UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/par.htm

 

И снова один лишь пар…
Илья Трейгер

На официальном сайте ФАС России опубликовано сообщение Клерк.Ру о готовящемся законопроекте по налогообложению блоггеров, сообщает 21 февраля «Частный Корреспондент».

В свете последних разъяснений, сделанных инициатором законопроекта депутатом Сергеем Железняком, становится ясно, что законопроект чреват подлинной революцией в блогосфере. Потому что речь в нём вообще не идёт о налогообложении каких бы то ни было доходов. Налогом совершенно сознательно предлагается обложить вовсе не деньги, полученные блоггером от кого бы то ни было, а любое упоминание бренда в блогосфере.

Депутат Железняк предлагает законодательно приравнять к рекламе дае то, что является констатацией личного мнения. Затем он хочет высосать из детородного пальца некую оценку "дохода", который бы сам он на месте блоггера получил бы за скрытую рекламу, и вменить блоггеру налог в 13% от этой с потолка взятой суммы за каждый положительный отзыв. При этом вопрос виновности в извлечении дохода, согласно законопроекту, будет поручено решать... компьютерной программе, бюджет на создание которой в последнее время осваивается на базе ФНС.

***

Юридическая суть данного законопроекта очевидна со слов самого Сергея Железняка, процитированных на сайте Федеральной антимонопольной службы:

«Факты "черного пиара" доказать будет сложнее, признал Железняк: в случае негативного упоминания у автора будет больше шансов доказать, что это личное мнение, а не проплаченный пост».

Иными словами, законопроект рассчитан на то, что во всех случаях, подпадающих под действие настоящего закона, автор текста должен будет доказывать свою невиновность, т.е. законопроект предполагает отмену принципа презумпции невиновности во всех случаях применения этого закона.

И действительно, уклонение от уплаты налогов, в соответствии с российским законодательством, является преступлением. Но факт такого преступления не может быть доказан без обнаружения тех доходов, которые облагаются налогом. Во всех же случаях, когда даже проплаченная реклама носит скрытый характер, а оплата за нее производится на основе личной договоренности в устной форме, доказать наличие облагаемого налогом дохода невозможно. Понятно, что подобный закон не может быть выполнимым при сохранении принципа презумпции невиновности.

С другой стороны, единственным фактором доказательства отсутствия преступления является наличие алиби, когда можно доказать присутствие обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте, удаленном от места преступления. Во всех остальных случаях отсутствие преступления принципиально недоказуемо. По поводу блогеров, якобы осуществляющих скрытую рекламу тех или иных брэндов, фактор алиби неприменим, поскольку неустановимы ни место, ни время совершения преступления (место и время сговора с потенциальным рекламодателем, место и время получения денег за выполненную работу). Следовательно, законопроект сознательно ориентирован на то, чтобы по этому закону можно было признать виновным кого угодно, не опасаясь того, что обвиняемому удастся доказать свою невиновность. Кстати, это же относится и к случаям «черного пиара», поскольку отсутствие сговора с потенциальным заказчиком антирекламы доказать так же невозможно, как и сговор с обычным рекламодателем.

Таким образом, правоохранительная система получает возможность предъявить обвинение и заведомо признать виновным любого интернет-пользователя, коих миллионы. Так для чего же это делается, если массовые многомиллионные репрессии в стране неосуществимы хотя бы потому, что сегодня в России нет такого количества фанатически преданных вождю силовиков, как это было в сталинское время?

Как представляется, все намного проще. Что такое бренд? «Форд» - это бренд. «Сони» - это тоже бренд. А Кремль это бренд? – и Кремль бренд, и Путин бренд, и даже Железняк – это тоже бренд. Трудно себе представить, что кого-то захотят серьезно наказать за похвалу в адрес Путина, Кремля или Железняка, не так ли? А как насчет таких брендов, как Навальный, Собчак или, скажем, «Эхо Москвы»? Вот это, вероятнее всего, и есть суть происходящего…

Самая серьезная административная проблема нынешнего российского политического режима – это неспособность поставить под контроль власти информационное пространство интернета. Именно сетевая платформа является основным источником поддержки протестных настроений в стране. И основу этого информационного поля составляют как раз свободные блогеры. Но не все миллионы блогеров, а несколько сотен или, пусть даже, нескольких тысяч, представляющих собой ключевые узлы протестного информационного пространства. Достаточно уничтожить только эти ключевые информационные точки, и все российское протестное информационное поле будет уничтожено, если ключевые узлы будут правильно выбраны.

Если рассматривать вопрос с чисто теоретической точки зрения, то эту придумку российской власти можно было бы назвать даже гениальной. Однако практически, как мы знаем, любая теоретическая идея легко разбивается о детали, а детали здесь…

Чтобы уничтожить неугодного блогера, достаточно обложить его налогом в сумме, которую он не в состоянии оплатить. Собственно, это есть так же и единственный способ его уничтожить как информационную единицу. Но способ защиты от таких угроз широко известен с первых дней создания интернета – уход в анонимный режим работы. Именно на этот момент ориентирована другая законодательная инициатива все того же Сергея Железняка, которую 18 февраля публикует сайт Ferra.ru:

Вице-спикер Госдумы Сергей Железняк сообщил журналистам о ведущейся в данный момент подготовке законопроекта, который снизит уровень анонимности в Интернете.

По словам Сергея Железняка, анонимность не должна мешать наказанию виновного в преступлении. По задумке авторов законопроекта, законы для обычной оффлайновой жизни должны распространяться и на онлайн-деятельность. Депутаты предлагают, чтобы в случае правонарушения провайдер либо предоставлял информацию о конечном пользователе, нарушившем закон, либо сам нес ответственность, в случае если конечный пользователь известен, а провайдер не выдает его.

***

Что ж, логично. Однако практически это может коснуться лишь российских провайдеров, находящихся внутри территории России. Любой же интернет-пользователь может, не выезжая за пределы территории России, легко разместить свой блог на зарубежных сетевых платформах, находящихся вне пределов российской юрисдикции, и в этом случае российская правоохранительная система полностью лишена возможности идентифицировать интернет-пользователя, пожелавшего сохранить свою анонимность в сети. И этот способ тоже известен с момента появления массового интернета в России. И против этого у российской власти тоже есть средство, но тоже чисто теоретическое – полностью отключить выход в иностранный интернет для жителей России. Однако практически этот вариант многократно изучался во властных структурах и был отвергнут по причине слишком уж серьезной экономической зависимости России от внешнего мира. Поэтому, даже если все с этим законопроектом и его последующим применением пойдет по наилучшему для власти сценарию, на моменте ухода пользователей в анонимный режим на иностранных платформах, его эффективность закончится.

Однако, не лишне заметить, что по наилучшему сценарию этот проект не пойдет, и, опять-таки, по причине деталей…

Кто такие, эти самые провайдеры, о которых ведет речь Сергей Железняк? – Это российские интернет-гиганты, чрезвычайно прибыльные, через которые проходят колоссальные денежные потоки. И, следовательно, на их деятельности зарабатываются хорошие деньги, в том числе и людьми во власти вплоть до ближайшего окружения президента. Если данный законопроект будет принят в той форме, в которой он существует сегодня, это немедленно приведет к массовому уходу российских пользователей с российской интернет-платформы. А это, в свою очередь, путь к разорению целой отрасли экономики, что неизбежно нанесет прямой финансовый ущерб многим, стоящим у власти. Вполне понятно, что никоим образом действующая власть подобного результата допустить не захочет. А, если так, то законопроект либо вообще не будет принят, либо будет принят с такими поправками, который начисто выхолостят из него ту форму правопримения, которая могла бы реально обеспечить запланированный эффект. Иными словами, единственная реальная перспектива, которая просматривается относительно будущего этого законопроекта – это очередной декоративный закон, способный, разве что, служить очередным поводом для зубоскальства интернет-ёрников…

 

 

Copyright©2013 UNIPRESS