Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
Признать-то признали, но почему и зачем?..
Илья Трейгер

Ну вот, Москва признала государственную независимость Южной Осетии и Абхазии. Но почему это было сделано именно сейчас, и с какой целью?

Вот, например, что по этому поводу сказал Владимир Познер в программе "Особое мнение" на "Эхо Москвы" 26 августа:

Любой человек, который смотрит дальше своего носа, должен был понимать, что после Косово неизбежно на 98% Россия признает независимость Абхазии и Южной Осетии. Причем об этом говорил тогдашний президент Путин довольно явственно. Он говорил, что это решение по Косово неизбежно приведет к тому, что схожие страны, желающие выйти из состава тех или иных стран, как Косово, которая все-таки является сербской территорией, была веками такой территорией. Но где образовалось албанское большинство. Вот с нашей точки зрения, не с моей, а с точки зрения российского взгляда ничем не отличается от Абхазии, где живет местное население, не приехавшие из Албании или откуда-то, и которое не хочет давно быть в составе Грузии. И было понятно, что если Грузия не изменит свою политику в отношении той же Абхазии и Южной Осетии, не найдет другого подхода, то этим кончится. Мне кажется, решение Саакашвили применить силу, это было подведение черты. Может, он сам этого не понимал. Наверное, что все, что после этого, слово «никогда» я не люблю, но представить себе, что Абхазия и Южная Осетия когда-нибудь будут частью Грузии очень трудно. И собственно говоря, я ко всему этому отношусь плохо. Ко всей этой ситуации. Она крайне неприятная. Но я полагаю, что с точки зрения русской государственности и политики России, это поступок правильный. Да, надо было признать их.

И вот, что еще сказал тот же Владимир Познер в программе "Грани недели" с Владимиром Кара-Мурзой (старшим) 29 августа:

Без согласия Сербии, несмотря на несогласие целого ряда стран, Косово признали многие другие, и почему-то это не считалось нарушением международного права. Если это не было нарушением международного права, то признание Абхазии и Южной Осетии тоже не является таковым. Или нарушением является и то, и другое. Я, скорее, склонен к этому, что именно и то, и другое есть нарушение международного права. И в свое время, когда Путин предупреждал, что признание Косово может привести к чрезвычайно нежелательным последствиям, то для меня было понятно, о чем он говорит, в частности об Абхазии. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

***

Вполне логично с точки зрения общечеловеческих подходов, но не очень точно с точки зрения юридической. Есть, понимаете ли, здесь некая "закавыка"...

Во-первых, если один совершил преступление, то это вовсе не разрешает совершать преступления другим. Если вор украл чужое имущество и по каким-то причинам остался безнаказанным, это еще не означает, что воровать теперь разрешено всем, и все прочие воры тоже останутся безнаказанными. Сколько бы воров не обокрали чьи-то квартиры, всех их продолжают разыскивать, и если поймают, то посадят. А украденное ими имущество непременно вернут владельцу (если найдут, разумеется). Иными словами, факт совершения преступления не отменяет закон, запрещающий данное действие.

В случае с Косово вора разыскивать надобности нет. Вор известен – это США, которые инициировали сначала процесс раздробления бывшей Югославии, а за тем и отделение края Косово. И украденное имущество искать надобности тоже нет, поскольку Косово и есть украденное имущество. Остается посадить вора и вернуть имущество законному владельцу. Но именно этого и не произошло. В этом-то и заключается обещанная "закавыка".

США пошли по незаконному пути, лобируя отделение Косово от Сербии, а за тем совершили прямо противозаконное действие, первыми признав независимость Края. Однако нашлась третья сторона, которая вместо того, чтобы привлечь вора к ответственности, поддержала его – это европейские союзники США, совершившие акт признания независимости края вслед за США. Что ж, если вор обокрал квартиру, то его коллеги по воровскому цеху всегда признают правоту своего собрата. Но коллеги по воровскому цеху не относятся к той стороне, которая издавала закон о запрете воровать. А европейские союзники США, признавшие государственный суверенитет Косова – это как раз те страны, подписи которых стоят под международной нормой о неприкосновенности территориальной целостности государств. То есть, это как раз те, кто является законодателями по отношению к данному закону. А когда сами законодатели официально поддерживают нарушение принятого ими ранее закона, то это называется созданием юридического прецедента. А юридический прецедент – это отмена или изменение данного закона.

Исходя из этого, поскольку противозаконное со стороны США действие по отделению Косово от Сербии было оформлено как юридический прецедент, с этого момента данный закон действующим не является. Иными словами, США отделяли Косово от Сербии противозаконно. Но факт признания Косово европейскими союзниками Америки нарушенный закон отменил. Следовательно, на момент признания Южной Осетии и Абхазии Россией данный закон уже не действовал и акт признания этих территорий Москвой противозаконным уже не является, поскольку более не существует закона, запрещающего данное действие. Да, получилось именно то, что сказал в своем последнем интервью В. Путин – европейские союзники США обслужили американские интересы в ущерб своим собственным, создав у себя в Европе то, что мы теперь и наблюдаем.

Однако и этот факт сам по себе еще недостаточен, чтобы на такие действия пойти. "И было понятно, что если Грузия не изменит свою политику в отношении той же Абхазии и Южной Осетии, не найдет другого подхода, то этим кончится, считает В. Познер. Да, то, что Абхазов грузины иначе как животными не назвали, а осетин считают недоразвитой разновидностью грузин – это факты общеизвестные. Грузины никогда этого не скрывали, даже в советские времена. Бесспорно, здесь явно просматривается широкий фронт работы для правозащитников. Но признание государственной независимости этих территорий – это акт политический, а не правозащитный. Государственные политические решения принимаются исходя из интересов государства, а не исходят из правозащитных целей. Правозащитные лозунги политики лишь используют для получения поддержки со стороны населения. Именно поэтому в любой стране мира, в том числе и в США, правозащитники всегда действуют дистанцированно от официальных институтов государственной, периодически входя в конфронтацию с этими институтами. Признать, что внешнеполитические решения принимаются исходя из правозащитных целей, значит, признать, что США напали на Ирак исключительно с целью защиты прав курдов. Следовательно, факт признания Кремлем Южной Осетии и Абхазии заключает в себе некие государственные интересы России, отличные от защиты осетин и абхазов от возможного грузинского геноцида, хотя, не исключено, что включают и это, но лишь в числе прочего. Что это за интересы?

Здесь уместно вспомнить точку зрения Леонида Радзиховского, высказанную им тоже на "Эхо Москвы". России не нужны новые территории, поскольку она не только не нуждается в них, но и собственные-то освоить не может. Тем более, не нужны России территории, где нет ни нефти, ни газа, ни золота, ни алмазов. С другой стороны, если эти территории находятся под юрисдикцией Грузии, то их экономическое содержание является проблемой Тбилиси. Теперь же и оборона этих территорий, и их чисто экономическое содержание целиком и полностью ложится на российский карман. Никакого дохода, расходы одни. По всему получается, что эти территории России ни с какой стороны не нужны.

Но России нужно совсем другое. Вступив в этот конфликт, Россия, конечно же, защищала Южную Осетию и свои позиции на этой территории. Но то, что было дальше, можно назвать использованием ситуации, неосмотрительно созданной грузинским президентом. Разгром грузинских вооруженных сил и уничтожение военной инфраструктуры Грузии – это разгром армии, созданной и обученной американцами, и уничтожение военной инфраструктуры, так же созданной американцами. Все эти действия служили обозначением жесткого российского противостояния американскому влиянию в регионе и, надо признать, удались они российскому руководству блестяще. Однако, в силу выше сказанного, оказалось, что Москва публично набила морду Вашингтону, который никогда без боя не сдавался. Тем более, трудно было ожидать, что США молча проглотят эту пилюлю, коль существует доктрина превращения Черного Моря в "американское озеро", сформулированная в период администрации Б. Клинтона. По этому сценарию, как мы помним, и начали разворачиваться дальнейшие события. Французский президент вдруг объявил, что Россия дала согласие на замену своих миротворцев европейскими. Не смотря на то, что российская сторона немедленно выступила с опровержением существования подобной договоренности, европейские военные наблюдатели явочным порядком начали прибывать на места дислокации российских миротворцев, пытаясь осуществить так называемый маневр "вытеснения телами". А военные корабли НАТО, в числе коих и американские, при полном вооружении поспешили в территориальные воды Грузии.

Как мы помним, в самом начале конфликта грузинские военные корабли сделали попытку блокировать побережье Абхазии, однако натолкнулись на корабли Черноморского Флота РФ, успевшие подойти раньше. И грузинские корабли не просто подошли, но сделали попытку прорыва, в результате чего потеряли один из катеров. Если бы силы ЧМ РФ не успели блокировать абхазское побережье, эта война, как не трудно догадаться, так быстро не закончилась бы. То есть, для обороны Абхазии защита ее берегов с моря носит ключевой характер. И вот, когда все, казалось бы, закончилось, в территориальных водах Грузии оказались корабли НАТО. Но для них побережье Абхазии – это по-прежнему территориальные воды Грузии. Следовательно, корабли НАТО на полном законном основании могли теперь сами заблокировать абхазское побережье. А на суше явочным порядком прибывают, как уже упоминалось, европейские миротворцы. Если эти два момента не нейтрализовать, то победа России в этом конфликте тотчас оборачивается поражением. Вопрос уже не политический, а военный. Подход кораблей НАТО к берегам Абхазии носит при этом вполне законный характер. А нахождение там кораблей российских становится противозаконным. Очевидно, что после такого поражения Грузия гарантированно выйдет из соглашения по прекращению огня, после чего и присутствие российского воинского контингента на суше в Абхазии и Южной Осетии тоже становится противозаконным. Если такое происходит, то России остается или отвести войска и признать поражение, или фактически объявить войну НАТО, т.е. начать мировую войну. Как сделать так, чтобы и войска не отвести, и в сторону НАТО не выстрелить? – Признать государственный суверенитет этих двух образований.

Признав государственную независимость Абхазии и Южной Осетии российская сторона получает возможности вполне официально, по "просьбе" правительств этих новых государств, ввести своих войска на их территорию, причем не в количестве того состава миротворцев, которое было оговорено старым соглашением, а в любом количестве. А так же по той же "просьбе" подвести корабли ЧФ к берегам Абхазии. Что, как мы знаем, и было сделано, чем Россия обеспечила на данный момент закрепление военного успеха, достигнутого в августовском конфликте. Так что вполне возможно, что признание государственного суверенитета Абхазии и Южной Осетии Россией носило чисто военный характер. Что же до правозащитных целей, то если они и присутствуют, то явно на одном из последних мест.

Однако, что будет дальше? Америка и страны НАТО независимости этих образований не признавали, следовательно, они официально по-прежнему рассматривают их территорией Грузии. Но Россия-то признала, и с ее стороны это уже не территория Грузии. В результате корабли НАТО и ЧФ РФ встали друг против друга при полном вооружении. Что теперь, кто первый выстрелит, чьи нервы не выдержат? Вообще говоря, ситуация очень напоминает Карибский кризис. С одной стороны, понятно, что ни России, ни Америке, ни НАТО мировая война не нужна. Но есть и другая сторона...

Можно было всерьез ожидать, что США окажут прямую военную помощь Грузии, открыто вступив в огневой контакт с российской армией? Нет. А грузинский президент при этом, как мы знаем, был чрезвычайно удивлен тому, что американцы этого не сделали. Можно после этого считать его человеком с нормальным мышлением? Теперь же, после того, как он потерпел поражение и Абхазия с ЮО признаны Россией независимыми, политическое будущее этого человека предрешено, если только он не найдет какой-то способ чисто военным путем отбить эти территории у России. А какой это может быть путь? – Только один, стравить США и НАТО с Россией, т.е. спровоцировать войну между ними, причем не когда-нибудь в будущем, а именно сейчас, когда имеет место прямое вооруженное противостояние между этими сторонами. Хорошо, если военная инфраструктура Грузии действительно разрушена настолько, что Саакашвили просто некого послать на новую войну. Хорошо, если США и НАТО в настоящий момент в достаточной степени контролируют его действия, чтобы не допустить подобной провокации с его стороны. А что, если нет, что, если Саакашвили по-прежнему сохраняет возможность для самостоятельных неподконтрольных действий в этом направлении? Он ведь по-прежнему остается тем же, кем и был – военным авантюристом в президентском кресле...



Обратная связь