UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/po_cledam.htm

По следам демонстрации 12 ноября
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

Никто еще не показал, как перевести результаты многотысячных протестов последнего времени в политические достижения. Израиль ни в чем не исключение. Какие политические достижения «палаток Ротшильда»? Чего добились бурные выступления «эфиопов»? Что изменили шумные демонстрации харедим?

Один иммигрант попал в Нью-Йорк. Кое-как устроился, нашел какую-то работу. Ассимилировался немного. Даже обед свой, как и большинство американцев, стал не из дому приносить, а посещать местную бутербродную. Стал осматриваться, что другие не обед себе берут, а народ брал в основном бублики или бутерброды с пастромой с ржаным хлебом. Он это дело уловил и тоже стал заказывать эти  бутерброды постоянно.

И вот однажды увидел он, как рядом с ним компания с аппетитом уплетает гамбургеры  и тоже решил заказать себе. Он не знал, как это называется и просто ткнул пальцем в витрину. Продавщица достала гамбургер, положила его в булочку и спросила: «Вам как? С кетчупом или с горчицей?» Иммигрант не понял, и переспросил «что-что»? «Вам как? С кетчупом или с горчицей?» Для Нью-Йорка — это классика.  С чем есть гамбургер и хотдог, с кетчупом или горчицей? Надо было что-то отвечать, и тогда иммигрант отчаянно выкрикнул: «Бутерброд с пастромой!»

Эта история замечательно передает наши реакции на вызовы незнакомого и меняющегося мира. В том числе — мира практической политики, которая кажется всем знакомой, хотя на самом деле большинство из нас знают о ней только по газетам.

Собравшая 150 человек русская демонстрация протеста, по нашим меркам, была огромным успехом. Конечно, советская власть или Либерман со Щаранским собирали больше. Организованная на партийные или спонсорские деньги демонстрация, с подогнанными под хостели автобусами и обещанием угощения с концертом, способна собрать больше народу. Я и сам как-то заполнил Синематеку «русим» со всей страны в рамках кампании в поддержку закона Эхуда Барака «Один народ, одна мобилизация».

«Эфиопы» вывели на улицы куда больше народу, в основном молодежи. Надо только заметить, что, в своё время, различные организации и государство влили куда больше больше бюджетов и грантов в расходе «на душу» каждого «эфиопа», чем на русскую общину. Огромные средства были выделены на «воспитание молодых лидеров», на «общинное развитие» и т.д. Уж очень много здоровой и активной молодежи выходцев из эфиопской общины оказалось свободной в рабочее время, чтобы перекрыть главное шоссе страны или захватить центральную площадь Тель-Авива.

Русская молодежь в это время работают, порой на нескольких работах, чтобы свести концы с концами. Многие наши пожилые соотечественники в Израиле не могут позволить себе выйти на пенсию, чтобы не оказаться на улице и не  умереть с голоду. Нет у нас и сидящих в йешивах и колелях молодых людей, готовых по первой смске выехать на своих «школьных» автобусах на демонстрацию против «осквернения еврейских могил», например.

Так, что, по нашим меркам, демонстрация 12 ноября на площади Габима была огромным успехом. Денег в нее, очевидно, было вложено совсем немного. Не было обширных и профессиональных  рекламой пиар кампании. Пришли и помогали политики, СМИ и политтехнологи. Каковы бы не были их намерения, надо им сказать спасибо.

Мы не страна советов, а страна евреев

Русскоязычные издания пишут, что 150 демонстрантов – это провал. Однако опыт последний пяти-шести лет (Уолл Стрит, Шдерот Ротшильд, в Испании, Греции, Арабская весна и др.) показал, что не так уж трудно организовать массовый протест вокруг популярных лозунгов. И вместе с тем, никто из них еще не показал, как перевести результаты многотысячных протестов последнего времени в политические достижения. Израиль ни в чем не исключение. Какие политические достижения «палаток Ротшильда»? Чего добились бурные выступления «эфиопов»? Что изменили шумные демонстрации харедим?

Я следил за оживленной дискуссией в социальных сетях, и воздерживался давать советы организаторам протеста. Однако, если бы меня спросили, я бы посоветовал собрать эти 150 человек не на улице, а в помещении, вроде конференции или съезда. По сути, демонстрация и была не массовой демонстрацией протеста, а съездом реальных активистов русскоязычной общины. И они представляют многие десятки тысяч своих земляков, попавших в беду в результате неспособности старых и новых израильских элит решить их проблемы.

Но это был бы плохой совет. Получилось даже лучше, чем я себе мог представить. Давайте же считать демонстрацию съездом. И то, что он произошел на улице, а не в конференц-зале, продвигаемый различными интересантами, это не недостаток, а преимущество, одно из составляющих успеха.

На демонстрацию пришли не массы, а индивидуумы

После демонстрации, СМИ, русскоязычная и не русскоязычная публика, да и сами активисты задаются вопросом «что делать?». И решения, порой, предлагаются шаблонные, как у того иммигранта в начале статьи: создавать партию или не создавать партию,  создавать  партию или движение, самим становится политиками или показывать политикам свою силу.

По моему мнению, партия не нужна, а надо активно участвовать в работе местных филиалов уже существующих партий. Партию выбрать по вкусу – левым – левые, правым – правые. Только не в «секторальных» партиях, вроде «Наш Дом Израиль».  Это партии одного человека, где нет партийной демократии, и «низы» ничего не решают. Идти надо в партии, где есть праймериз: организовываться, ходить на собрания и голосовать.

В 1970-80 такая тактика очень помогла выходцам из стран Востока пробиться в израильскую политику. Подобным образом в Ликуде и Аводе действовали выходцы из Грузии. Они добивались и своего депутата, и продвижения своих интересов и своих людей.

Голосование «за своих» на местном уровне может иметь значение, хотя понятно, что среди «своих» появятся оппортунисты, демагоги и даже мошенники.  Местные политические боссы больше зависимы от голосов на местах, чем набранные по различным квотам и блатам русскоязычные депутаты Кнессета. Среди русскоязычных депутатов могут быть хорошие люди, но они зависят не от русскоязычного избирателя, а от партийных комиссий и нанятых политтехнологов, уверенных, что политтехнологией можно полностью заменить реальную политику.

Множество русскоязычных избирателей живут не в «Большом Тель-Авиве», а на периферии, где политика делается на местах и от нее зависят различнные центры силы в партиях.

Наверняка, есть множество других идей и планов. На демонстрацию пришли не массы, а индивидуумы. Каждый из нас имеет свои идеи и интуитивно знает, что он хочет делать. Ничего не надо отвергать с порога, а помогать друг другу, и поддерживать всё, что дает результат. И по результатам определять, что будет работать, а что нет.

Социально-экономическая ситуация в Израиле ухудшается, элиты становятся все более жадными, алчные корпорации готовы на всё для максимизации доходов за счет благосостояния и социальной безопасности граждан, а политический класс все больше обслуживает интересы корпораций, а не граждан. Уверенность в завтрашнем дне становится все слабей, а это значит, что действовать надо сегодня. И демонстрация 12 ноября (надо бы подобрать ей эффектное имя) – это нужный шаг в правильном направлении.

 

Copyright©2015 UNIPRESS