Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Так, отупели уже...
Илья Трейгер

"Америка тупеет". Под таким заголовком влиятельная газета The Washington Post публикует статью Сьюзен Джейкоби. Она является автором ряда книг, в том числе работы "Век американского антиразума", сообщает 19 февраля NEWru.com.

"Если хотите, обвините меня в снобизме, - пишет Джейкоби, - но мы действительно нация болванов". По ее словам, интеллекту американцев действительно угрожает большая опасность: они рискуют утратить свой заработанный тяжкими усилиями культурный капитал, спасовав перед ядовитой смесью антиинтеллектуализма, антирационализма и невысоких запросов. (Полный текст на сайте InoPressa.ru).

Эту тему ни за что не осмелится затронуть ни один кандидат в президенты, продолжает писательница. О том, что невежество масс усугубляет серьезные проблемы общенационального значения, почти невозможно говорить, избежав ярлыка "элитист". Это один из самых сильных бранных эпитетов, которого может удостоиться всякий претендент на высокую должность.

Напротив, политики постоянно уверяют американцев, что те – "люди простые". Этот снисходительный термин напрасно искать в значимых речах президентов до 1980 года.

Классическая работа на эту тему – книга историка Колумбийского университета Ричарда Хофштадтера "Антиинтеллектуализм в жизни Америки" – вышла в свет в начале 1963 года, в промежуток между антикоммунистическими крестовыми походами эры Маккарти и социальными конвульсиями конца 1960-х. Хофштадтер рассматривал американский антиинтеллектуализм как циклическое по сути своей явление, часто проявляющее себя как оборотная сторона тяги страны к демократизации религии и образования. Но современная разновидность антиинтеллектуализма – скорее потоп, чем циклический прилив. Если бы Хофштадтер успел написать продолжение с учетом современности, то обнаружил бы, что наша эра круглосуточного информационно-развлекательного вещания переросла его самые апокалиптические предсказания о будущем американской культуры.

***

Что ж, ничего нового, надо признать, Сьюзен Джейкоби нам не рассказала. О невежестве, характерном чуть ли не для большинства американского населения американская же пресса сообщает с завидной регулярностью. Однако есть в этой публикации нечто, что заставляет вернуться к обсуждению этого вопроса еще раз. И, прежде всего, речь идет о том, что мадам Джейкоби и другие американские авторитеты в этой области видят в качестве причини происходящего.

Что же разъедает американцам мозги

"Терпимый порог тупости", как выражается Джейкоби, уже несколько десятилетий неуклонно повышается благодаря совокупному воздействию сил, которым пока невозможно противостоять. Среди этих факторов – триумф видеокультуры над культурой печатного слова. Под "видео" подразумеваются также все формы цифровых СМИ. На ту же мельницу воду льет и диспропорция между формальным уровнем образования американцев – он-повышается – и их смутными представлениями об основах географии, естественных наук и истории; а также сращивание антирационализма с антиинтеллектуализмом.

Первым и главным движителем нового антиинтеллектуализма является видео. Сообщениями о непопулярности чтения книг, газет и журналов уже никого не удивишь. Безразличие к печатному слову ярче всего выражено среди молодежи, но оно продолжает шириться, захватывая американцев всех возрастов, вне зависимости от их уровня образованности.

Согласно докладу Национального фонда содействия работникам искусств США, популярность чтения снизилась не только среди малообразованных слоев. В 1982 году 82% людей с высшим образованием читали для удовольствия романы или стихи; спустя два десятилетия таких нашлось всего 67%. Кроме того, более 40% американцев за год не прочли ни одной книги – ни художественной, ни документальной, вообще никакой. С 1984 по 2000 год процент 17-летних, которые ничего не читали (кроме того, что были обязаны по школьной программе), более чем удвоился. Разумеется, этот промежуток времени почти совпадает с бумом персональных компьютеров, веб-серфинга и компьютерных игр.

Технофилы отмахиваются от плачей по печатному слову: "элитисты" якобы не видят леса за деревьями. Популяризатор науки Стивен Джонсон написал книгу "Все вредное полезно: как современная массовая культура в действительности делает нас умнее", где уверяет, что причин для беспокойства нет. Да, конечно, родители могут увидеть, что их "энергичные и активные дети молча, разинув рот, пялятся в экран". Но эти черты, напоминающие о зомби, – "не признак атрофии мозга. Это знак сосредоточенности". Автор сегодняшней статьи называет это "вздором".

Несмотря на агрессивную рекламную кампанию, пропагандирующую просмотр фильмов даже полугодовалыми младенцами, нет доказательств, что сосредоточенный взгляд на экран приносит младенцам и детям младшего дошкольного возраста хоть какую-то пользу, а не вред. В исследовании, опубликованном в августе прошлого года, ученые из Университета Вашингтона пришли к выводу, что дети в возрасте 8-16 месяцев распознают в среднем на 6-8 слов меньше на каждый час просмотра фильмов.

Автор предполагает, что неспособность подолгу сосредотачиваться – в противоположность чтению информации в интернете, маленькими порциями – тесно взаимосвязана с неспособностью аудитории припомнить даже те события, о которых совсем недавно сообщали в новостях. К примеру, неудивительно, что на позднейших этапах кампании праймериз, в отличие от первых, кандидаты в президенты стали меньше говорить о войне в Ираке – причина всего лишь в том, что видеосообщений о насилии в Ираке стало меньше. Кандидаты, как и избиратели, делают упор на последних новостях, которые необязательно являются важнейшими.

Массовый синдром рассеянного внимания, сформировавшийся под воздействием видео, тесно связан со вторым по значимости антиинтеллектуальным фактором в американской культуре – эрозией базовых знаний.

В феврале 1942 года Рузвельт после Перл-Харбора в своем традиционном выступлении по радио, прозванном "беседой у камина", призвал американцев расстелить на столе географическую карту, чтобы лучше уяснить местоположение театра боевых действий. В магазинах по всей стране моментально разошлись запасы карт; около 80% взрослых американцев включили радио, чтобы послушать президента. Перед этим президент сказал своим спичрайтерам, что не сомневается: если американцы уяснят, какое колоссальное расстояние должны преодолеть боеприпасы и провиант, чтобы добраться до армии и флота, "они смогут, не дрогнув, выслушать любые дурные новости".

Это портрет не только принципиально иного президента и президентства, но также иной страны и ее граждан – страны, которая не имела доступа к картам Google, усовершенствованным благодаря данным со спутников, но была гораздо более восприимчивой к учебе и запутанной информации, чем современное общество. По данным опроса, проведенного National Geographic-Roper в 2006 году, почти половина американцев в возрасте 18-24 лет не считают необходимым знать, где расположены иностранные государства, в которых происходят важные события. Более трети находят "совершенно неважным" знание иностранного языка, меж тем как "очень важным" его считают лишь 14%.

Это подводит к третьему и последнему фактору, стоящему за "неотупостью" Америки: речь идет не о невежестве как таковом, но о горделивом упоении этим невежеством. Проблема не только в том, чего мы не знаем (задумайтесь: каждый пятый взрослый американец, по данным National Science Foundation, считает, что Солнце обращается вокруг Земли); вся беда в том, что опасное множество американцев пришло к выводу, что им вообще такие знания ни к чему. Назовем это антирационализмом. Его синдром особенно вреден для наших общественных институтов и дискурса. Незнание иностранного языка или местоположения важной страны – проявление невежества; отрицание ценности таких познаний – антирационализм чистой воды. Ядовитый коктейль из антирационализма и невежества препятствует обсуждению государственной политики США в самых разных областях, от здравоохранения до налогообложения.

От этой эпидемии самонадеянного антирационализма и антиинтеллектуализма не существует быстродействующей панацеи; усилия повысить успеваемость в форме ответов на стандартизованные тесты – а именно, заставить учеников вызубрить конкретные вопросы на конкретные вопросы конкретных тестов – не помогут, говорится в статье. Более того, люди, являющиеся олицетворением этой проблемы, обычно ее абсолютно не осознают. Автор призывает провести серьезную общенациональную дискуссию о том, действительно ли американцы как нация ценят интеллект и рациональное мышление.

***

Итак, в  качестве причинных факторов, способствующих оглуплению нации, Сьюзен Джейкоби видит следующее:

1.         Триумф видеокультуры над культурой печатного слова. Под "видео" подразумеваются также все формы цифровых СМИ.

2.         Диспропорция между формальным уровнем образования американцев – он-повышается – и их смутными представлениями об основах географии, естественных наук и истории.

3.         Горделивое упоение невежеством. Проблема не только в том, чего мы не знаем (задумайтесь: каждый пятый взрослый американец, по данным National Science Foundation, считает, что Солнце обращается вокруг Земли); вся беда в том, что опасное множество американцев пришло к выводу, что им вообще такие знания ни к чему.

 

Все, другие факторы не рассматриваются. Что ж, рассмотрим все по порядку, включая и те, которые в данной статье не рассматриваются.

Что касается "триумфа видеокультуры над культурой печатного слова", то с этим тезисом согласиться не получается. Нет ни триумфа, ни оглупляющего действия со стороны видеокультуры. Есть информация, которую рациональнее воспринимать посредством видеосюжетов, нежели посредством печатного слова. А есть информация, которую видеокультура донести до человека не в состоянии, и, следовательно, печатное слово она (видеокультура) в этом смысле не заменяет. Никто никого не заставляет силой смотреть телевизор, как никто ни у кого не отбирает книгу или бумажную газету. Следовательно, есть желание или нежелание населения получать тот или иной вид информации. Но это уже совершенно другой вопрос, и рассматривать нужно именно его.

Пункт второй – " Диспропорция между формальным уровнем образования американцев – он-повышается – и их смутными представлениями об основах географии, естественных наук и истории" является прямым подтверждением сказанного по пункту первому. Здесь мы опять сталкиваемся с явным нежеланием американского населения получать информацию по определенным направлениям.

И, наконец, пункт третий - Горделивое упоение невежеством и восприятие части информации о мире как ненужной, опять-таки, приводит к тому же выводу – Ничто не мешает американцам получать всю ту информацию, которая характеризует образованного человека. Проблема в том, что американцы быть образованными людьми не хотят. В этом причина оглупления нации. А в чем причина такого "нехотения"?

Апеллирование к частному случаю, вообще говоря, не может считаться достаточным аргументом. Бывают, однако, такие частные случаи, которые отражают общее положение вещей, и к одному такому случаю мы и обратимся. Впрочем, мы приводили этот пример в наших прежних публикациях. Сейчас же лишь вернемся к нему еще раз.

Четыре года назад на наших страницах публиковался ряд материалов, посвященных дискриминации русскоязычных сотрудников и русскоязычных посетителей офиса по снятию отпечатков пальцев в Денвере (штат Колорадо). Вкратце напомним, в чем там было дело. Начальник этого офиса вначале запретил русскоязычным сотрудникам помогать русскоязычным посетителям-иммигрантам на родном языке. За тем последовало запрещение использовать русский язык и в частном общении между этими сотрудниками в рабочее время. За тем последовал запрет пользоваться родным (русским) языком и во внерабочее время, в том числе и у себя дома в общении с членами семьи. В итоге возник конфликт, приведший к судебному разбирательству. В ходе этого разбирательства выяснилось, что дискриминационная ситуация намеренно создавалась вышестоящим руководством. В результате начальник дактилоскопического офиса потерял работу, а те, кто этот конфликт инициировали, были в ходе судебного следствия освобождены от ответственности. Это вкратце. А вот подробности, имеющие непосредственное отношение к предмету нашего сегодняшнего обсуждения:

Дактилоскопический офис в Денвере принадлежит частной корпорации Vinnell и выполняет эту работу по контракту с иммиграционной службой. По административной линии офисом управляет менеджмент Виннелла, укомплектованный из числа отставных полковников американской армии. А надзор со стороны иммиграционной службы осуществлялся иммиграционным чиновником с гражданским юридическим образованием, который постоянно присутствует в помещении офиса. На случай отсутствия постоянного надзирающего чиновника был назначен другой иммиграционный чиновник, который и осуществлял подмену основного во время отсутствия последнего. Этот резервный иммиграционный чиновник был отставным сержантом американской армии, прослужившим в звании сержанта 20 лет. Вот этот-то бывший сержант и инициировал травлю русскоязычных сотрудников и русскоязычных посетителей.

В моменты его пребывания в офисе сержант этот собирал сотрудников и проводил с ними что-то вроде политбесед на тему, что значит быть лояльным американцем. Суть его нравоучительных лекций сводилась к тому, что:

            все, кто говорит на иностранном языке (не по-английски) делают это исключительно для того, чтобы их не понимали американцы с целью обмануть этих американцев.

            все, кто получает образование выше обычной школы, делают это исключительно для того, чтобы быть умнее окружающих американцев и легче обманывать окружающих.

            исходя из этого, иностранец, говорящий не по-английски, да еще и образованный – есть само исчадие ада. И далее делался указующий жест в адрес русскоязычных сотрудников.

            И вот разразился скандал, приведший к судебному разбирательству. На допросе упомянутый сержант сразу же подтвердил, что он действительно говорил именно это. Почему? – Потому, что меня так учили в армии, - был ответ. Вопрос к полковникам. Они подтверждают, что его (сержанта) в армии действительно так учили. Адвокат Виннелла тут же открыто признает, что подобные высказывания неправомерны, однако сержант не может нести за них ответственность, поскольку его так учили. Судья принимает эти объяснения и закрывает дело.

            Да, этот отдельно взятый американский сержант – это всего лишь частный случай. Однако подтверждения полковников и решение судьи говорят о том, что случай не частный, а типичный. Так действительно учат в армии. Их учат ненавидеть каждого, кто владеет иностранным языком и каждого, кто образован выше обычной школы. Да, как признала адвокат, это неправомерно, т.е. незаконно. Иными словами, то, чему учат людей в армии, противоречит американскому законодательству. И, тем не менее, суды это оправдывают. Почему, как вы думаете? – Правильно, потому, что это идеология, которая ставится выше закона. Далеко не каждый солдат или сержант служит 20 лет. Большинство служащих рядового и сержантского состава служит 3 года. То есть, каждые три года подобные идеологические принципы вбиваются в головы каждому новому набору военнослужащих. Это какое же количество "обработанных" получается?.. Иными словами, причина оглупления Америки не в видеокультуре или Интернете, а в планомерно проводимой идеологической политики, направленной на такое оглупление нации.

Вторая сторона этой медали – переход, которые осуществила Америка с фундаментального образования на рыночно-ориентированное.

11 февраля от NEWSru.com прошло такое сообщение со ссылкой на журнал Parade:

ЦРУ не хватает специалистов со знанием иностранных языков, в частности, арабского, китайского и фарси. Об этом заявил директор управления Майкл Хейден.

Шефа ЦРУ попросили рассказать о наиболее серьезных вызовах, с которыми сегодня сталкиваются спецслужбы, осуществляя сбор и оценку развединформации, указывает ИТАР-ТАСС.

"У нас было много успехов, - заметил Хейден. - Однако мы нуждаемся в еще большем количестве людей в ЦРУ, которые бы могли свободно говорить на языках, представляющих важность для национальной безопасности, включая арабский, китайский и фарси". Американским спецслужбам, по его словам, также нужны специалисты по Ближнему Востоку и Южной Азии.

С нашей неамериканской точки зрения подобное заявление директора ЦРУ выглядит полным бредом. Если вам не хватает таких специалистов, то почему вы не обучаете ваших сотрудников тому, в чем нуждается разведка? Получается, что шеф разведывательного ведомства открыто признается в собственном халатном отношении к своим прямым обязанностям. Но так это выглядит только, подчеркнем, с неамериканской точки зрения. А с точки зрения американской подобная причина выглядит объективной, не зависящей ни от руководства ЦРУ, ни от кого другого.

Дело в том, что иностранный язык в объеме, необходимом для разведчика, невозможно выучить как таблицу умножения за установленный короткий срок. За короткий срок язык можно лишь соответствующим образом "отточить", усовершенствовать. И доступно это лишь с теми, кто уже имеет какую-то основу данного языка или языка близкого к требуемому. В России, например, найти таких людей проблемы не составляет, поскольку есть ИнЯз, есть институты и факультеты восточных языков, есть факультеты иностранных языков в педагогических ВУЗах. В Америке таких учебных заведений практически нет. Следовательно, неоткуда в достаточном количестве взять и сотрудников, имеющих базовые знания того или иного иностранного языка. Образование в США стоит дорого. За него надо платить или сразу, или с отсрочкой в форме возврата кредита. А чтобы платить, нужна хорошо оплачиваемая работа. Поэтому американцы обучаются в университетах лишь тому, что в последствии обещает соответствующую работу. Иными словами, американцы учатся лишь тому, что имеет спрос на рынке труда с тем, чтобы, как минимум, иметь возможность за свое образование расплатиться. Специализация в области иностранных языков и культур таким товаром на американском рынке труда не является, поскольку страна набита иммигрантами со всего мира, и при необходимости найти человека со знанием иностранного языка труда не составляет. Но, вот ведь беда, иностранцев нельзя нанимать в ЦРУ – таковы правила найма в эту организацию. И натурализованных граждан туда тоже не берут. Можно нанимать лишь выходцев из других стран, являющихся американцами во втором или третьем поколении. А эти в большинстве своем на языках своих предков уже не говорят. Для них родной язык – английский. Вот и получается, что для ЦРУ наем сотрудников со знанием нужных иностранных языков – это проблема объективная, и, следовательно, неразрешимая.

Вот, как нам видятся основные причины сложившейся негативной тенденции деинтеллектуализации американской нации, а вовсе не успехи того, что называют видеокультурой...

Обратная связь