UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/politsiya.htm

 

Даешь честную полицию!
Илья Трейгер, Вашингтон

Проверки рынков - очередная показушная кампания или системное наведение порядка, задается вопросом ИА Rex 2 августа.

Следственный комитет России заявил, что проверки, начатые на московских рынках, одной столицей не ограничатся — они пройдут на всей территории нашей страны. Более того, зачистят не только сами рынки, но и коррумпированных полицейских с чиновниками, которые «крышевали» данные торговые площадки. Эта компания началась после инцидента на Матвеевском рынке, когда в ходе драки дагестанец Мага проломил череп полицейскому.

За прошлые сутки полиция арестовала почти полторы тысячи мигрантов, и закрыла целый ряд подпольных фабрик, в частности на территории складского комплекса в Иртышском проезде сотрудники полиции обнаружили целый город вьетнамцев и только там задержала 1200 граждан Вьетнама. Всё это позиционируется как начало большой компании по зачистке рынков от этнопреступности и мигрантов.

Сейчас в Москве полиция вылавливает тысячи мигрантов на рынках. Но самое забавное, что по закону, который был принят ещё в 2007-ом году, мигрантов на рынках вообще быть не должно, ну а половина мест должно принадлежать непосредственно фермерам и крестьянам, которые торгуют собственной продукцией. Однако, вопреки этому закону, рынки в России практически полностью оказались заняты мигрантами и теперь, в одной только Москве, их вылавливают тысячами, отправляя в палаточные лагеря. Почему так получилось, догадаться нетрудно — полиция долгое время просто закрывала глаза на засилье мигрантов и старательно смотрела в другую сторону, пока их карман регулярно пополнялся. Сейчас же начальство потребовало от них результатов и они, в кой то веки, начали выполнять свою работу. Только для этого им потребовалась мотивация в виде проломленного полицейского черепа и скандала, прогремевшего на всю нашу страну.

Бездействие полиции привило к тому, что рынки оказались практически полностью оккупированы азербайджанской и кавказской мафией, которые их используют для отмывания денег, полученных на торговле наркотиками и оружием. В свою очередь, преступные этногруппировки закрывали дорогу на рынки российским фермерам и использовали гастарбайтеров. Причём с крестьянами они чаще всего разбирались руками наших же полицейских — обычно если русский начинал продавать дешевле азербайджанца, то оказывался в полицейском участке, ну а когда его выпускали — то его товар бесследно исчезал. И это происходило далеко не один год, несмотря на все законы и заявления. Но шелест купюр неизменно заглушал голос совести и долга у нашей полиции.

Сейчас полиция зашевелилась. Вопрос: Надолго ли? Ведь если всё это ограничится одной показной кампанией, а не станет постоянной и системной работой, то всё очень быстро вернётся на круги своя. Обратно к мигрантам и кавказскому криминалу.

***

В принципе, одно другому не противоречит. Показушная кампания вполне может быть эффективной в системном смысле, а системное наведение порядка вполне можно использовать и для показухи, особенно в предвыборный период, что в настоящий момент имеет место в Москве. И это, кстати, одно из расхожих мнений, что вся эта кампания по разгону рынков является лишь приемом, посредством которого Сергей Собянин ведет свою избирательную кампанию. Однако представляется, что не все столь однозначно в этой истории…

Кампания по разгону рынков ведь началась не как реакция на избиение полицейского, а лишь послед того, как Владимир Путин лично… недовольно повел бровью по этому поводу:

Forbes, 31 июля. «Стоят рядом сотрудники милиции и смотрят, как избивают их коллегу. Почему? Они что, такие трусливые? Возможно, но маловероятно. Скорее всего, они своим бездействием отрабатывали тридцать сребреников, которые получают от торговцев», — цитирует Путина издание.

По словам Путина, «это всем понятно и известно». «Неизвестно только службе внутренней безопасности МВД! Где результат от их работы?», — спросил президент. «Тех усилий, которые предпринимаются, явно недостаточно: либо ничего не происходит, либо темпами, которые неприемлемы, слишком медленно», — констатировал президент.

По словам Путина, территориальные органы службы собственной безопасности МВД эффективной работы не демонстрируют. В этой связи он поручил подключиться к расследованию главное управление собственной безопасности МВД. По его словам, этим вопросом «нужно заняться предметно и должны быть результаты».

«Безусловно, это должно касаться не только сотрудников МВД, но и миграционной службы, да и всех других, в том числе местных органов власти. Я прошу Следственный комитет — с генпрокурором я уже говорил, с руководством других специальных служб — чтобы все активно подключились к этой работе», — заявил президент.

Вот тут-то и началось…

Надо заметить, что по существу происходящее является ничем иным, как применением принципа коллективной ответственности. Преступление совершил один торговец, а наказывают поголовно всех. В соответствии с духом закона, это прием преступный, поскольку применение принципа коллективной ответственности, вообще говоря, является одним из признаков нацизма. Хотя, по букве закона, придраться трудно. Впрочем, применение принципа коллективной ответственности в СССР и в постсоветской России дело привычное, особенно в армии. Если один солдат не пробежал кросс, то все подразделение побежит кросс повторно. Если один солдат совершил правонарушение, то все подразделение лишается увольнительных. Ну, и что в такой ситуации будет с провинившимся солдатом? – Он будет избит, дабы впредь боялся не выполнить тех или иных норм или совершить какой-либо проступок. Отсюда и дедовщина, с которой так и не удается справиться.

Но, с другой стороны, приходится признать высокую эффективность применения этого принципа. Каким образом один или два полицейских чисто практически могут навести порядок внутри многочисленного сообщества? – Только создав такие условия, чтобы само сообщество внутри себя было кровно заинтересовано в том, чтобы не допускать правонарушений. А это легче всего сделать применением принципа коллективной ответственности.

Однако в данном случае, как мы видим, правоохранительная система пошла существенно дальше этих пределов, практически уничтожая сами эти рыночные сообщества. Чем вызвана такая тактика?

Президент недоволен и потребовал результатов. Причем, результатов он потребовал не только по наведению порядка внутри рыночных сообществ, но и внутри самой полиции, крышующей преступную активность на московских рынках. И вот об этом имеет смысл поговорить подробнее…

Назначение полиции – защита населения от преступных посягательств. Российская же полиция главным образом занята крышеванием преступной деятельности, т.е. защитой преступных элементов от посягательств… кого? Ну, кто же может посягать на преступный элемент, кроме потерпевших от этого преступного элемента? Именно за этим, собственно, потерпевшие и обращаются в полицию. Следовательно, получается, что взяв с преступника деньги за «крышу», полицейский тем самым взял на себя обязательство защищать преступника от потерпевшего. А как это можно практически осуществить?

Если потерпевший – это какая-нибудь бабушка, которую обманули на сто рублей, то ее нетрудно убедить в том, что, мол, злодея все равно поймать не удастся, поэтому и заявление писать не зачем. Но как быть, если потерпевшего серьезно избили и, при том, он располагает доказательствами, знает в лицо или даже имя преступника, имеет свидетелей и на намерен отказываться от подачи заявления? Проще всего, казалось бы, в этом случае просто «не найти» злодея. Однако при этом на полицейском околотке повиснет «глухарь», за что начальство полицейскому очень даже чувствительно «настучит по голове». Следовательно, остается только один выход – сделать виновным самого потерпевшего, сфабриковав дело против него самого, причем, не стесняясь в выборе методов для выполнения этой задачи. И эта простая схема к настоящему моменту приобрела массовый характер, охватив всю полицию на всей территории страны. Иными словами, данная проблема стала затрагивать население страны в целом, явившись одним из основных факторов роста протестных настроений.

Но как можно с подобной проблемой справиться, если этой формой коррупции поражена вся полиция страны, другой ведь полиции у нас нет? Понятно, что этот аспект жизни города является одним из ключевых в предвыборной кампании на пост мэра Москвы, если предположить, что выборы могут пройти честно. В частности, именно об этом говорит и Алексей Навальный в третьем пункте его предвыборной программы: «Победа над произволом полиции, личная безопасность на уровне «не боимся отпускать детей одних на улицу». Несомненно, что и у других кандидатов появятся в программах аналогичные пункты, поскольку сам президент страны публично признал наличие этой проблемы. Другой вопрос, как будущий избранный мэр собирается этот пункт программы реализовывать, если полиция вся такая и другой нет?

Нынешняя кампания по разгону московских рынков как раз и показывает, каким образом это можно реально осуществить. Не по всей стране сразу, разумеется, но сначала в пределах такого огромного города, как Москва. А дальше поэтапно…

Да, те полицейские и их начальники, которых удалось поймать за руку в связи с событиями на Матвеевском рынке, уволены, а против некоторых возбуждены даже уголовные дела. Но это касается лишь тех, кого поймали за руку в данный момент и в данном месте. А как быть с остальными?

Просто – лишить их рынка, на котором они кормятся. Силами полицейских, не имеющих личных интересов на территории данного рынка, ликвидировать этот рынок, лишив местный околоток преступной кормушки.

Дальше возможны два варианта.

Первый вариант – когда кампания закончится и все утихнет, возникнут новые рынки и местные околоточные организуют себе новые кормушки. Если произойдет так, значит, данная кампания носит чисто показушный характер, не имеющий системной составляющей.

Второй вариант – если на вновь возникших рынках сохранится систематический контроль со стороны лично не заинтересованных полицейских сил. В этом случае, можно сказать, что кампания носит характер системного наведения порядка. И вот, почему:

В этом случае те сотрудники низовых отделов полиции, которые работают в органах правопорядка только ради доходов от крышевания преступной активности, теряют интерес к работе в полиции и уходят. С другой стороны, преступный элемент теряет интерес к подкупу местных полицейских, поскольку это перестает обеспечивать безопасность его активности. Следовательно, и существенная часть криминального элемента так же покидает данную территорию.

Таким образом, видно, что систематическая деятельность даже по такой достаточно примитивной схеме вполне способна если не навести порядок сразу во всем городе, то, хотя бы, эффективно начать реальную работу на данном направлении.

В любом случае, московскому мэру, как нынешнему, так и будущему вложен в руки реальный инструмент для эффективного решения вопроса полицейского произвола. А станет ли это системным наведением порядка или останется отдельно взятой показушной кампанией покажет самое ближайшее будущее…

 

Copyright©2013 UNIPRESS