РУССКИЕ ПАНТЕРЫ: ДВА ГОДА СПУСТЯ

Интервью газете Ирине Вольвовской из газеты «Русский израильтянин»

На короткое время «Русские пантеры» увлекли воображение израильского общества обличением расизма. Особенно больно было слышать о преследовании детей. Крупнейшие израильские газеты Yediot Akhronot, Maariv, Haaretz, Первый и Второй канал израильского ТВ, государственная радиостанция Reshet Bet, армейская Галей Цахал, журналы People-Israel, Рош Эхад, также практически все русскоязычные СМИ, включая НТВ посвятили «Русским мантерам» обширные материалы. Впервые к «русскому вопросу» не связанному с политикой или уголовщиной было обращено такое пристальное внимание. Недоброжелатели «Пантер» подозревали его организаторов в политических амбициях, в ловком пиарном манипулировании, за которым ничего нет. Два года со дня выступления «Русских пантер» показали несостоятельность этой критики.

С самого начала «Русские пантеры» заявляли себя не как общественное движение, а как группа протеста из 12 девочек и ребят, решивших во весь рассказать о своих обидах и проблемах, потребовать обществo к ответу за один из самых позорных пороков – расизм. За спиной ребят стояло некоммерческое товарищество «Ла Мерхав», зарегистрированное в Израиле и в США
.
Несчастьем Израиля является то, что как только наступает относительное затишье, возникают движения общественного протеста и начинается серьезный диалог о том, как мы здесь живем, случается неизбежный военный конфликт, снова переключающий внимание общества на традиционные темы и оживляющий давно мертвые национальные мифы. Движение «Русские пантеры» заявило о себе на исходе относительного затишья после мирных соглашений в Осло. Возмущенные самоубийством 13-летней школьницы Вики Майроновской ребята вышли накануне Песах 2000 г. и их выступление вызвало широчайший резонанс. Но на вопрос «что делать дальше?» мы ответа не дали.

На каникулы Еврейского нового года Рош-а-шана 2000 г. мы планировали большую общественную кампанию по поощрению русскоязычных родителей участвовать в выборах в родительские комитеты в школах. Мы не надеялись на добрую волю израильских школьных начальников. Только создав массированное представительство на всех уровнях, родители могли бы защитить своих детей. Новый закон о родительских комитетах да родителям большие полномочия, которые до сих пор не реализованы. Мы нашли средства, наняли рекламное агентство, подготовили организационную инфраструктуру. Но узнав о намерении Ариэля Шарона отправиться на Храмовую гору, я отменил всю компанию, отозвал рекламу, заплатил неустойку рекламщикам. Я понимал, что теперь заговорят пушки, и робкий голос детского протеста не будет больше услышан.

Когда я впервые столкнулся с девочкой, ставшей жертвой преследований одноклассников-расистов, то она никого не винила, кроме себя. Ей казалось, что она что-то сама не так делает, не так одевается, не так разговаривает. Это было удивительно похоже на комплексы у жертв изнасилований, инцеста или домашнего насилия. Потом появились другие дети и мы с помощью участников группы поддержки Анонимных Булемиков (переедание) создали первую группу поддержки для жертв расизма в школах. С нами работает штатный адвокат и три психолога, помогающие детям и родителям.
За прошедшее время наши усилия были направлены, в основном, на сохранение достигнутого. 5 лет кропотливой работы привели к созданию сети групп поддержки для детей, пострадавших от проявлений расизма, этнической ненависти и насилия в школах. В 2000 г у нас было 3 таких группы, две на иврите и одна по-русски. Мы также организовали группу поддержки для родителей, имевших ребенка, столкнувшегося с этой проблемой. Тогда я писал об этом в «Новостях недели». Философия групп поддержки базируется на 12-шагах и 12-и традициях, разработанной движением Анонимные Алкоголики в 20-х гг ХХ в. Потом оказалось, что с незначительной адаптацией эти принципы помогают при многих обсцессивных состояниях, а не только вызванных химической зависимостью
Согласно принципам движения, группы действуют полностью анонимно. На группе мы не пользуемся фамилиями, запрещается любая регистрация, любые контакты с прессой и публичные выступления от имени группы, а также любая агитация. В начале 2001 года нами было принято решение прекратить контакты с прессой. Исключением явилась мои лекции перед военными и полицейскими педагогами в начале 2001, моя статья в журнале «Кан» в октябре прошлого года, выступление девочек на спутниковом молодежном канале в марте 2002 и участие в выставке в киббуцной школе в Эврон в мае.

Зачем нужна анонимность? Кого нам бояться. От расистов не сбежишь и не спрячешься. Школа будет изо всех сил замалчивать преступление, а расизм в Израиле преступление. Мы убедились, что анонимность – это лучшая защита спокойствия, чувства внутреннего достоинства, гордости за себя, которые дает группа. Все эти вещи приобретаются очень нелегко. Решение проблем, которые даются в группе – очень личные и вынеся их наружу, наши дети могут легко потерять и разбить их. И тогда снова возвращается чувство вины, чувство второсортности, нежелание жить. Впрочем, наши группы всегда готовы к такой ситуации и мы настаиваем на том, что можно всегда начать свой путь 12-и шагов сначала.

На встречах, как правило два раза в неделю, происходит обмен впечатлениями, рассказы о себе, о своих переживаниях. Каждый имеет возможность высказаться или промолчать. Обсуждается какой-нибудь случай, происходит обмен мнениями. Каждый раз выбирается ведущий, следящий за регламентом. Встречу не принято использовать для решения текущих вопросов или для выяснения отношений. Для этого собираются специальные встречи, называемые у нас «совестью группы».
Существует межгрупповая комиссия, занимающаяся координацией деятельности и связями с общественностью. Там встречаются модераторы групп и дети-представители от групп. Комиссия координирует работу по фиксации и документации случаев расизма и этнической ненависти. Если мы когда-нибудь решим опубликовать свидетельства – это будет страшный документ. Имеются жесткие критерии отбора таких историй. Так, принимаются лишь свидетельства очевидцев, а еще лучше от первого лица. Мы не хотим распространять слухи даже в своем кругу. Мы привыкли учить в наших группах говорить правду. Любая ложь мешает реабилитации жертв расизма. Зрелость групп доказывается еще и тем, что документируются также случаи расистского поведения со стороны русскоязычных детей.

Со временем выявились особенности организации таких групп. Их воспитанники все больше и больше брали на себя внутреннее управление, а взрослым модераторам остаются лишь функции внешнего управления и решения экстренных проблем. Сегодня таких групп в Израиле 11. В них состоит порядка 100 подростков. Еще есть три группы для родителей, столкнувшихся с проблемой преследования и насилия на почве расизма.
Большое значение играет система спонсорства. Любой участник группы после определенного испытательного срока может помогать другим вне рамок группы. Член группы может выбрать себе спонсора. В начале встречи по кругу пускается листок, где записаны номер телефона каждого, кто желает его дать. Любой член группы может взять номер телефона или e-mail и приглашается звонить, когда ему надо. Такая «телефонная связь», а также компьютерное общение связывает наших ребят, не позволяет им оставаться наедине со своей бедой.
Кроме того проводятся группы психологического треннинга. Об одном таком опыте писал во «Времени» Гарри Резниковский (текст здесь, смотрите внизу в разделе «????????? ???????» <http://subscribe.ru/archive/people.israel/200006/24035605.html>
Мы делаем все, чтобы участники групп могли обходиться без нас. Старшие ребята уже оставили группы. Кто-то сейчас служит в армии, кто-то пошел в университет, кто-то оказался за границей. Мы не держим их, все равно они останутся нашими друзьями.

У нас в группы в порядке исключения были приняты несколько нерусскоязычных детей, страдавших от насилия в школах. Для них были нужны группы поддержки и кроме наших не нашлось ничего. За их прием высказались сами участники групп. Кстати, лишь две группы проводятся по-русски, а остальные на иврите. Наши дети – израильтяне, хотя быть самим собой, хотят, чтобы общество принимало их такими, как они есть, с их музыкой, их культурой, их идентификацией. Пора привыкнуть, что «русские» - тоже израильтяне, как и восточные, верующие или даже арабы.
Мы разуверились в способности израильской образовательной системы защитить наших детей. Прочем не только от расистских выходок. Школьная система тяжело больна и не соответствует нуждам нового тысячелетия. Она даже не способна научить многих детей читать-писать. Меньше половины школьников способны сделать аттестат в то время, когда современный мир без степени бакалавра не оставляет шансов на успех в жизни. Даже от насилия на школьном дворе наших детей не могут защитить.

Не особо высокого мнения мы и о религиозной системе образования. К сожалению, она тоже не свободна от расизма. Некоторые родители переводили своих детей в религиозные школы, как в государственные, так и в йешивы. Но и там их детей настигала ненависть. Половина детей, выступивших в рамках «Русские пантеры» учились религиозно-государственных школах. Именно там произошел безобразный случай с учителем математики (кстати русскоязычным) пытавшимся не допустить детей, накануне рассказавших в газете «Маарив» о своей правде, к занятиям. Тогда в течение часа в школу прибыла группа телевидения, а газета «Маарив» подала запрос министру образования. Струсивший учитель спрятался.
Система образования в Израиле вся заражена расизмом. Однажды я сопровождал одного высокопоставленного чиновника от просвещения в поездке по Югу. На пороге одной из школ сидело несколько кавказских подростков и громко разговаривали по-русски. Зайдя в учительскую, начальник громко заявил «Вот тут уже одного зарезали за то, что болтал по-русски». Расист намекал на смерть солдата Яна Шапшовича, зарезанном за то, что говорил с друзьями по-русски. В комнате было несколько учителей, директор школы, педагогический советник Все рассмеялись, а на мои протесты насмешливо спросили «У тебя что, жена русская?».

Впрочем, израильский расизм не стесняются вывозить на экспорт. В Калифорнии летом проводился набор американских еврейских детей в какой-то сионистский лагерь в Израиле. Всех детей приняли без вопросов, а вот когда очередь дошла до двух мальчиков, родившихся в бывшем СССР, лицо молодежного инструктора изменилось. Он отвел их в сторону и сказал, что пошлет документы для согласования. То ли документы потерялись, то ли мальчиков сочли некошерными, но их в Израиль не взяли. Мать одного из мальчиков – человек очень состоятельный и активный в своей еврейской общине сказал мне «Знаешь, я только сейчас поняла, что чувствовал мой папа в Белоруссии в 1941 г. Их детдомовский директор пришел в класс в сопровождении какого-то местного начальника и велел всем евреям выйти вперед…». Мы посоветовали ей делать то, что хорошо для мальчика. Женщина имела огромные возможности поднять шум, но не сделала этого. Зато ее сын в этом учебном году учится не в еврейской школе, а в какой-то престижной школе в Англии. Второй мальчик тоже больше не пойдет в сионистские молодежные организации. Но это в Америке, где есть выбор. У нас в Израиле выбора нет.

Не помогает реабилитации наших детей и создающаяся сейчас русская система образования. Она хороша для детей, стремящихся оставаться русскими. Но для израильтянина, а наши дети – типичные израильтяне – жесткая система требований, соревновательность, ориентация на производство отличников и чемпионов, система любимчиков и фаворитов, свойственная российским элитным школам – все это нашим детям не подходит психологически. Не удивительно, что в таких школах очень высокий отсев. Русская педагогика может похвастаться огромными успехами в деле обучения предметов – математики, музыки, литературы, в подготовке к олимпиадам. Но русская школа не учит детей жить в реальном мире, не стимулирует процесса социализации, являющимся столь важным позитивным элементом израильской школьной системы.
В Израиле существует огромный дефицит качественного и доступного досуга для русскоязычных подростков. Молодежные движения, игравшие в прошлом значительную роль в воспитании израильтян находятся в глубочайшем кризисе, да и не очень охотно туда русских принимают. В скаутах, в «Ашомер-ацаир», в «Бней Акива», в других движениях не найти детей-выходцев из России. Детям некуда пойти «красиво» посидеть или потанцевать. Зато в русскую политику или в молодежные шайки дорога всегда открыта.
Кто ищет насилия – к нам не придет. Уличные шайки охотно включат в свою иерархию любого мальчика или девочку, пусть и на положении раба или подстилки, даря им за это чувство общественной принадлежности. Не хочу говорить о русской политике, где цинично обман детей, работавших во время избирательных кампаний ничего кроме отвращения вызвать не может.
Мы знаем о проблеме насилия и расизма среди выходцев из СССР, об антисемитских выходках, насилии и дедовщине среди русскоязычных подростков. Мы осуждаем любое насилие. Бывает, что у страдающего ребенка находится некий «боевой» родитель, который вместо помощи начинает поучать, что, мол «я в твои годы морду бил». Одному такому папаше пришлось адвоката оплатить, когда пошел бить школьного киоскера, назвавшего дочку «русской б…» Мы же представляем альтернативу насилию.

Уже в течение двух лет мы вывозили небольшие группы наших детей в США для отдыха в семьях активистов борьбы против расизма. В июле прошлого года в Америке побывало 23 человека. Они провели месяц в семьях на Лонг-Айленде и в Чикаго. Нам предлагали сделать из этих поездок PR-show, заработать политический капитал. При наших связях с прессой не отказались бы прийти не только израильские СМИ, но и CNN, и BBC. Отказались сами дети, поскольку такая шумиха нарушила бы их анонимность. И еще. Наши дети переживали за репутацию Израиля. Мы никогда не спрашиваем наших детей об их политических взглядах. Но однажды ведущий популярной молодежной передачи «Клафим птухим» (Открыть карты) спросил их во время передачи, стоит ли отдавать территории. Оказалось, что все участники передачи – школьницы из Негева, рокеры из Хайфы и богемные ребята из Тель-Авива – все высказались за то, чтобы ничего не отдавать.
Летом над удалось послать небольшую группу подростков на семинар в Италию. Их визит совпал с демонстрациями антиглобалистов в Генуе и наши ребята с большим энтузиазмом приняли участие в этом шоу. Они шумели, кричали, бросали бутылки и делали все, чего в Израиле не позволили бы себе. Огромным разочарованием была для них встреча с российскими антиглобалистами. Им оказались неприемлемы не только антисемиты-дугинцы, но и узко-сектантские взгляд русских новых левых. Один симпатичный еврейский мальчик из троцкистской российской группы смутил ребят тем, что долго пытался убедить их «не повторять ошибок Троцкого и, придя к власти, поубивать всех тоталитаристов» (!?). Наши ребята завязали огромное количество контактов с молодыми людьми из Германии, Англии, Ирландии, Нью-Йорка, Калифорнии, Сиэтла. Многие контакты мы сейчас развиваем.

Нам удалось найти возможность послать небольшую делегацию на Конференцию ООН против расизма и ненависти в Дурбан (Южная Африка). Поехали руководитель нашего представительства в Америке адв. Шарон Казмински и Эйб Ньютон. Рекомендую хорошую статью "?????? ? ????-??????? ????" <http://www.arc.org/C_Lines/CLArchive/story4_3_01.html> (англ), которую сделала МэкэниТимба-Никсон о нас (англ.). Я сам понял из статьи, что нам нечего стесняться в международной деятельности. Поездка была хорошо подготовлена. Мы не участвовали в заседаниях или в демонстрациях, а за неделю провели 64 деловых встречи, давшие очень много для дальнейшей деятельности нашей организации.

Наше движение с самого начала привлекло внимание исследователей. После первых выступлений «Русских пантер» д-р Нэво Ор из Негевского Педагогического колледжа им. Кей поручил студенту Альберту Шварцману сделать курсовую работу о «Русских пантерах». Мы по достоинству оценили пользу научных исследований для нашей деятельности. Академические связи открывают самые неожиданные возможности для помощи нашим детям. Мы стараемся помочь развитию академического изучения расизма в Израиле.
Чем можем, мы помогаем исследователям проблемы. Недавно мы переслали материалы Илане Лентин из Университета Болонья в Италии, делающей докторат об этнических взаимоотношениях в Израиле. Мы помогли организовать в Израиле интервью с десятками пострадавших детей для швейцарского исследователя д-ра Питера Михэльса. Буквально вчера я послал материал в Негевский университет им Бен-Гуриона в Беэр-Шеву заведующей Департамента образовательных наук профессор Тамар Горвиц. Она проводит огромную работу по изучению насилия между новыми репатриантами и старожилами. Там есть несколько удивительных студентов. Книга проф. Горвиц «Дети перестройки» посвящена структурной неспособности израильской образовательной системы заниматься детьми из СНГ. Я очень много понял из бесед с ней.

«Ла-Мерхав» получила возможность предоставлять ежегодную стипендию за исследования проявлений расизма и этнической ненависти в школьной среде с привлечением израильского материала. Стипендия названа именем покончившей самоубийством беэршевской девочки Вики Майроновской, погибшей из за расистских преследований одноклассников. В позапрошлом году стипендию получила канадка Меланья Вукович из Мичиганского университета. Стипендию за прошлый год мы вручим в апреле Ванессе ДиСильва из Университета Сент-Джон (Нью-Йорк). На будущий год получено несколько заявок и мы надеемся, что сможем выделить дополнительную стипендию специально для израильского исследователя.
У нас есть четкие критерии сотрудничества с другими организациями. Мы не русская организация и даже не русскоязычная. Поэтому мы отказываемся от сотрудничества с организациями, создавшими «русские отделы» и пытавшиеся нас туда определить. Например, при всем нашем уважении к Новому израильскому фонду или его подрядчику ШАТИЛ, делающим большую работу, мы отказались от их услуг, поскольку нас направили в «русский отдел». Мы пользуемся материалами Израильского совета защиты детей и направляем к ним детей, нуждающихся в защите. Вместе с тем мы последовательно не выступаем там, как организация. Большую работу по организации групп поддержки проводит Израильский совет по организации взаимопомощи.

Нам удается помогать нашим детям, используя обширные связи и поддержку и симпатию, которым пользуется наше дело. У нас есть много друзей, бескорыстно помогающих нам – в системе образования, в полиции, в управленческих структурах, в NGO организациях, в системе муниципального управления. Три года действует наш ?????? <file:///C:/Documents%20and%20Settings/misha/My%20Documents/My%20Webs/panthers/New%20Folder/contacts_between_young_eng.htm> помощи молодым лидерам из русскоязычной общины.

Сегодня в Израиле существует несколько аналогичных проектов, но все они направлены на воспитание кадров для той или иной политической партии. Мы же помогаем развиваем международные связи, налаживаем контакты с американскими коллегами. Нам помогли в Госдепартаменте и в некоторых некоммерческих организациях. В частности некоторые наш лидерский проект привлек интерес «Фонда Форда». Это большой успех, поскольку раньше эта организация отказывалась заниматься темами, связанными с Израилем. Нас познакомили с опытом поддержки организаций, занимающихся китайской эмиграцией на Запад США.

Мы рассматриваем наших молодых лидеров, как своеобразную группу поддержки. Ведь большинство из них прошло грязную школу русско-израильской политики, познакомились с худшими чертами израильской бюрократии. Большинство не знает английского, терзается различными комплексами, не знает и не понимает полезности общественной деятельности, не владеет простейшими техниками NGO, не умеют находить финансирование, часто не может работать с госаппаратом. И самое главное – они не имеют связей и не умеют их налаживать. С начала деятельности проекта мы усвоили полученные уроки, закрыли нашу группу для прессы, отказались от политических связей. Мы также временно прекратили интенсивный поиск партнеров в американских еврейских организациях. Впрочем, некоторые свои мысли об американском еврействе я изложил в ?????? "????? ????????????? ???????" <http://ispr.org/archiv/dorf.html>

И еще, наиболее часто задаваемые вопросы.

Изменилось ли отношение властей?

Нет. Израильский истеблишмент относится к нам неизменно враждебно. Мы не вписываемся в схему сегрегации, действующую в сознании израильских властей. Зато появилось много друзей и сторонников в самых разных местах. Вот например мы подали жалобу на педагогического начальника, допустившего расистские высказывания но не получили ответа ни от бывшего министра просвещения Йоси Сарида и его ген. директора Шуламит Амихай, ни от нынешнего министра Лимор Ливнат. Так или иначе, но у нас нет другой страны и другой власти и мы должны заставить его выполнить свои обязанности и защитить наших детей. Не хочу повторять, что израильская школа малоэффективна в этих вопросах. Я бы хотел, чтобы в каждой школе был особый советник, Не надо, чтобы он назывался по борьбе с расизмом. Пускай называется советник по воспитанию демократии. Главное, чтобы у него были полномочия. Я не заблуждаюсь. Такая структура будет работать плохо. Но это – нормально плохо и общество может ее контролировать. К сожалению наша израильская школа каждый год меняет ориентацию! То провозглашает «год демократии», то начинают развивать национальные ценности. В результате ничего не удается, а еще преподавание предметов становится все хуже.
В случае расистских выходок мы требуем применения статьи 144 о расизме <http://panthers.narod.ru/russian_codex.htm> . Полиция принимает наши жалобы, но как правило полицейские офицеры отказываются фиксировать в протоколах любые упоминания расизма. И даже, когда наши активисты с помощью прессы и юристов добивались своего, нам не известно не одного случая, чтобы прокуратура (Юридический советник правительства) поддержал этот пункт. Да и до суда это не доходит. Нам неизвестно, чтобы в к суду привлекли учителя или администратора не смогшего защитить ребенка, переданного ему в попечение. Хотя речь идет об уголовном преступлении «недонесении» со стороны учителей и директора школы, описанном в ст. 368 Уголовного кодекса Израиля

Почему именно в Беэр- Шеве мы видим такое сильное проявления этнического конфликта?

Не только в Беэр-Шеве. Там мы впервые заговорили об этом в полный голос. Но наши группы сегодня по всему Израилю. Беэр-Шева – это зеркало, в котором отразился кризис израильского общества. Б-Ш город-банкрот. Муниципальный долг достиг миллиарда шекелей (250М$) и это стало национальной проблемой, поскольку городу, чтобы собрать эти деньги надо достигнуть 300.000 населения, а пока город покидает молодежь, не остаются здесь студенты, не открываются новые рабочие места. Уровень образования падает, инвестиций в городе нет, социальные проблемы увеличиваются. Все это сопровождается глубочайшим кризисом лидерства. Причина та же – демографическая. Б-Ш все же большой город с университетом, больницей, хорошим театром… Здесь пока невозможно воцарения коррумпированных политиков из этнических кварталов - “шхунот”, как например в Йерухаме, Нецере, Офакиме или, скажем, в Мазкерет Батья. Вместе с тем, для политика национального масштаба Беэр-Шева мала и неинтересна. Беэршевцы разуверились в политиках, которые оказались мелкими, коррумпированными (а коррупция в Б-Ш значительно превышает принятые в Израиле нормы). Здесь сильны позиции фундаменталистов, причем даже не прагматиков из ШАС, а более мрачные последователи раввина-колдуна Якова Абу-Хациры. Беэршевцы поверили, что полицейский офицер-кадровик Яков Тернер вкупе с бывшим русскоязычным-страховщиком Моше Боруховым и мелким партийным политиканом Андреем Узаном, родственником министра финансов смогут вытянуть город. На выборах, чтобы победить, нынешний мэр Тернер широко раздувал этническую вражду. Я работал его советником и ушел подальше от агитации, предпочитая заниматься организационными вопросами. Как-то Авигдор Либерман бросил Щаранскому «Выборы пройдут, а ненависть останется»» Это-то и произошло в Беэр-Шеве. Кресла мэра оплачиваются страданиями наших детей при полном игнорировании мэрией наших проблем.

В чем, по Вашему мнению, истоки расизма?

Бог его знает. Бороться надо с проявлениями расизма, а разбираться в его сути…
Я думаю – расизм явление естественное, психотическое состояние иррационального страха перед чужим. Хотя определение чужого можно как угодно отодвигать, а страх остается. Психологи считают, что расизм имеет глубокую сексуальную и садистскую подоплеку. Во многом расизм сродни педофилии, кровосмешению и другим очень стыдным вещам. Нельзя запретить человеку расистские чувства, страх и неприятие чужого для него. Но можно добиться, чтобы проявления этого инстинкта стали неприемлемыми. Мы поддерживаем связи с французским философом Альбером Мемми. ????? ? ??????????? ??? ?????? <http://web.archive.org/web/20010411054942/http://www.ir.spb.ru/alber36.htm>, если интересно. Мемми алжирский еврей, живет во Франции и является сегодня ведущим специалистом по расизму. В 1999 г. он получал титул Почетного доктора в Беэршевском университете и встретился с нашими детьми. Книга Мемми «Расизм» была переведена на иврит в 1998 и стала бестселлером в Израиле. Она есть в любой библиотеке. Основной тезис Мемми, что расизм является обязательным компонентом колониализма, а колониалист - захватчик-поселенец по терминологии Мемми, неизбежно ведет себя как расист. Книги «Расизм», «Портрет еврея», «Портрет колонизатора», «Портрет угнетенного» написаны на материале войны в Алжире, но получили универсальное значение. Израильское общество постепенно изживает свой первый период колонизации, когда не стеснялись говорить об ИБУД ШМАМА (колонизация целины), когда поселения назывались колониями (мошав – мошава). До сих пор многие израильтяне не чувствуют себя на своей земле дома и ведут себя как колонизаторы, то в Израиле будет процветать расизм. Причем не только по отношению к русским, верующим, восточным, поселенцам, арабам или киббуцникам. Израильтянин ведет себя как колонизатор по отношению к природе своей страны, умудрившись заразить все без исключения речки в стране, не оставив почти ни одного уголка живой природы. Пероблема дефицита питьевой воды страшней любой арабской военной угрозы. Израильтянин агрессивен дома, в школе, в бизнесе и на работе. Чего стоит только поведение израильтянина за рулем. Наше правительство под прикрытием неких национальных интересов ведет себя часто как колонизатор по отношению к простым гражданам. По мнению моего друга, профессора права из Нью-йоркского Сити-Колледжа израильская фискальная практика и налоговое законодательство очень напоминают действия колониальной администрации. Но если человек, общество или государство хочет сегодня считаться культурным, то оно должно изгнать проявления расизма, сделать их стыдными, неприличными и неприемлемыми.

22 Сентября 2002