Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
Процесс пошел
Илья Трейгер

Как не старался Обама оттянуть момент принятия кардинальных решений по виновным в применении пыток сотрудниками ЦРУ, надолго отложить решение этой проблемы ему не удалось. Собственно, начало этому процессу было положено 22 января, когда новый американский президент подписал указ о запрещении применения пыток по отношению к тем, кто находится в руках ЦРУ и военных. Но подписав такой указ, президент тем самым фактически признал факт совершения преступлений американской стороной в этом направлении. А если так, то, сказав "А", хочешь или нет, но придется говорить и "Б". Этот-то момент Обама и пытался оттянуть по времени. Однако общественное мнение как мировое, так и внутри самих США возможности этой отсрочки президенту не дали. И вот, 21 апреля американскому президенту пришлось вновь выступить с заявлением по этому поводу:
Обама поблагодарил сотрудников ЦРУ за борьбу с врагами США и пообещал им свою защиту, сообщает NEWSru.com.

Президент США Барак Обама считает, что сотрудники ЦРУ качественно выполняют свою работу по защите американского народа от врагов. Это он подчеркнул в ходе состоявшегося визита в штаб-квартиру разведуправления.
Президент заверил сотрудников ведомства в том, что будет оказывать им поддержку. По его словам, "нет ничего более важного, чем защита сотрудников ЦРУ и обеспечение их безопасности".

Обама отметил, что администрация будет защищать их "так же решительно", как они "решительно защищают американский народ", передает ИТАР-ТАСС.

Говоря об этом, президент, в частности, имел в виду и опубликованные недавно Минюстом США служебные документы, в которых по указанию предыдущей администрации сотрудникам американских спецслужб разрешалось применять в отношении террористов так называемые "крайние методы допроса", а попросту - пытки.

Ранее Обама уже заявлял, что действовавшие таким образом оперативники не будут привлекаться к судебной ответственности.
На сей раз он призвал работников ЦРУ "не разочаровываться тем, что произошло в последние недели". "Не стоит унывать от осознания того, что мы потенциально можем совершать какие-то ошибки. Таким образом мы учимся", - отметил глава американской администрации.

А на следующий день, 22 апреля не удалось избежать заявления уже в отношении тех, кто применение таких методов допроса узаконивал:

Барак Обама во вторник дал понять, что не станет мешать попыткам расследования жестких методов допроса, применявшихся к подозреваемым в терроризме, пишет The New York Times. Отвечая на вопросы журналистов в Овальном кабинете, президент США занял более компромиссную позицию, чем прежде: ранее Обама призывал оставить спорную политику Джорджа Буша в прошлом.

Под давлением требований о расследовании методов контртеррористической политики прежней администрации Обама предположил, что с этой целью может быть создана специальная комиссия. Президент выразил надежду, что эта комиссия будет двухпартийной, наподобие "Комиссии 9/11", расследовавшей теракты 2001 года. При этом Обама подчеркнул, что "не предлагает" создавать комиссию.

Сторонники Демократической партии и правозащитники критикуют администрацию Буша за применение методов допроса, которые они считают аналогичными пыткам. Ранее администрация Обамы опубликовала четыре меморандума ЦРУ, предписывающих жесткие допросы, однако президент говорил, что "во времена великих испытаний и тревожных разногласий мы ничего не выиграем, растрачивая свое время и силы на поиски виноватых в прошлом".

Во вторник Обама в очередной раз подчеркнул, что выступает против преследования и наказания следователей, исполнявших инструкции начальства, но не исключил, что наказанию могут быть подвергнуты те, кто стоял за формированием спорной политики и обеспечивал ее юридическую базу. Во вторник также был обнародован очередной доклад о пытках, подготовленный комитетом Сената по делам вооруженных сил.

Associated Press отмечает, что авторы доклада указали на связь между политикой ЦРУ и Пентагона: якобы военные начали жестоко обращаться с подозреваемыми под непосредственным влиянием ЦРУ. Как сообщило агентство Reuters, в докладе вина за нарушения прав подозреваемых возлагается на ряд должностных лиц в администрации Буша, в частности Дика Чейни, Доналда Рамсфелда и Альберто Гонсалеса.
Чейни на днях призвал ЦРУ рассекретить документы, которые могут подтвердить эффективность жестких допросов для предотвращения новых терактов. Бывший вице-президент отметил, что директивы, рассекреченные по решению Обамы, дают однобокое представление о контртеррористической политике администрации Буша.
Днем раньше вопросами на эту тему журналисты, аккредитованные при Белом доме, битый час терзали на регулярном брифинге пресс-секретаря Барака Обамы Роберта Гиббса, который резюмировал, что правовая оценка происшедшего - дело не Белого дома, а Министерства юстиции США.
***
Ну, да, вопрос освобождения от ответственности исполнителей из ЦРУ президент решил единолично своим распоряжением, а вопрос привлечения к ответственности высокопоставленных чиновников предыдущей администрации – дело Генерального прокурора? Аргумент, прямо скажем, не слишком убедительный. Очевидно, что сцена срежессирована, и, следовательно, позицию нового Генерального прокурора предсказать особого труда не представляет. Так и вышло, Генеральный прокурор США Эрик Холдер, выступая в Конгрессе, заявил: "Мы накажем всех виновных", сообщает 24 апреля "Голос Америки".

Согласно тому же источнику, в Конгрессе нет единства мнений насчет целесообразности судебного преследования высокопоставленных представителей администрации Буша-младшего, давших «добро» на применение этих методов, включая имитацию утопления, которые многие расценивают как пытки. Республиканцы выступают против идеи расследования высокопоставленных помощников Буша-младшего, подготовивших правовое обоснование жестких методов допросов. Подобное расследование, заявляют они, затруднит в будущем любой честный профессиональный разговор между президентом и его командой по поводу острых политических вопросов.

Одно это делает совершенно очевидным тот факт, что заявления о не введении этих вопросов в политическую плоскость, не более, чем пустые слова. Даже если подобное расследование и не приведет в итоге к суду над высшими должностными лицами предыдущей администрации, очередной раунд расправы над Республиканской партией, тем не менее, состоится. И такое развитие событий тем более вероятно, чем более настойчивой окажется общественность в ее требовании наказать виновных. Если же расследование состоится, что, скорее всего и будет иметь место, то оно обречено на успех. Здесь уместно заострить внимание на тех документах, которые требует рассекретить Дик Чейни в подтверждение того, что, якобы, применение пыток имело успех. Прежде всего, стоит напомнить, что ограбление банка тоже приносит быстрый успех грабителю, как и убийство с целью ограбления убийце. Тем не менее, грабителей и убийц судят и сажают за совершенное преступление, не принимая во внимание достигнутый ими успех в качестве смягчающего обстоятельства. Успех, достигнутый в результате совершения преступления, в соответствии с действующим законодательством не освобождает преступника от ответственности. Преступник должен сидеть в тюрьме, и в этом смысле бывшему второму номеру администрации Буша-младшего остается лишь... "отдохнуть". Однако в данном конкретном случае сам факт успешности этих допросов весьма и весьма сомнителен.

Дик Чейни определяет степень успешности дознания подобными методами исключительно тем, как быстро удается выбить из подследственного признательные показания. Чейни утверждает, что такие показания удается выбить из допрашиваемого после первого же или второго применения имитации утопления. Однако уже рассекреченные документы говорят о другом. Организатор терактов в США 11 сентября 2001 года Халид Шейх Мухаммед 183 раза подвергался во время допросов ЦРУ такой пытке, как имитация утопления. Такие данные содержатся в опубликованном недавно меморандуме американского министерства юстиции, датированном 2005 годом. В меморандуме говорится, что Мухаммеда подвергали имитации утопления в марте 2003 года. В то же время, как отмечает The New York Times со ссылкой на анонимные источники в ЦРУ, этот человек сообщил все, что знал, еще до 183 "утоплений", сообщает в понедельник InoPressa.ru. Таким образом, показания этого подследственного были получены вовсе не в результате пыток, а еще до них. А зачем же пытали? – Получается, что... для профилактики. А зачем 183 раза? – По-видимому, в целях эксперимента, как долго выдержит. Собственно, и без ерничанья понятно, что пытали исключительно из побуждений жестокости, а, следовательно, преступление налицо. С другой стороны, даже если бы требуемые показания были получены в результате этих пыток, где уверенность в психическом здоровье того, кого "топили" 183 раза? Ну, и какова же может быть информационная ценность показаний, полученных подобным образом?

Вполне возможно, что согласно документам, о которых говорит Дик Чейни, кто-то дал показания именно в результате "утопления", причем после первого же применения пытки. Это что, доказывает информационную достоверность таких показаний. Чейни утверждает, что благодаря показаниям, полученным в результате применения пыток, ЦРУ получило ценную информацию о структуре и планах Аль-Каиды. Но если бы спецслужба действительно располагала информацией об этой организации, которую можно квалифицировать как ценную, то разве таким был бы эффект действий американских военных против Аль-Каиды везде, где они воюют, какой мы видим сегодня? Опыт критерий истины. Каков результат, такова и ценность той информации, о которой говорит Дик Чейни, то есть, никакой ценности. Преступная жестокость есть, а результатов нет.

Что ж, хотя и очевидно, что вся эта шумиха срежессирована, тем не менее, чисто формально президенту удалось сохранить лицо в том плане, что не он, мол, инициировал это расследование, а все дело в законе, который выше президента, и куда он (президент) вмешаться не может. Но это лишь в отношении высших чиновников бывшей администрации, санкционировавших пытки. Что же до непосредственных исполнителей из числа сотрудников ЦРУ, то здесь американского президента еще, как видится, ждут проблемы, способные доставить главе Белого дома немало неприятных минут.

Освободив исполнителей от уголовной ответственности, Обама, по сути, приравнял сотрудников ЦРУ к солдатам действующей армии, участвующим в официально ведущихся военных действиях. Возможно, что американским обществом подобная постановка вопроса и будет принята, особенно, если полит. технологи Белого дома сработают достаточно умело. Но в отношении мировой общественности такое вряд ли пройдет. Женевские конвенции ведь не распространяются на бойцов невидимого фронта. Даже на поле боя во время ведения действительно открытых боевых действий нормы Женевских конвенций на сотрудников спецслужб не распространяются. Если преступление совершает солдат по приказу своих командиров, то ответственность за преступление несет командир, отдавший преступный приказ. Если же преступление совершает сотрудник спецслужбы, то он лично отвечает за совершенное им преступление не в зависимости от того, чей приказ он выполнял или действовал по собственному побуждению. В любом случае такой сотрудник должен быть судим и наказан. Таковы нормы международного законодательства. Если бы сотрудники ЦРУ совершали подобные преступления на территории США, то это могло бы еще рассматриваться как внутреннее дело США не в зависимости от критики извне. Но сотрудники ЦРУ совершали эти преступления вне территории США, и, следовательно, игнорирование мирового общественного мнения в этом вопросе находится в прямой связи с эффективностью внешней политики страны, что недопустимо.

Что касается самого ЦРУ, то спецслужба находится даже в худшем положении, чем это было с КГБ на момент начала горбачевской Перестройки. КГБ тоже был преступной организацией. Преступной, но не бесполезной, так как работа КГБ по реальному обеспечению государственной безопасности была достаточно эффективной. ЦРУ же, кроме того, что превратилось в преступную организацию, оказалось еще и неэффективным в плане осуществления своей основной функции. Поскольку пыточные методы допросов оказались единственным способом получения информации о структурах, с которыми США в настоящее время ведут войну, страна оказалась без какой-либо достоверной информации об этих структурах вообще, что не замедлило сказаться на результатах обеих кампаний, как Иракской, так и Афганской.

Такая спецслужба, вообще говоря, должна быть распущена и сформирована заново. А бывшие сотрудники, участвовавшие или соучаствовавшие в совершении преступлений, должны быть судимы и наказаны, не взирая на физическое количество таких лиц. Но такая политика предполагает существование государства в течение определенного времени без ключевых спецслужб, что в принципе невозможно. Во-первых, это невозможно в силу ведения Америкой боевых действий в ряде регионов мира. Во-вторых, спецслужбы в числе прочего обеспечивают безопасность самих властных структур, без чего властные структуры такой державы, как США существовать не могут. И, в-третьих, во время жесткого экономического кризиса эффективное переформирование спецслужб в разумных временных пределах невозможно чисто физически.

Получается, что Обама просто не может позволить себе затеять в данный момент подобную реорганизацию силовых структур. А мировая общественность вряд ли сочтет возможным спустить это дело на тормозах, приняв во внимание внутренние трудности американской власти. И что же будет? С известной долей достоверности можно предположить лишь то, что президент Обама, вероятнее всего, постарается перевести стрелки на высших чиновников предыдущей администрации, санкционировавших пытки, что позволит ему выиграть время в решении вопроса исполнителей. Что ж, и это немало. Эти люди являются главными ответственными, и они должны получить свой "Нюрнберг". Это будет справедливо. А дальше время покажет...

Обратная связь