Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2005 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

С этим справиться невозможно!
Илья Трейгер

Как сообщает Лента.Ру со ссылкой на Sunday Times, Би-Би-Си пообещала очистить эфир от скрытой рекламы.

Британская корпорация BBC обещает провести внутреннее расследование. Поводом для этого стала воскресная статья в газете Sunday Times. Ее авторы утверждают, что рекламодатели научились обходить существующие на ВВС правила и активно используют входящие в корпорацию телеканалы для продвижения своих товаров и услуг.

В ходе журналистского расследования репортеры газеты выдавали себя за бизнесменов, которым нужно прорекламировать новое пиво. Помочь вызвались сразу несколько сотрудников BBC. Замолвить в эфире словечко за пиво пообещал продюсер нового кулинарного шоу. Свои услуги он оценил в новую квартиру или путешествие. Кроме того, реквизитор нового сериала, а также дизайнеры нескольких программ были готовы гарантировать, что новый напиток обязательно попадет в кадр. Разумеется, не бесплатно.

Журналисты Sunday Times утверждают, что практика так называемого продакт-плейсмента (от англ. product placement) широко распространена на телеканалах BBC. Газета располагает информацией о 50 подобных случаях. Со скрытой рекламой товаров приходится сталкиваться во многих популярных сериалах и программах, рассказывающих моде, жизне звезд, путешествиях.

Появление товара в кадре - удовольствие не из дешевых. Cкажем, реклама машины может обойтись производителю в 30 000 фунтов (около 50 000 долларов).

В пресс-службе BBC заявили Guardian, что в правила корпорации исключают возможность скрытой рекламы и что руководство очень серьезно относится к нарушениям тех пунктов правил, которые касаются продакт-плейсмент.

***

Описанная форма скрытой рекламы запрещена внутренней политикой практически всех серьезных СМИ, однако, не запрещена законом. Следовательно, это должно быть внутренней проблемой редакции, и, в этой связи, непонятен выход подобного скандала на широкую аудиторию.

Деятельность любого СМИ состоят из двух основных моментов:

1. Финансовая – продажа рекламных площадей.

2. Информационная – деятельность журналистского коллектива, создающего данному СМИ авторитет в глазах целевой аудитории, чем обеспечивает финансовую ценность рекламных площадей данного издания.

Деньги, которые платит рекламодатель за размещение открытой рекламы, идут в бюджет издания и являются его прибылью. Деньги же, которые рекламодатель платит за скрытую рекламу, идут исключительно в карман журналиста и не идут в прибыль издания. Поэтому журналистов, уличенных в подобных действиях, неизменно увольняют.

Казалось бы, чего уж проще, исключить пункт о запрете подобной деятельности из политики издания и разрешить продажу рекламодателю данного вида скрытой рекламы с тем, чтобы эти средства работали на компанию. Журналисту же, который "привел" такого клиента, выплачивать дополнительное вознаграждение. И никаких скандалов, никаких увольнений...

Однако не получается.

Ведь, как это на практике происходит? В чисто журналистском тексте автор, говоря о продукте с положительными качествами, как бы вскользь упоминает в качестве примера продукт компании, заплатившей за скрытую рекламу, но чей продукт вовсе не является лучшим в этой группе или даже вовсе не обладает достаточными положительными качествами. Как только это сделано, материал уже не является информационным, а текст, следовательно, более не является журналистским, а переходит в категорию рекламного. Но читателю об этом не сообщают, иначе реклама перестанет быть скрытой. В итоге – обман читателя. Если деятельность журналистов в этом направлении в каком-либо издании приобретает достаточно регулярный характер, она неизбежно становится очевидной для читателя, и издание теряет аудиторию, а, следовательно, и финансовую ценность своих рекламных площадей, что может привести к банкротству самого издания.

С другой стороны, нет более эффективной рекламы, чем реклама в скрытой форме. Поэтому рекламодатель всегда стремится найти пути к подобному виду продвижения своего продукта в прессе, и ничто не сможет послужить ему препятствием к дальнейшему поиску путей для подкупа журналистов. И как бы не был велик для журналиста риск потерять работу, всегда найдется такая сумма, за которую он на этот риск пойдет. Поэтому, сколько расследований не проводи, сколько не увольняй недобросовестных журналистов, их место буду занимать все новые и новые.

В то же время, скрытая реклама не может быть заказана любому журналисту, согласному пойти на риск. Одного согласия пойти на риск здесь мало. И не любому изданию может быть сделан такой заказ. Это должен быть обязательно авторитетный журналист, владеющий языком настолько, чтобы для среднего читателя целевой аудитории данного издания не стал очевидным рекламный характер опубликованной "информации". Так же, это не должно быть издание, где данный рекламодатель уже размещает свою рекламу в качестве открытой.

Это, кстати, основная ошибка, которую совершают подавляющее большинство редакторов некрупных русскоязычных иммигрантских газет в США. Да и их русскоязычные рекламодатели тоже особым пониманием этого механизма не отличаются. Эти издания нередко размещают на своих страницах, якобы, информационные статьи своих же "открытых" рекламодателей. Некоторые делают это за дополнительную оплату, некоторые в виде дополнительной услуги своим постоянным клиентам. А услуга-то оказывается медвежьей как рекламодателю, так и самим себе. Читатель ведь видит, что речь в "статье" идет о бизнесе, чье имя мелькает на рекламных площадях этого же издания. И отношение соответствующее. Таким образом, "русские" редакторы лишь снижают как информационную ценность своих изданий в глазах аудитории, так и финансовую ценность своих рекламных площадей. Но главное, что такая дополнительная реклама вовсе не дает того эффекта, который может давать и, следовательно, не слишком привлекает новых клиентов для подобного рода услуг. В Денвере (Колорадо), например, было несколько случаев, когда попадался достаточно грамотный рекламодатель, который, размещая открытую рекламу в одной газете, за скрытой обращался в другую. Однако ответ от редакции эти люди получали, по меньшей мере, странный – мы разместим статью о вашем бизнесе, если вы заберете открытую рекламу у нашего конкурента и разместите ее у нас. То есть, рекламодателю делалось предложение, сводящее на нет коммерческий эффект, на который этот бизнес рассчитывал. Если открытая реклама размещается в одном издании, то скрытая должна непременно размещаться в другом, желательно, в конкурентном. Только в этом случае метод работает, как говорится, по полной программе.

Вернемся, однако, к скандалу в BBC. Расследуя и выявляя виновных в нарушении политики СМИ журналистов и публикуя за тем их имена, компания, по сути, сообщает читателю/зрителю имена журналистов, обманывавших аудиторию. Иными словами, тем самым BBC выводит из журналистского рынка ряд высокопрофессиональных авторитетных журналистов, уменьшая этим физическое количество людей, способных такой заказ квалифицированно выполнить. Следовательно, ничего иного этим корпорация не добьется, кроме как повышения цен на подобный вид услуг. А это, в свою очередь, снижает боязнь риска другими журналистами такие услуги оказывать, поскольку чем выше цена за услугу, тем меньшее количество раз им требуется пойти на нарушение, которое способно обеспечить их последующую жизнь вне зависимости от работы по найму.

В какой-то степени это усложняет и задачи рекламодателя, ищущего возможности для скрытой рекламы в виду повышения цен на эти услуги. Однако и до сих пор подобная форма продвижения продукта была доступна лишь корпорациям, способным осуществлять платежи по дорогостоящим услугам в адрес авторитетных СМИ международного уровня. Так что, эта категория рекламодателей надолго шокированной не окажется. Что же касается рекламодателя менее мощного в финансовом отношении, в частности это касается этнических иммигрантских бизнесов, то у них есть другой выход из положения. Речь идет, прежде всего, о более мелких изданиях, где нет разделения на рекламный и информационный отдел. Иными словами, это издания, где владелец, главный редактор и глава рекламного отдела совмещены в одном и том же лице, и где отсутствует постоянный состав штатных журналистов. В Америке такими изданиями являются общинно-районные и иммигрантские газеты, а, так же, целый ряд Интернет изданий. В этих случаях рекламодатель не может обратиться к журналисту в обход редакции или ее рекламного отдела, так как по любому поводу в таких изданиях приходится обращаться непосредственно к главному редактору. А уж он сам найдет автора, которому закажет соответствующий материал, заплатив по договоренности. Основная же сумма в любом случае, будь то реклама открытая или скрытая, попадает в одни и те же руки, и, следовательно, говорить о нарушении политики редакции с чьей бы то ни было стороны здесь не приходится.

Таким образом, мероприятия руководства BBC, как представляется, не решает проблемы скрытой рекламы, связанной с возможным информационным обманом аудитории, а лишь усугубляет эту проблему.

Поскольку оказание услуг по скрытой рекламе, как говорилось, неискоренимо так же, как и наркобизнес, более разумным представляется тактика, которая, по всей видимости, принята руководствами американских СМИ. Действительно, в США ведь скрытой рекламы ничуть не меньше, чем в таких британских монстрах, как BBC. Однако выплеска на публику скандалов, связанных с этим видом нежелательной деятельности журналистов, за последние годы замечено не было. Почему, если проблема та же, представляющая те же угрозы для существования изданий, что и в Великобритании? Что, руководство американских СМИ не получает таких же сигналов, что и BBC? – Конечно же, получают и конечно же прекрасно знают и об оказании подобного вида услуг, и о том, кто конкретно из журналистов этим промыслом грешит. Скорее всего, в большинстве случаев на это попросту закрывают глаза до тех пор, пока частота или качество подобных случаев не начинает представлять реальной угрозы для авторитета издания. Если же некая "красная черта" кем-то из журналистов оказывается пересеченной, то именно его и увольняют за нарушение политики компании. Но делается это, скорее всего, тихо без выноса сора из избы с тем, чтобы и других журналистов припугнуть, и авторитету издания не нанести ущерба. Таким образом, проблема и в глубь не загоняется, и рынок этих услуг не расширяется, как это происходит в Англии, судя по тактике поведения корпорации BBC. Оно и понятно, американская система в прошлые десятилетия прошла через куда более разнузданный разгул журналистики, и, естественно, раньше Британии научилась справляться с подобными явлениями. Однако сейчас Америка, похоже, столкнулась с куда более серьезными проблемами, связанными со СМИ, нежели Англия...

***

22 сентября Лента.Ру сообщает о том, что Американские блоггеры просят Конгресс оставить свободу слова в Интернете?!

Американские блоггеры требуют не вводить в Сети госконтроль за дискуссиями на политические темы.

Интернет-пользователи выступили со своим заявлением после того, как правительство начало работу над соответствующим документом. Ожидается, что в новом законе будут прописаны правила финансирования политических кампаний в Интернете, а также определен лимит средств, которые кандидат на тот или иной политический пост может потратить на рекламу в Сети. Ввести такие ограничения от Федеральной избирательной комиссии (Federal Election Commission, FEC) ранее потребовал федеральный суд.

Существующее сейчас избирательное законодательство освобождает Интернет от какого-либо контроля.

На слушаниях в профильном комитете американского парламента блоггеры заявили, что разрабатываемые правила будут иметь самые печальные последствия для свободы слова. А вице-председатель FEC Майкл Тоунер (Michael E. Toner) и вовсе поставил под сомнение их необходимость.

"Я твердо уверен, что политические споры американцев в Сети должны быть свободны от правительственного контроля и регулирования", - сказал Тоунер. По его словам, Интернет является серьезным стимулом для сдерживания коррупции в верхних эшелонах власти, и введение ограничений финансирования политических кампаний в Сети едва ли будет способствовать борьбе с нечистоплотными чиновниками. Тоунер призвал Конгресс принять закон, который не позволит судам рассматривать иски, связанные с финансированием политической рекламы в Интернете.

Руководитель сайта RedState.org Майкл Кремпаски (Michael Krempasky) говорит, что если блогеры будут сталкиваться с правительственной проверкой каждый раз, когда они обсуждают политику, "реакция будет предсказуемой: под угрозой карающих санкций и возможных проблем с законом, они постараются обходить вниманием политические проблемы".

Однако Скотт Томас (Scott Thomas), член FEC, говорит, что отсутствие жестких правил в Интернете это ошибка и что FEC следует разработать правила для интернет-рекламы. При этом он напомнил, что в ходе предвыборной кампании 2004 года на рекламу в Интернете было потрачено 14 миллионов долларов. Томас уверен, что Конгрессу следует воздержаться от каких-либо законодательных инициатив до тех пор, пока FEC не завершит работу над своим законопроектом.

По словам Томаса, правила будут разработаны к концу года.

Ну, истины ради, свободы слова блоггеров никто не лишает, их лишают возможности зарабатывать столько, сколько они зарабатывали в последнее время. Американцы – есть американцы. Занимаясь чисто информационной работой на Интернете, можно создать себе соответствующий журналистский авторитет, однако, много не заработаешь. Средний же американец стремится, прежде всего, не к авторитету или свободе слова, а к возможности раскрутить свой бизнес настолько, чтобы перестать зависеть от работы по найму. Чтобы зарабатывать на этом уровне, конечно же, выгоднее от деятельности информационной перейти к деятельности политтехнологической. То есть, из журналиста превратиться в агитатора. Так что, не из-за свободы слова они подняли эту бучу, а из-за денег. Однако, если бы не это заявление Интернет-журналистов, мы бы узнали о готовящихся Конгрессом нововведениях много позже. Но главное, именно это заявление выбросило на публику весьма важную информацию, которая, как видится, и представляет настоящий интерес...

"Интернет-пользователи выступили со своим заявлением после того, как правительство начало работу над соответствующим документом. Ожидается, что в новом законе будут прописаны правила финансирования политических кампаний в Интернете, а также определен лимит средств, которые кандидат на тот или иной политический пост может потратить на рекламу в Сети". А какое, спрашивается, дело Конгрессу до того, в каких конкретно СМИ кандидаты себя продвигают, если они делают это в пределах выделенных на паблисити средств? Почему вообще Конгресс интересуется этим вопросом? Если выборы свободные, то этот момент вообще не должен интересовать ни одну из ветвей действующей федеральной власти. А интерес, однако, вот он, налицо. Причем, интерес очень целенаправленный – парламентариев не волнует, что происходит в привычной бумажной прессе или на телевидении, поскольку эти СМИ контролируются. Интернет-журналистика же, согласно нынешнему избирательному законодательству, такого контроля не имеет. Парламентарии подняли вопрос о ликвидации неподконтрольной журналистки в сфере политических дискуссий. Так значит, избирательный процесс в США все же не свободный, а контролируемый, причем, контролируемый со стороны действующей федеральной власти.

Действительно, вот недавно опубликованная статистика: "Буш: 62.027.582 голосов. Керри: 59.026.003 голосов. Количество лиц, имеющих право голосовать, но не явившихся: 79.279.000 (New York Times, 26 декабря 2004). Это больше трети. Гораздо больше. Если бы больше трети иракцев не явились на свои выборы, ни одна страна в мире не признала бы такие выборы законными". А ведь это действительно так. Ведь  причины низкой избирательной активности граждан хорошо известны – преимущественно это происходит тогда, когда население в целом не верит в свое реальное влияние на выборный процесс, считая все заранее предрешенным и не видя смысла тратить свое время на избирательном участке. С другой стороны, оставшаяся часть граждан, которые все же бросают свои бюллетени в урны, как правило в таких режимах всегда голосуют так, как надо... И это не удивительно, поскольку оставшаяся часть – это, как правило, люди, легко поддающиеся давлению извне, люди, на которых обычно и рассчитываются подобного рода политтехнологические операции. Именно поэтому, кстати, в большинстве демократических и даже не очень демократических стран при столь низкой явке избирателей выборы и признаются недействительными. Американский же парламент сталкивается с низкой явкой избирателей уже не первый год, однако, с религиозным упорством продолжает держаться избирательного законодательства чуть ли не двухсотлетней давности. Более того, мы удивлялись, как такое могло произойти, что президент, потерпевший фиаско буквально во всех своих начинаниях, от внешней политики до внутренней экономической, избираясь на второй срок, не просто не проиграл выборы, но собрал большее количество голосов, чем это было, когда он избирался впервые. Какое разумное объяснение может быть подобному феномену? – Одно из двух, или на избирательные участки в США приходят исключительно дебилы, или американские президенты не выборные, а политтехнологические, как в России, например. Но, поскольку целый народ из дебилов никак состоять не может, то логический вывод остается единственный, и в подтверждение этому работа правительства США над документом, призванным пресечь неподконтрольность независимых Интернет-журналистов в области ведения политических дискуссий и готовность Конгресса такой документ узаконить. А иначе, зачем это им все нужно?..

Однако, как представляется, начатая Конгрессом и правительством война против журналистики в Интернете, увенчается не большим успехом, чем война в Ираке, затеянная действующей консервативной администрацией.

Дело в том, что хотя блоггерское движение существует относительно короткий срок, сам термин "блогг" уже стал лишь данью традиции, и не отражает содержания. Блогги – это давно уже не просто Интернет-дневники. Сегодняшние блогги – это полноценные средства массовой информации, где работают уже не одиночки, но группы авторов, но... которые не имеют территориальной регистрации в качестве СМИ, и, следовательно, свободны от ограничений, накладываемых законодательством о СМИ. Юридически блогг – это инструмент самовыражения отдельных частных лиц. А на частных лиц никакой Конгресс, и, тем более, правительство не могут наложить никаких ограничений без изменения Конституции в части, касающейся свободы слова. Частное лицо имеет право говорить, заявлять и публиковать все, что угодно, кроме призывов, запрещенных законом. Поэтому Конгресс и правительство ведут разработку своих мероприятий, ориентируясь не на тех, на кого они воздействовать не могут, а на тех, кто находится под их юрисдикцией – на баллотирующихся кандидатов, чья деятельности находится под жестким регулированием избирательного законодательства. Именно им намереваются запретить оплачивать саморекламу на Интернете в размерах больших, чем это решит правительство и Конгресс, дабы мнение управляемого электората не вышело из под контроля действующей федеральной власти. Поэтому напрасно, как нам кажется, блоггеры забеспокоились, что "...будут сталкиваться с правительственной проверкой каждый раз, когда они обсуждают политику, "реакция будет предсказуемой: под угрозой карающих санкций и возможных проблем с законом, они постараются обходить вниманием политические проблемы". Не будут они сталкиваться с правительственной проверкой, поскольку эта проверка предполагается в адрес кандидатов, а не журналистов. А, кроме того, где это Конгресс или правительство возьмут столько служащих, чтобы проверять и индивидуально работать с каждым Интернет-изданием? Другое дело, что блоггеры при этом действительно начнут "...обходить вниманием политические проблемы", но вовсе не из-за правительственных проверок. Обсуждение политических проблем и, в частности, PR-ные акции в отношении кандидатов перестанут приносить те доходы, которые приносят сегодня. Следовательно, владельцы этих изданий обратятся к другим сферам журналистской деятельности, где могут заработать больше. Но это на очень короткое время.

Кто, скажите на милость, мешает кандидату заплатить за PR, а оформить этот платеж за что-то другое, что не противоречит избирательному законодательству? А что мешает блоггеру взять деньги за что-то, не имеющее отношения к рекламе кандидата, а кандидата продвигать в силу... чисто личной инициативы, в виду соответствующей личной позиции и, заметьте, "совершенно бесплатно"? С нашей, "русскоязычной" точки зрения, ничто не мешает. А им, с их американской точки зрения, кое-что мешает и весьма по-серьезному!

С чего блоггеры взбунтовались, хотя непосредственно им ничего не грозит? Как мы видим из самого текста сообщения – из-за денег. Как нам никуда не деться от русского менталитета, так им от их американского. Чтобы Интернет-издание являлось альтернативой работе по найму, блоггер должен иметь возможность платить с этих доходов налоги и медицинскую страховку. А если так, то доходы необходимо "показывать"! Можно, конечно, показывать налоги с доходов не за открытую деятельность, а за теневую, оформляя в той форме, о которой было упомянуто. Но в этом случае блоггер идет на преступный сговор с заказчиком. А как он может быть в этом случае уверен в том, что заказчик не для того к нему обратился, чтобы именно под это преступление и подставить? С другой стороны, если избирающийся кандидат приходит с таким предложением к журналисту и получает согласие, то все в порядке. А если он этого согласия не получил, то не опубликует ли блоггер эту историю, что превратит кандидата в политический труп еще до начала выборов? Любая монета о двух сторонах, любая палка о двух концах – создав общество "павликов морозовых", они вынуждены бояться друг друга. Но это лишь одна причина.

Вторая заключается в том способе, который принят в прессе для наказания тех заказчиков, которые предлагают за PRную акцию оскорбительно маленькие деньги, или каким-то иным путем обнаруживают не слишком уважительное отношение к изданию, в которое обратились. Издание в таких случаях публикует материал, рассказывающий читателю, а, следовательно, электорату, о попытке подкупа издания таким-то или таким-то кандидатом. Если такой материал сделан достаточно профессионально, то такому кандидату в политике больше делать нечего.

В этой связи, кстати, хотелось бы снова упомянуть русскоязычную прессу в США. Описанный прием является рутинным и для русскоязычной прессы, как в самой России, так и за ее пределами, в Израиле, например. Исключение составили почему-то только русскоязычные журналисты в США. В время первой предвыборной компании Буша в одну из русскоязычных газет на американском Среднем Западе обратились из республиканской партии с просьбой разместить ряд платных публикаций в пользу республиканских кандидатов с тем, чтобы получить "русские" голоса. Сумму за услуги предложили унизительно малую. На удивленный "подскок бровей" главного редактора популярно объяснили, что вы, мол, иммигранты и потому на большее рассчитывать не можете. Не открытым текстом сказали, разумеется, но дали понять достаточно ясно. Обидно? – Конечно, обидно. И что же в ответ? – В ответ отказ по... принципиальным политическим соображениям. И все. И это вместо того, чтобы сделать публикацию о том, как республиканцы пытаются подкупить "русское" отнюдь не республиканское издание, желая получить "русские" голоса, при этом демонстрируя откровенное презрение к этому потенциальному электорату. Ну, и довести факт такой публикации и до англоязычного читателя, благо, что Интернет дает к тому неограниченные возможности.

Логика наших журналистов в Америке подчас с трудом поддается какому-либо пониманию вообще. Так, главный редактор одной из таких газет на том же Среднем Западе из кожи вон лез, расхваливая на всякие лады республиканскую партию. Понятное дело, что объяснял он это принципиальной идеологической позицией. Однако в как-то в частной беседе разоткровенничался. Оказывается, он, живя в республиканском штате, этим путем пытался привлечь к себе внимание властей в расчете на наем этими властями. Скажите, какой смысл платить за восхваления тому, кто и так это добросовестно делает без всякой оплаты по собственной инициативе? Вот если расхваливал, а потом вдруг перестал, то эффект может быть достигнут, если пока восхвалял, выборы выигрывали, а когда перестал, то проиграли. Но, во-первых, нет на Среднем Западе такого количества "русских", чтобы их политические пристрастия в столь высокой степени практически влияли на выборы. А, во-вторых, мелкие иммигрантские газеты, являющиеся не столько СМИ, сколько рекламными дайджестами "русских" бизнесов, не могут иметь такого сильного влияния на "русские" голоса, даже если бы численность наших иммигрантов и играла решающее значение в местных выборах.

Чтобы действительно заставить их себя заметить, более целесообразным видится совершенно другой способ. Есть такое свойство человеческой психологии – в применении силы по отношению к кому-либо, человек или государство делают то, чего сами же и боятся по отношению к себе. Америка в целом разговаривает с другими исключительно с позиции силы. Это характерно и для демократов, и для республиканцев. Разница лишь в том, что первые применяют в качестве инструмента угрозу применения силы, а вторые эту силу практически применяют. Следовательно, и сама американская власть должна, по идее, бояться применения силы по отношению к себе. Так это или не так? Судите сами. 11 сентября 2001 года по отношению к Америке была применена сила. В ответ администрация, не дожидаясь никакого расследования, называет имена виновных и организует против них силовую военную операцию, не принесшую никаких результатов. В то же время, в рамках программы по усилению безопасности Америки затрачиваются астрономические бюджетные средства на административную реорганизацию американских спецслужб, которая вместо усиления безопасности, делает Америку еще более уязвимой. Все это мы достаточно ярко наблюдали на примере действий американских силовых структур по ликвидации последствий урагана "Катрина". В этой связи очень стало популярным инкриминировать Бушу недостаток интеллекта. Однако будь он и его окружение даже полными недоумками, они не могли бы совершить столь очевидных административных ошибок в рамках огромного государства. Тем более, что достаточное количество весьма трезвых и уважаемых умов предостерегали от них президента. Он не слышал никого и ничего, не слышал потому, что находился и находится в состоянии перманентной паники. Не американцы испугались террора, а Буш и его окружение оказались до смерти перепуганы. Ну, и как водится в таких случаях, устроили беспорядочную стрельбу по всему белому свету и разрушили собственную систему безопасности, и без того не блиставшую успехами.

Американская административная система замечает только того, кого уважает. А уважает только того, кого боится. Поэтому, если хочешь быть замеченным, да еще и с далеко идущими последствиями, не восхвалять надо, а совсем даже наоборот. В отношении же газетного PRа это сделать даже легче, чем прославлять. Восхваления дают эффект не сразу (если вообще дают), поскольку для читателя такие материалы скучны. Этот путь требует длительного времени и большого терпения, пока появится какой-то видимый эффект. А вот различного рода "обмазывание грязью" большинством любой аудитории читаются с удовольствием, поскольку содержат существенный компонент развлекательности. И верят негативной информации с большей готовностью, чем информации прославляющей. Следовательно, материалы критические, особенно сделанные профессионально, чреваты куда более быстрыми последствиями. Поэтому и замечают их раньше, и стремятся пресечь до того момента, когда они нанесут непоправимый урон. А заткнуть рот, как известно, можно только двумя способами – или запугать, или подкупить. Ну, с начала, конечно, попугают, мол, неблагодарные иммигранты, убирайтесь откуда приехали и прочее в том же духе. Но дальше этого власти в США пойти возможности не имеют. Следовательно, "отстоявшись" можно реально ожидать попыток подкупа. Логика, казалось бы, очевидная. Однако упомянутому русскоязычному редактору оказалось присуще нечто, вообще в логику не вписывающееся. Ничего в итоге у него не получилось, а несколько позже он вообще ушел из журналистики. А ведь в прошлом был профессиональным и довольно известным журналистом...

Поскольку друг с другом американцам по подобным вопросам договориться трудно, а с журналистами иностранного происхождения (с нами, например) много легче, логично ожидать, что центр тяжести подобного вида деятельности может переместиться в нашу сторону. Практически же это вряд ли произойдет в силу менталитета наших журналистов в Америке, описанному выше. Американские же блоггеры подобными комплексами в большинстве своем не страдают, и поступают соответствующим образом. Следовательно, после непродолжительного затишья эта форма политической журналистики, скорее всего, возобновится с усиленной интенсивностью преимущественно на тех же печатных площадях. Но с заказом о политическом PR-е политический кандидат с малой суммой теперь сунуться не может. Он сразу должен предложить достаточно, чтобы отказа не последовало. Это вообще характерно для любых нелегальных или окололегальных сделок, где цена выигрыша – миллионы, цена проигрыша – жизнь. Так же и для тех политиков, которые проводят свои предвыборные компании через независимую журналистику, частично выведенную в область теневой экономики. Можно обеспечить себе выход из-под полтиттехнологического прессинга со стороны федеральной власти, продвигающей другого кандидата, и выиграть. А можно... политически умереть, даже не дойдя до выборов. Поэтому, как и в описанном выше случае с BBC, политические кандидаты все равно будут стремиться находить пути для эффективной и независимой от федеральных политтехнологов саморекламы в свободных Интернет-изданиях. Следовательно, через сравнительно короткий промежуток времени, когда более или менее установится средний уровень цен на услуги, оформляемые в обход нового избирательного закона, этот процесс неизбежно заметно усилится. Все, чего добьются Конгресс и правительство принятием новых правил – это повышения цен на политическую рекламу в Интернете, что, опять-таки, вполне согласуется и с тем, что делает руководство BBC  в Великобритании. Со своей стороны, и блоггерам придется значительно повышать собственный профессионализм в этой сфере деятельности, поскольку ответственность за большие денежные суммы, да еще и оформленные по принципам теневого рынка, очень и очень чревата. А раз так, то дни федеральных политтехнологов сочтены, как и управляемость избирательными процессом со стороны федеральной власти. Ничего, кроме поражения, парламент и правительство на этом пути, скорее всего, не ждет.

Единственно, что могло бы выглядеть реальным для федеральной власти в этих обстоятельствах, это признание по закону все Интернет-сайты, посещаемые выше какого-то определенного уровня, полноценными и полноправными СМИ, как это в свое время было сделано в России. Тогда вся журналистика страны автоматически подпадает под законодательство о СМИ, и становится управляемой со стороны федеральных властей в той же степени, в какой сегодня управляемы традиционные издания и телевидение. Но Америка – не Россия. Москва может себе позволить откровенно подмять всю прессу страны, поскольку о демократии в России лишь поговорить и успели. А бывать, она (демократия) там еще не бывала. США же страна с развитыми демократическими традициями и, что главное, с демократическим менталитетом населения. Если федеральная власть США поступит по примеру Путина, то не продержится и полугода. А без тотального и откровенного "построения" всей прессы страны эффекта политтехнологического контроля этим путем американский парламент и правительство не добьются. Дело в том, что независимые Интернет-издания уже не первый год досаждают власти в США. Но власть до сих пор придерживалась политики игнорирования этих СМИ. Просто, делали вид, что их не существует и официально опирались лишь на традиционные медийные структуры. Если же они приравнивают юридически традиционные издания и интернетовские, то вынуждены будут принимать во внимание их публикации и реагировать на них в том числе и на официальных брифингах. А это недопустимо, поскольку эти издания ставят наиболее болезненные вопросы, на которые у власти удовлетворительных ответов нет.

Ошибка была допущена тогда, когда была принята политика игнорирования. Вот и доигнорировались до того, что как не повернись, а все борт подставляешь.

Глубинный раскол между прессой и американским правительством образовался ведь не только в сфере политтехнологий. О серьезных проблемах в этой сфере так же и у внешнеполитического ведомства США сообщает 26 сентября NEWSru:

Администрация Джорджа Буша приступила к выработке национальной стратегии в области внешнеполитического пиара и информационной деятельности для победы "в мировой битве идей", заявила заместитель госсекретаря США по публичной дипломатии Карен Хьюз.

Хьюз сообщила также, что на этой неделе в госдепартаменте США в тестовом режиме начнется работа нового "центра быстрого реагирования", в котором специалисты по внешнеполитическому пиару смогут в реальном времени анализировать выступления зарубежных СМИ и немедленно реагировать на те из них, в которых искажается или неверно подается политика администрации Буша.

Все это является этапом практического воплощения того задания, которое некоторое время назад было дано Конгрессом Государственному департаменту – речь идет о принятой Конгрессом пресечении злонамеренных антиамериканских публикаций в иностранных СМИ. Как видно из текста самого сообщения, задачей номер один является защита не Америки или ее лица, и не американской администрации как таковой, а конкретно администрации Буша.

Администрация Буша совершает фатальные ошибки во внешней и внутренней политике, угрожающие к 2008 году полностью выдавить с политической арены Америки если не саму республиканскую партию, то ее консервативное крыло наверняка. Поскольку ошибки эти исправить уже, скорее всего, невозможно, единственный путь к сохранению контроля за политической ситуацией в стране республиканское парламентское большинство и правительство, по-видимому, видят в изоляции американского избирателя от критической информации в прессе. Однако на новую независимую сетевую журналистику эффективных средств воздействия у власти нет. У Госдепартамента США тоже нет инструментов воздействия ни на иностранную прессу, ни на американские журналистские веб-сайты, издающиеся на иностранных языках, чьи материалы широко используются той самой иностранной прессой, о пресечении деятельности которой ведет речь Конгресс. Остановиться бы, да подумать, найти какой-то нестандартный путь. Но нет, это не в традициях республиканского большинства. Власть пытается ограничить предвыборные компании в пределах традиционных управляемых СМИ в то время, как население давно уже предпочитает альтернативные источники. Власть, не имеющая юрисдикции над иностранными СМИ, поручает заткнуть им рот внешнеполитическому ведомству, которое так же не имеет над этими СМИ юрисдикции. Федеральная власть опять испугана. Испугана теми ударами, которые наносит по ней журналистское сообщество. И опять стреляет куда попало, растрачивая госбюджет на заведомо бесполезные мероприятия, рейтинг администрации продолжает падать не взирая не все эти грандиозные проекты по его защите.

А впереди еще три года правления нынешней администрации, за которые...

Обратная связь