических особенностях, единогласно принимают общую политику действий, остается фактом, что немаловажно само по себе.

Однако не только это обращает на себя внимание в связи с произошедшими событиями, но и та "артподготовка", которую провела администрация США, заслуживает отдельного рассмотрения.

Среди внешнеполитических проблем, оставленных Америке в наследство ушедшей администрацией Джорджа Буша, как мы помним, не последнее место занимают разногласия в отношениях между США и Европой и между США и Россией. "Бомбардировка" президента Обамы по этим двум объектам оказалась весьма и весьма эффективной. Всего-то две фразы пришлось произнести по этому поводу новому главе Белого Дома. Первая о том, что Америка – партнер, а не патрон Европы. Что Америка впредь готова не только слушать Европу, но и учиться у нее. И, вторая, о том, что аниамериканизм в Европе является следствием американского высокомерия. Будто книжку Д. Карнеги прочитал и просто скопировал сформулированное в ней правило – сам признай свою неправоту в полном объеме, и оппонент лишается каких-либо аргументов против тебя. Так и получилось. Сам сформулировал все те претензии, которые Европа имела к США, и Европа тотчас вернулась под общие с Америкой знамена. Даже Германию и Францию больше уже нельзя рассматривать в качестве союзников России в деле понижения международного влияния США. И, как следствие, российские антикризисные предложения, направленные главным образом на снижение американского экономического влияния в мире, никто из 20-ти не стал даже рассматривать. На данном этапе и в данной связи мы явно наблюдаем внешнеполитический проигрыш Путина-Медведева американской стороне. Пожалуй, это первый такой проигрыш с момента прихода В. Путина к власти в России.

В прессе, в том числе и на наших страницах, и раньше высказывалось мнение, что внешнеполитические достижения Российской стороны были не столько выигрышами Путина, сколько проигрышами Буша. Однако не думалось, что до такой степени. Все же, казалось, что за российской стороной какая-то реальная внешнеполитическая сила имелась. Мировой экономический кризис, однако, показал, что это вовсе не так.

Много в российской прессе сейчас шума по поводу того, что в результате встречи Обамы и Медведева, перезагрузка российско-американских отношений, якобы, произошла. А произошла ли? Обама ведь встречался перед саммитом G-20 не только с российским лидером. О чем он говорил с лидерами других стран, и, прежде всего, с китайской стороной? – Обсуждались исключительно вопросы выхода из экономического кризиса. А какие вопросы обсуждал он с российским президентом? – Три вопроса чисто ритуальных и один чисто инструментальный.

Ритуальные вопросы касались договора об СНВ, размещения ПРО в Европе и проблемы ядерной программы Ирана, а инструментальный – вопрос транзита грузов НАТО в Афганистан.

Сейчас у обеих сторон имеется по пять тысяч стратегических ядерных боеприпасов. Ну, договорятся они о сокращении этого количество до четырех или, скажем, до трех тысяч. Изменит это что-либо, станет от этого вероятность термоядерного конфликта между двумя странами меньше или больше? – Нет, конечно же, поэтому от такого договора ровным счетом никому не холодно и не жарко.

Ну, высказал Медведев свои претензии по поводу размещения систем американской ПРО в Чехии и Польше. Ну, ответил ему Обама, что по-прежнему не согласен с российской стороной. Но ведь реально этот вопрос сейчас решается не в США и не в России, а в Чехии. Именно за приверженность этой программе отправлен в отставку премьер-министр Чехии вместе со всем правительством. Фактически именно в Чехии этот проект на сегодняшний день можно считать похороненным, и это уже не имеет отношения даже к позиции американской стороны. Что уж говорить о позиции стороны российской!

Аналогичным образом, выглядит и ситуация по поводу ядерной программы Ирана. Да, формально Обама выразил желание в союзе с Москвой по этому поводу. Однако при этом американской стороне был достаточно хорошо известен тот факт, что российские интересы в Иране прямо противоположны американским интересам в этой же стране, что само по себе уже придает этому заявлению Обамы достаточно ритуальный характер. А теперь еще и высказаны весьма обоснованные сомнения в том, что Россия на самом деле обладает влиянием на иранское руководство, достаточное, чтобы вообще быть союзником США в этом вопросе. Что же до Афганистана, то это вопрос чисто технический – доставка грузов и, ничего более. Ни о вступлении в ВТО, ни об отмене поправки Джексона-Вэника, ни о технологическом сотрудничестве, что для российской экономики является вопросом номер один, Обама даже не заикнулся. Короче говоря, обсуждением ни одного сколько-нибудь практически реального и важного для Кремля вопроса американская сторона Россию не удостоила.

Потерянным выглядит для России и возможное союзничество с Китаем против Америки, на построение которого так много сил было потрачено дипломатией Путина – Китай, хотя и побрюзжал, но в итоге безоговорочно приял американскую сторону на этом саммите. И это тоже в принципе понятно. Большая часть китайской экономики, и, следовательно, рост этой экономики базируется именно на американском рынке товаров, произведенных в поднебесной. Рухнет американский рынок – рухнет и китайский экономический рост. Россия же от американского рынка не зависит. И вовсе не только потому не зависит, что действует поправка Джексона-Вэника, но, в первую очередь, потому, что России до сих пор нечего на этот рынок поставить.

В период восьми лет нефтяного благополучия Россия выглядела экономически процветающим государством, и казалось, что в этой стране появилась, наконец, экономика. Однако стоило этому нефтяному процветанию закончиться, как выяснилось, что падение экономики в России оказалось в разы большим, чем в любой из стран, входящих в G-20. То есть, за восемь лет правления ничего, кроме вертикали власти, режим Путина так и не создал. Главное, он не создал никакой экономики. Настолько никакой экономики, что даже отмена поправки Джексона-Вэника не способна дать России не только экономического роста, но вообще никаких преимуществ. В результате, российскому президенту на этом саммите фактически было предложено – хочешь, присоединяйся к нашей программе, не хочешь, не присоединяйся. А свои предложения с претензией на глобальность высказывай перед зеркалом. И пришлось присоединиться, а предложения оставить на потом, если это "потом" вообще настанет для российской стороны. Таким образом, "Вставание с колен" при президенте Путине оказалось лишь видимостью вставания.

Тяжелая складывается ситуация для России. Либо президенту Медведеву придется стать наконец-то президентом при политике "равноудаленности бывших президентов от действующей власти", и действовать в силу реально складывающихся обстоятельств, либо России вновь предстоит пережить очередной откат. Пока это выглядит именно так. Посмотрим, что будет дальше...

Обратная связь