UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/pohititely.htm

 

Похитители и распространители научной информации
Михаэль ДОРФМАН

Впервые опубликовано на сайте «Новый Смысл»


Как интернет помогает бороться с демонами капиталистической алчности. И как в хищном мире ещё существуют островки, где помнят, что главное — служить людям, как это делал Аарон Шварц.

Мироеды

Предположим, вы издаёте журнал. Вы не платите авторам. Не платите рецензентам. Почти не платите редакторам, которые отбирают материалы для публикации. Вы даже не платите за бумагу и типографию, поскольку издание электронное. Тем более, не платите за интеллектуальные права. Сколько же должна стоить подписка на такой журнал?  В свободно-рыночной системе ценностей это абсурдный вопрос. Цена давно уже не связана со стоимостью, а определяется тем, сколько можно содрать. Хорошо ещё, когда авторов не заставляют платить за публикацию своих материалов, как в некоторых российских научных журналах.

Базирующейся в Голландии мультинациональной издательской корпорации “Elsevier” как-то удалось завладеть большинством научных журналов, рефератов и публикаций в сфере медицины, стоматологии, ухода за больными, ветеринарии и сопутствующими изданиями, от «Журнала аллергии и клинической иммунологии» до «Европейского журнала сосудистой и эндоваскулярной хирургии». Клиенты издательства “Elsevier” – это  исследовательские институты, университеты, научные библиотеки и больницы во всём мире.

Я спросил, сколько стоит подписка на журналы от “Elsevier” у нескольких знакомых библиотекарей в нью-йоркских университетах, где я беру в свободное время курсы. Оказалось, это секрет. Более того, библиотекари дали подписку о неразглашении. В случае нарушения их ожидают нешуточные денежные штрафы.  И всё же, если спросить умеючи, то можно получить ответ. Особенно, если тебе отвечают по-еврейски, вопросом на вопрос.

– А сколько тебе стоит новый автомобиль?

– Ну… начиная с двадцати грантов ($ 20.000).

– Да. За цену годовой подписки на научный журнал ты мог бы купить себе этот автомобиль.

– Одной подписки?

– А сколько ты думал?

Если умножить эту сумму на сотни названий электронных журналов, доступных в университетской библиотеке, то получатся миллионы долларов. Однако даже за эти миллионы библиотека не владеет журналами, которые она покупает. “Elsevier” накладывает на библиотеки строжайшие ограничения на то, как ими можно пользоваться. Запрещено, например, одолживать журнал коллегам из другой библиотеки. Библиотекам запрещено допускать к этим журналам всех, кто не работает в данном университете. Если из-за бюджетных сокращений библиотека прекращает подписку, то теряет доступ к тем выпускам, за которые уже заплатила.

В течение многих лет библиотекари жалуются университетскому начальству, что издатели журналов подвергают опасности саму суть научных исследований. Особенно, когда речь идёт о медицине, где ограничение информации убивает буквально.

Даже в нашем свободно-рыночном мире, где всё общественное приватизируется, а всё приватное коммерциализируется, странно и чуждо вдруг сталкиваться с наглым и откровенным вымогательством там, где свобода распространения информации связана со спасением человеческой жизни. Трудно найти место, где об “Elsevier” готовы сказать доброе слово. Общее мнение, что это – мироеды, безбожно дерущие шкуру.

- Мы платим им слишком много, — сказала мне Д. из научной библиотеки всемирно известного университетского госпиталя в Стони Брук. — Слишком много времени занимает, чтобы материал дошёл от автора к читателю. Пока можно перекладывать всю стоимость на студентов, а университетскому начальству, в общем-то, наплевать. У начальства есть более важные дела.

Как и повсюду в современном капитализме, корпорации прибирают к рукам всю отрасль и ликвидируют конкуренцию. Всего три коммерческих издателя контролируют практически все научные публикации в англоязычном мире. Многонациональное  Elsevier” – крупнейший из них. Оно публикует 2651 научных журналов. У него очень прибыльный бизнес. “Elsevier” приносит своим хозяевам 36 процентов чистой прибыли. Это выше, чем в крупнейшей в мире корпорации Руперта Мердока – News Corp., выше, чем в “Viacom”, даже выше, чем “Google”. Эта прибыль извлекается из труда тысяч учёных, которым вообще ничего не платят.

Учёным надо публиковать свои результаты. Вот они и отдают статьи, а живут с зарплаты в своих университетах и институтах. Издатели рассылают статьи другим учёным для рецензирования. Те тоже делают это добровольно. Научные редакторы, которые отбирают материалы для публикации – тоже, в большинстве своём, добровольцы, получающие зарплату по месту основной работы. Система сложилась ещё в те времена, когда научные журналы, да и вся университетская наука, были некоммерческими. Сейчас коммерциализация – везде, и денежки за чужой добровольный труд кладут в карманы издатели, да ещё их юристы, тщательно следящие за «правами на интеллектуальную собственность» и изобретающие новые схемы, как бы затруднить поступление информации к людям.

Сейчас, похоже, что интернет помогает подписчикам разрушить некогда несокрушимую силу издательства “Elsevier”, дать отпор вымогателям. В начале 2012 года  группа учёных решила организовать бойкот издательства. Британский математик Тимоти Гауэрс поднялся на борьбу с засильем издателей. 21 января 2012 года он поклялся у себя в блоге, что никогда больше не отдаст свои материалы в журналы “Elsevier”. Гауэрс также отказался быть рецензентом. Он обратился к коллегам из других вузов с призывом присоединиться к его бойкоту. Он также предложил создать сайт, который мог бы служить онлайн-манифестом и мобилизовать народ.

В математическом мире обратили внимание на манифест, потому что Гауэрс является одной из восходящих звёзд современной математики. Его кафедра в Кембридже снискала международную репутацию, и сам Гауэрс является лауреатом высшей награды в сфере математики — медали Филдса. Когда я написал ему, то, честно, не ожидал ответа. Однако он ответил.

- Глядя на доходы “Elsevier” (а фирма котируется на бирже и публикует свои отчёты), очевидно, что они делают деньги на горбу учёных, которым они ничего не платят…. Интернет позволяет нам обойтись без них и делать всё куда дешевле.  

Академическая весна

На другом конце планеты, в Силиконовой долине в Калифорнии, призыв Гауэрса подхватил молодой программист и математик Тейлор Нейлон. Он на скорую руку создал сайт «Цена знания». Уже в первые сутки люди стали подписывать петицию. За месяц подписалось более 6 тысяч учёных, а когда создавался этот материал – на сайте уже было 12.942 участника, не желающих отдавать свой труд мироедам, и их число растёт. На платформе «Википедии» была создана “PolyMath”, позволяющая публиковать и редактировать научную информацию. Проект добровольцев получил поддержку из неожиданного источника. Оказалось, что все исследования, получающие гранты из федерального бюджета США, должны публиковаться бесплатно. Раньше отдавали в “Elsevier” за бесплатно. Теперь исследования публикуются в открытом доступе.

Тейлор Нейлон написал мне, что рад, если публикация о них появится по-русски. Он заинтересован рассказать о свободной инициативе учёных как можно большему кругу людей. К проекту присоединилось бы куда больше учёных, но их останавливает желание публиковаться в престижных журналах. И тут ничего не поделаешь. Мироеды скупили на корню многие известные и престижные журналы. А ведь для того, чтобы получить профессорский пост, исследовательский грант, продвижение, рекомендуется публиковаться именно в этих журналах. Хотя, как и во многих старых и раскрученных брендах, попавших в руки корпораций, — кроме культового имени, там ничего не осталось.

Другой проект, занятый исправлением ситуации, сложившейся в издательстве научных материалов – SРARK – Коалиция научных и исследовательских ресурсов – тоже работает для создания новых путей коммуникации между учёными и угрожает монополии “Elsevier” и других мироедов.

Elsevier” пошёл в контратаку. Их представители заявляют, что участники бойкота искажают факты, что за последнее десятилетие цены как раз упали, что они «вкладывают много денег в обеспечение качества научных публикаций… заботятся о поддержке наличия публикаций в цифровом формате и в нескольких копиях». Лоббисты “Elsevier” усиленно давят на конгрессменов с целью отменить обязательное требование бесплатно публиковать материалы для получателей федеральных грантов в здравоохранении.

В большом бизнесе давно перестали заботиться о клиентах, конкурировать за потребителя, обеспечивать качество. Куда легче и дешевле конкурировать за внимание политиков, которые, в свою очередь, жадно смотрят на Большой бизнес – главного спонсора их избирательных кампаний.

Надо сказать, что “Elsevier” испытывает давление со стороны Индии и Китая, где научные исследования бурно развиваются. И там не желают считаться со странными схемами «защиты интеллектуальной собственности», выработанными западными политиками под диктовку лоббистов, заинтересованных лишь в максимализации доходов корпораций, которые их наняли.

Но учёные не хотят отказываться от авторских прав в пользу мироедов-корпораций. Учёные не хотят, чтобы доступ к их трудам был платным. Он говорит, что цель бойкота на данный момент – поднять университеты, библиотекарей и исследователей на восстание против засилья коммерческих фирм, владеющих научными журналами. Интернет даёт для этого необходимые средства. Британский журнал “New Scientist” (который принадлежит тем же хозяевам, что и “Elsevier”) назвал новое движение «Академической весной».

100 капель опиума

Если “Elsevier” – крупнейшая издательская корпорация, то “The New England Journal of Medicine” (“NEJM”), несомненно, является старейшим выходящим сегодня медицинским научным журналом. В этом году журнал празднует свой 200-летний юбилей. В отличие от “Elsevier”, “NEJM” позволяет свободный доступ ко всем материалам исследований, проведённых на общественные деньги, уже через шесть месяцев после публикации. Сервер распознаёт пользователей из 100 беднейших стран мира (согласно рейтингу ООН). Для них – доступ бесплатный ко всем материалам, к которым есть доступ у платных подписчиков из богатых стран.

Д-р Джерфи Дрезен, главный редактор журнала, рассказал в одном радиоинтервью, что всё, имеющее непосредственное влияние на здоровье населения — статьи о гриппе H1N1, об эпидемии атипичной пневмонии, они публиковали в свободном доступе с первого же дня.

Журнал начал выходить во время наполеоновских войн. Его тогда развозили подписчикам на лошадях. Архив журнала показывает, насколько изменилась медицина с тех пор. Когда журнал начал выходить, никто ещё не имел понятия о микробах, и врачи верили, что болезни распространяются вредными миазмами воздуха (лишь в 1860 году Луи Пастер доказал, что болезни вызывают микробы). Не применяли ампутацию. В своё время журнал с энтузиазмом проталкивал идею кровопускания – процедуры, оказавшейся весьма вредной для здоровья. Журнал ошибался вместе с современной ему медициной. Там долго пропагандировали, что гомосексуализм – это болезнь, прославляли расовую теорию и нацистскую евгенику. Журнал   сопротивлялся приёму женщин в медицинские институты. Однако там всегда следовали строгим законам научной публицистики, проверяли результаты, требовали плацебо для контроля, и если ошибались, не стеснялись об этом говорить.

Положительного в истории журнала куда больше – там первыми обобщили опыт лечения туберкулёза, там впервые сообщалось о применении рентгена в медицине, об эффектах лечения антибиотиками. “NEJM” впервые опубликовал удачные результаты лечения детской лейкемии, удаления опухоли при раке молочной железы, первое определение иммунного дефицита ВИЧ-СПИД и ещё сотни научных открытий.

На вопрос о достижениях д-р Дрейзен отвечает:

- На самом деле, журнал не имеет достижений. Мы лишь публикуем их. Однако, если вы спросите врачей, что они считают наиболее правдивым источником медицинской информации, они назовут “The New England Journal of Medicine”.

- Среди старых рецеп тов есть один 1832 года, средство от холеры – 100 капель настойки опия смешивается со 100 каплями настойки мяты и добавляется в бокал коньяка. А если взять достаточно конька и опиума, то можно обойтись без мяты, — смеётся д-р Дрейзин.

P.S. Когда эта статья уже была написана, мировые СМИ сообщили о самоубийстве 26-летнего хакера Аарона Шварца. В июне 2011 года суд Массачусетса предъявил Шварцу обвинение во взломе платного архива Массачусетского технологического института и краже миллионов размещенных в нём научных статей, которые благородный хакер выложил в свободном доступе. Согласно американскому законодательству, Шварцу грозило многолетнее тюремное заключение и штраф до миллиона долларов. В знак протеста против действий прокуратуры и в память о погибшем Аароне в Интернете началась масштабная кампания. Учёные со всего мира публикуют в “Facebook” и “Twitter” ссылки на файлы с защищёнными авторским правом научными документами, а JSTOR объявил, что в ближайшее время в свободном доступе будут выложены более 4,5 млн файлов. Шварц считается инициатором широкого общественного движения, выступающего за отмену копирайта и свободное распространение в Интернете любого контента. «Мы должны проводить в последний путь этого отважного и одаренного человека под звуки “Реквиема” Моцарта», — написал в “Twitter” другой борец за свободное распространение контента Карл Маламуд.

Согласно официальному обвинению, Шварц похитил материалы, размещённые в он-лайн-сервисе JSTOR, предлагавшем платный доступ к публикациям из научных журналов. По мнению прокурора, хакер планировал выложить их в одной из бесплатных файлообменных сетей. В итоге Шварцу было предъявлено обвинение по 13 пунктам, в числе которых нарушение правил сайта, намерение разместить защищённые материалы в свободной пиринговой сети, компьютерное мошенничество и незаконное скачивание контента с защищённого компьютера. JSTOR не стал подавать иск против Шварца. При этом многие эксперты в области права отметили, что этот онлайн-сервис предоставлял свободный гостевой доступ работникам некоторых научных учреждений, и Шварц, как штатный сотрудник Центра этики им. Сафры Гарвардского университета, имел на него право.

Обамовские назначенцы-прокуроры затравили его и довели до самоубийства. Вообще, пообещав открытость, администрация Барака Обамы поставила рекорд по привлечению к суду информаторов и интернет-активистов по «Акту о шпионаже». Они инкриминировали статьи этого закона чаще и больше, чем все американские президенты со времён Второй мировой войны, вместе взятые. Зато обамовский министр юстиции Эрик Холдер строго следит, чтобы ни один банки из числа виновников мирового финансово кризиса не попал под суд. И это неудивительно. Обама взял Холдера из вашингтонской юридической фирмы, где клиенты — самые одиозные финансовые нарушители. Сейчас Холдер заканчивает свою службу министром и, очевидно, возвращается в частный бизнес работать на те же самые фирмы, от которых он должен был защитить американский народ.

 

Copyright©2012 UNIPRESS