UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/pofigizm.htm

 

В Израиле победил пофигизм
Михаэль ДОРФМАН

Впервые опубликовано на сайте «Новый Смысл»

Подведены окончательные результаты выборов в Кнессет Израиля, прошедших 22 января. Блок действующего премьера Биньямина Нетаньяху (Натаниягу), сформированный на основе партий «Ликуд» и «Наш дом Израиль», получает 31 мандат из 120-ти. На втором месте с 20-ю мандатами неожиданно финиширует светская партия среднего класса «Еш Атид», на третьем с 17-ю местами — старейшая в Израиле партия — левая «Авода», сообщает «РИА Новости».

Итоги выборов комментирует наш обозреватель и аналитик Михаэль ДОРФМАН.

«Израиль сказал чётко и уверено, чего он хочет: Израиль ничего не хочет, лишь бы оставили его в покое», — написал израильский публицист, когда стали известны результаты парламентских выборов 2013 года в Израиле. С этим, вероятно, согласятся левые и правые, консерваторы и либералы. Если назвать автора цитаты, то большинство израильтян отшатнётся от мониторов. Это Гидеон Леви, хорошо известный своим умением заглянуть в простенькое, но сильно запутанное израильское коллективное психо, да ещё хорошо сформулировать, что он там видит. Мало кто любит такое.

Гидеон Леви, с одной стороны, упрекает публику в пофигизме, в настойчивом стремлении убежать от насущных проблем и жить так, словно длительная оккупация Палестины не разъедает тела израильского общества, и зарыть голову в песок и не видеть, как американизированный неолиберализм пожирает всё доброе и хорошее, что есть в Израиле – с другой.

«Мы теряем ещё четыре года, и мы пристрастились к отчаянию и пассивности — сказал после выборов писатель Давид Гроссман. — Мы не готовы даже к просчитанному риску, чтобы сделать то, что мы должны делать». Повсеместно царит иллюзия, что можно вечно продолжать оккупацию и фактический апартеид в Палестине. Очевидно, что большинство в Израиле верит в чудеса, будто арабы магическим образом куда-то денутся. Здесь любят цитировать первого главу  правительства Еврейского государства Давида Бен-Гуриона, мол, быть реалистом в Израиле – это верить в чудеса. Отсюда и пофигизм, и желание отложить насущные проблемы «на потом». Глядишь, что-нибудь  получится, а то и мессия явится. И речь не идёт о зелотствующих и мессианствующих иудейских экстремистах, а людях, во всём другом вполне рациональных.

Гидеон Леви видит пофигизм в огромном успехе совсем новенькой, с иголочки, партии «Еш Атид» («Есть будущее») во главе с известным телевизионным ведущим Яиром Лапидом. Партия эта позиционирует себя в центре. Она предложила красивую программу, где каждый может найти что-то для себя. Их политтехнологи озвучили все правильные вещи, которые выяснили в фокусных группах. Партия продолжает традицию политтехнологических проектов-однодневок, эксплуатирующих хроническое недовольство израильтян своей политической элитой. Такие проекты неизменно возглавляют отставные военные или медиа-знаменитости.

В прошлые каденции Кнессета возглавил подобный проект «Шинуй» («Изменение») отец Яира Лапида (тоже известный телеведущий). Под центристкими и антиклерикальными лозунгами они набрали большое число голосов, их представители получили важные министерские посты, но не сумели превратить электоральный успех в конкретные дела по выполнению своих обещаний. «Шинуй» быстро растерял своих избирателей. Сын за отца не отвечает, да и дело не в конкретных людях. В разобщённом по многим осям Израиле, очевидно, есть много центристов, но очень мало места для центризма.

«Эти выборы были отмечены “белизной”. Это была и моя критика руководства протеста бульвара Ротшильда летом 2011 года, — написал в ночь после выборов политолог Лев Гринберг. — Преобладание “белых”, отсутствие представительства от периферии и желание сохранить власть среднего класса, то есть светских ашкеназим. Их представители вошли в Кнессет. Однако другие — нет. Я не верю, что “другие” спокойно уйдут домой. Насколько мне известно, они ещё вернутся на улицы, и в какой-то момент переведут всё на язык политического протеста. Там будет более широкий выбор». Гринберг считает результаты выборов следствием ошеломляющего успеха, но и неудачи палаточного протеста в Израиле (который он связывает не столько с протестами индигнантов в Европе, сколько с Арабской весной). Протест, по сути, захлебнулся из-за того, что был лишь протестом «белых» израильтян и не сумел затронуть широких слоёв на периферии общества – русских иммигрантов - русим, арабских евреев — мизрахим, ультрарелигиозных — харедим, израильских арабов, эфиопов и палестинцев с оккупированных территорий.

Палаточный протест не добился у власти существенных уступок в сторону социальной справедливости, что вовсе не означает конца борьбы. Далеко не каждый протест заканчивается революцией. Однако сегодняшние протесты – это и есть политическая повестка завтрашнего дня.

Ещё молодым иммигрантом из Аргентины Лев Гринберг начинал в израильских «Чёрных пантерах», а затем посвятил свою жизнь изучению протеста на периферийных группах израильского общества – мизрахим и русим. Результаты выборов подтверждают и его оценку причин того, почему закончилась «русская революция» в Израиле? Мой материал с таким названием о его книге «Воображаемый мир, дискурс войны» в своё время наделал много шуму в среде русскоязычных.

Авторство фразы «русская революция закончилась», принадлежит израильской журналистке Лили Галили. Она написала статью с таким названием ещё после выборов 2002 года. Однако лишь сейчас, в 2013-м, окончательно пропала иллюзия, что  русскоязычные имеют какое-то политическое представительство в Израиле и тем более, что их голос хоть как-то учитывают при принятии решений. На самом деле, не только среди русскоязычных царит иллюзия, что количество «своих» как-то определяет их статус в обществе. Арабы подсчитывают процент арабов, религиозные – депутатов в ермолках, феминистки – женщин,  ЛГБТ – своих.

Из 12-ти депутатов от «русской» партии «Наш дом – Израиль» лишь четверо понимают по-русски. Там остался русский акцент её лидера Авигдора Либермана – сильного человека израильской политики. Сильного потому, что делал только то, что служило расширению и укреплению его личной власти, авторитета и влияния. После 15-летнего полицейского расследования, Либерман, очевидно, сядет на скамью подсудимых. Для сохранения власти он решительно «слил» не только отслуживших русскоязычных помощников, но и ненужную ему больше русскость.

Неожиданно для всех, Либерман убрал со сцены только наговорившую много расистских и гомофобских глупостей депутата (и тоже бывшую телеведущую) Анастасию Михаэли, которую прежде защищал. Убрал и своего ближайшего помощника, министра туризма Стаса Мисежникова. Общее мнение таково, что Мисежникова убрали за то, что за многочисленными кутежами в кабаках он стал пропускать важные встречи, но дело не в этом. В израильской политике принято «кидать» старых соратников, когда лидер переходит на новый этап карьеры.

Либерман в прошлом возглавлял канцелярию Биньямина Нетаньяху. Затем подал в отставку и создал свою партию. Зимой 1999-го, когда НДИ только создавалась, я встретил Либермана на какой-то свадьбе. На мой вопрос, зачем ему нужна партия, он коротко ответил, что в «Ликуде» он не может рассчитывать на пост министра. Теперь, если прокуратура не сумеет доказать его вину, Либерман может рассчитывать на любой пост, а некоторые уже видят его главой правительства Израиля. Теперь пошёл единым списком с «Ликудом» – партией нынешнего (и вероятно будущего) главы правительства Израиля Биньямина Нетаньяху. «Ликуд» потерял голоса, однако теперь Нетаньяху во всём зависит от голосов людей Либермана.

Объединённый список «Ликуд»-НДИ потерял голоса русскоязычного электората, недовольного неолиберальной экономической политикой правительства Нетаньяху — Либермана. От них отвернулись и многие правые, купившиеся на риторику правого политика, и в прошлом тоже начальника канцелярии Нетаньяху Нафтали Бенета. Бенет и его партия «Еврейский дом» отрицают всякую возможность решения израильско-палестинского конфликта по принципу «два государства для двух народов». Хотя не исключена возможность, что и центристский «Есть будущее» и правый «Еврейский дом» — всего лишь политтехнологические проекты, призванные обеспечить власть Нетаньяху. Ему легче иметь дело с дисциплинированными внешними фракциями, чем с коррумпированным и трудно контролируемым ЦК своей партии, где продают и покупают голоса и делают другие неприглядные вещи.

Палаточный протест в 2011 года стал первым в истории Израиля пост-оккупационным движением. Активисты движения за социальную справедливость не желали считаться с тем, что оккупация Палестины активно используется для отвлечения внимания от массовой приватизации общественного достояния в руки приближенных к власти элит. Однако избиратель не поддержал партии, которые активно пытались построить свою агитацию на пост-оккупационной повестке. Потеряла мандаты право-лейбористская партия «Авода», хотя её возглавила динамичная и прогрессивная команда. Провалились попытки политтехнологов «Аводы» завоевать избирателя тем, что решения палестинской проблемы якобы не существует.

Не прошла электорального барьера и удивительно творческая и динамичная арабско-еврейская партия «Да’ам», которая тоже строила свою работу на пост-оккупационной основе. Об этой партии стоит поговорить отдельно, и её история вряд ли закончится вместе с выборами, что часто бывает в израильской политике. Активист «Да’ам» Виталий Заунтер сказал: «Низкий поклон ещё раз “Да’ам” именно за их гражданскую позицию. “Да, Накба. Ужас, да. Но всё, проехали, у нас тут каждый день Накба”. Меня они купили этим пунктом, ну то есть полностью. Поменяйте Накба на Катастрофа — ни один израильский политик да ни в жисть не выговорит, язык скорее откусит. Причём не только парламентский политик, что просто-таки поразительно…»

Накба – это национальная катастрофа палестинского народа, в одночасье лишившегося своей страны. Это как раз та пост-оккупационная повестка дня будущего Израиля: можно ли совместить еврейское и демократическое, как жить между собой, причём не только евреям и арабам, но пёстрым еврейским группам, составляющим сегодня израильскую нацию.

Много сейчас комментариев по поводу достижений левых сил. Однако в Израиле никогда не было настоящей социалистической левой, а модные в 1920-1960 годах социалистические идеи и лозунги здесь всегда служили для сионистских национальных целей. Лишь недавно израильская левая постепенно стала приобретать классовый и социальный характер. А по большей части, левизна-правизна определяются по отношению к израильскому колонизационному проекту в оккупированной Палестине. Те, что против – левые, те, что за – правые. До последнего времени, все приветствовали свободный рынок. Ещё более условна левизна арабских партий. Из-за дискриминации в Израиле арабов не принимают и не продвигают повсюду в государственном и государственно-олигархическом секторах. Израильских арабов можно встретить в либеральных отраслях, например, в масс-медия и университетах. Но в частном бизнесе у арабов больше шансов.

Так что даже в бывшей просоветской компартии «Хадаш» (Демократический фронт за мир и равенство), чуть не завоевавшей муниципальную власть в Тель-Авиве, левизна в основном сводится к культурному либерализму и отрицательному отношению к оккупации Палестины. Несионистские арабские и арабско-еврейские партии в Кнессете более или менее сохранили свои 10% мест. Очевидно, что они и дальше будут пребывать в положении парий. Арабские партии в Израиле традиционно не берут в правительственные коалиции, хотя какие-то вещи им удаётся получать в обмен на свою поддержку.

Самая левая сионистская партия «Мерец» удвоила число мандатов. Теперь у них шесть депутатов. Лишь в последнее время, с приходом молодого поколения лидеров, там начали осознавать важность борьбы за социальную справедливость. Вики Идзинская, выдвинувшаяся во время палаточного протеста, объяснила свою поддержку «Мерец»:

«Половина моей семьи — бесправные внештатные работники, от посредника. Вот-вот они должны выйти на пенсию после 20-ти лет тяжёлой работы здесь и ещё 20-ти лет в Советском Союзе. Они будут на грани бедности. «Мерец» находится на первом месте в борьбе за снижение использования работников через посредников.

Многие мои друзья чувствуют унижение. Им не дают вступить в брак в Израиле только потому, что их отец еврей, а мать – нееврейка. «Мерец» – единственная партия, которая добивается установления гражданских браков, так как верит в это… Если мы не будем добиваться мирного договора по принципу «две страны для двух народов», то получим здесь государство апартеида или многонациональное государство. Как репатриантка, я не могу отказаться от Закона о возвращении и от государства Израиль как еврейского государства. «Мерец» является единственной партией, которая постоянно поддерживает и продвигает идею двух государств для двух народов. И я хочу здесь экономику с человеческим лицом, гражданские браки, укрепление прав меньшинств, и чтобы здесь было еврейское государство и через тридцать лет».

У нас дома учили, что быть евреем – это прежде всего быть а-мэнч, человеком. Однако сегодня еврейское всё больше отдаётся в руки религиозного истеблишмента, становится в Израиле синонимом религиозного мракобесия, используется всевозможными расистами, экстремистами и фундаменталистами. Правый деятель Моше Фейглин даже объявил кампанию «еврей (т. е. правые) против израильтян». Многие левые готовы отказаться от еврейства в пользу «государства для всех граждан». Хотя Израиль вовсе не исключение среди своих соседей – арабских и исламских республик, где религия тоже не отделена от государства, а гегемония национализма закреплена в конституции.

Так получается, что для развлечения публики политические обозреватели и политтехнологи придумывают хитроумные и замечательные сценарии. Однако в реальной политике неизменно случается самое банальное. Искусство политического прогнозирования заключается в том, чтобы понять какой из вариантов — самый банальный. Проигравшие партии увольняют своих американских политтехнологов. Электорат игнорировал больные вопросы социальной несправедливости, олигархия и дальше будет рулить израильской политикой под прикрытием фальшивой право-левой парадигмы. До следующих выборов. Ведь электорат – тоже народ, только единоразовый.

 

Copyright©2012 UNIPRESS