UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/rezba.htm

 

Резьбу не срывало, резьба на месте…
Илья Трейгер


Законопроект № 89417-6 о фильтрации контента в русскоязычном Интернете — унылое позорище, пишет в своем блоге на сайте «Эхо Москвы» Антон Носик. Серьезных и немедленных практических последствий от его принятия ожидать не следует, но налицо обкатка процедуры принятия запретительных мер любого рода, без учета мнений профессионального сообщества. К чему такая процедура может привести, можно видеть на примере Казахстана. Поэтому забастовка русской Википедии — правильная, своевременная и адекватная реакция на этот постыдный цирк. Жаль, что этому примеру пока не последовал никто другой из испытуемых.

Последние 12 лет я прожил в счастливой уверенности, что российским властям достанет ума не заниматься цензурой в Интернете. У этого моего убеждения были свои причины. И факт остается фактом: за эти годы действительно не было принято никаких законов, подобных нынешнему убожеству. Но ситуация, увы, меняется. От нарисованной Чуровым едорастической монополии в Госдуме у законодателей, похоже, окончательно сорвало резьбу, и кажется, что они теперь нарочно принимают такие акты, чтобы развеять у общества последние сомнения по поводу вступления России на казахский путь госрегулирования, бессмысленный и беспощадный.

***

Да, нет же, ни у кого никакую резьбу не срывало. И вообще, так называемые законодатели в Госдуме здесь совершенно ни при чем. Почему? Ответ на этот вопрос хорошо сформулировал Сергей Алексашенко в своем эфире на «Эхо Москвы» 11-го июля:

«Нам сказали нажать кнопки – мы нажали кнопки. Есть закон, что между вторым и третьим чтением должна быть юридическая экспертиза? Наплевать на юридическую экспертизу. Нам сказали нажать кнопки сегодня – нажмём кнопки сегодня. И вообще… Всё. На всё наплевать. На министра наплевать. На процедуры наплевать. Сказали нажать – нажмём. Даже если мы против, всё равно мы нажмём, потому что партийная дисциплина. Что вас удивляет? Вот, парламент… И парламент – это не место для дискуссий. Вы что думали?..».

Вся эта, кажущаяся странной, политика закручивания гаек исходит вовсе не от «законодателей» в Госдуме, а от тех, кто отдает им распоряжения о нажатии кнопки. А это довольно узкая группа из непосредственного окружения Путина, которую почему-то принято называть политической элитой.

Да, политика действительно выглядит странной, с точки зрения обычной житейской логики. Ведь посмотрите, все последние репрессивные законы, начиная с закона о митингах, являются, с одной стороны, заведомо неработающими, а, с другой стороны, объективно стимулируют разрушение нынешнего политического режима.

Согласно принятым поправкам, как только сайт попадает в этот "черный список", провайдер, на чьем хостинге расположен провинившийся ресурс, должен известить его владельца и потребовать незамедлительно удалить страницу, на которой размещена запрещенная информация. Если удаления в течение суток не происходит, провайдер обязан заблокировать сайт. Такие же обязанности налагаются на операторов связи, предоставляющих услуги доступа в интернет. В случае если ни провайдер, ни оператор никаких действий не предприняли, они разделяют ответственность, хотя какой именно она будет, в законе не написано.

Все очень здорово, пока вопрос касается сайтов, расположенных на российских серверах. Но ведь никакого труда не стоит переместить любой интернет ресурс с российского сервера на иностранный. А если говорить о Twitter и Facebook, то этим ресурсам и вовсе не слишком есть дело до российских нововведений. Единственный способ справиться с этим – это блокировать доступ к иностранным источникам. Это могут себе позволить в Китае, Казахстане или Белоруссии. Но этого не могут себе позволить те, кто планирует благополучие своих детей и собственную старость на Западе. И это, если смотреть с очень общих позиций.

Что же касается частностей, то ситуация оказалась даже более жесткой, причем не для тех, кто опасается цензуры в Интернете, а как раз для тех, кто эти поправки проталкивал через Госдуму. Стоило в день рассмотрения законопроекта русской «Википедии» объявить однодневную забастовку при поддержке LiveJournal, "ВКонтакте", "Яндекса", Google и Объединенной компании "Афиши" и "Рамблера", как «законодатели» тот час же начали смягчать законопроект, исключив из него в итоге формулировку о "вредоносной информации". То есть, ситуация выглядит еще глупее, чем это казалось изначально – поборники режима проталкивают через парламент закон, направленный на их собственные интересы. Им хочется, не чтобы информации вообще не было, а чтобы она стала недоступной для недовольных, но продолжала быть доступной дли них, правильных. Однако, пока не видно, как технически осуществить подобный вид цензуры в Интернете. В любом случае, закон работать не будет. А сам факт запрета на какие-то конкретные источники автоматически повышает доверие этим источникам и стремление получить к ним доступ, что, в свою очередь, работает на разрушение политического режима.

Таким же заведомо неработающим выглядит и новый закон об НКО, объявляющий фактически все правозащитные или политические неправительственные объединения шпионскими организациями.

Шпион – это тот, кто уличен в передаче иностранному государству сведений с ущербом для своего государства, судим за это и посажен. В российском правосознании термин «иностранный агент» традиционно воспринимается как синоним термина «шпион». И что?

А, ничего. Когда Владимир Путин впервые вбросил в общество мнение о том, что все протестные настроения в стране инспирированы и профинансированы госдепом США, это вызвало возмущение у протестной части общества и некоторое одобрение у той части населения, которая поддерживает действующую власть. Но когда эту мысль многократно репродуцировали, она стала вызывать насмешки как у протестующих, так и у тех, кто по сути поддерживает нынешний политический режим. Ровно та же участь ожидает и «иностранных агентов». Сначала, может быть, на кого-то и сработает. Но вскоре на этот термин перестанут реагировать иначе, нежели как на повод для анекдотов. С другой стороны, неизбежно повысится доверие к правозащитным организациям просто по факту формальных гонений на них со стороны власти, что тоже, согласитесь, укреплению нынешнего режима способствовать не может.

Что же касается закона о митингах, с которого все началось, то он уже начал проявлять свою абсурдную сущность. Традиционный велопробег «Критическая масса», который должен был пройти в Мурманске в воскресенье, отменен по рекомендации правоохранительных органов, сообщает «Независимая». Об этом сообщил организатор мероприятия Владимир Марченко: «Мне казалось, велопробег не подпадает под действие закона и соответственно не требует регистрации, в прошлом году необходимости в согласованиях не было». По его словам, в прошлом году в велопробеге, призванном показать, что велосипедисты являются полноправными участниками дорожного движения, приняли участие около 100 мурманчан. В этом году накануне запланированного мероприятия сотрудники правоохранительных органов Заполярья обратили внимание организатора на то, что велопробег подпадает под действие федерального закона о митингах, а также напомнили об увеличенных с 8 июня санкциях за нарушение его положений. Марченко решил велопробег отменить. Комментарии, как говорится, излишни.

Действительно, все происходящее выглядит абсурдным, но лишь выглядит. Не бывает так, чтобы вся политическая элита страны, включая и весь состав парламента одновременно и в одном и том же направлении спятили, и не видели реальности.

А реальность, как представляется, такова:

Когда-то Владимир Путин собирая вокруг себя политическую команду, подбирал людей по принципу личной преданности. Подобранные по этим параметрам люди размещались на властных должностях и наделялись соответствующими властными полномочиями. Зачем эти люди были нужны В. Путину, понятно. Но в каких целях эти люди шли во власть? Очевидно, что ради обогащения. Все эти люди оказались из числа тех, кто не попал под раздачу в 90-е, и шел во власть для того, чтобы эту несправедливость исправить, как минимум, по отношению лично к себе. Именно это и вынужден был предоставить В. Путин этим людям в обмен на верную службу.

Однако к моменту прихода В. Путина к власти несправедливость «раздачи 90-х» решить можно было только одним способом – переделом собственности по схеме, близкой к схеме разрушения ЮКОСа. Путь этот однозначно криминален и принципиально невозможен без известного правового нигилизма. Что мы и получили. Те, кто шел этим путем, прекрасно осознавали, что конкретно они делают, и что им за это будет, если допустить в стране нормальный правовой режим. Именно по этой причине, потому, что временный характер этого политического режима был ясен изначально, те, кого сегодня высокопарно именуют политической элитой страны, ориентировали будущее свое и своих семей в нормальных государствах Запада, а не в России.

Сколь веревочка не вейся…, а естественный ход событий не остановишь. Путинский режим, как и любой переходный режим, изжил себя и пришел к моменту своего распада. Но поскольку передел собственности происходил откровенно криминальным путем, о мирной передаче власти очередному «учредительному собранию» для власть предержащих речи быть не может.

Все, «жадною толпой стоящие у трона» прекрасно понимают, что невозможно придумать никаких законов, которые бы позволили реально продлить существование нынешнего политического режима, единственной их целью на данный момент может быть лишь деятельность, направленная на сохранение нажитого «тяжким трудом» в процессе «поднятия России с колен» и на уход от возможной ответственности. А дело это непростое, требующее и времени, и серьезных организационный усилий, проще говоря, в одиночку это никому не под силу. И в процессе этого, подавляющее большинство членов этой политической элиты оказались подельниками по фактически одному и том же делу. Потому для них вполне логично действовать подобно заговорщикам. Все, что им нужно – это максимально выиграть время до полного развала политического режима. Для этого все и делается.

Для этого и придумываются заведомо неработающие законы, призванные не столько остановить или подавить протестные настроения в обществе, сколько напугать, вызвать смятение пусть даже на очень короткое время. И чем больше политологи и аналитики пытаются комментировать и анализировать происходящее с позиции нормальной логики, тем больший выигрыш во времени получают плутократы. К сожалению, даже очень неглупые оппозиционные политики ловятся на эту удочку. Вот, и Алексей Навальный таким же образом прокомментировал очередной наезд на себя со стороны главы Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина. Об этом сообщает NEWSru.com:

«Блоггер-оппозиционер Алексей Навальный объяснил "истинную" причину, по которой глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин внезапно реанимировал давнее уголовное дело против него, связанное с "Кировлесом", и распорядился срочно направить его в Москву для дальнейшего раследования.

Навальный сообщает в своем блоге, что днем ранее направил в СКР заявление с требованием возбудить уголовное дело против самого Бастрыкина по факту "совершенного им преступления - угроз убийством" журналисту "Новой газеты" Сергею Соколову, и ответная гневная реакция руководителя СКР вызвана именно этим обстоятельством».

Но все дело-то в том, что, согласно статусу должности, которую занимает Александр Бастрыкин, против него не может быть возбуждено уголовное дело по подобному заявлению адвоката Навального. Так что не боится Бастрыкин заявления Навального, и, следовательно, не имеет причин столь активными мерами защищаться от него.

Дело против Навального реанимировали для того, чтобы, минимум, испугать Навального, а максимум, выдавить его из страны или посадить, хотя и не на долго. Задача не в том, чтобы уничтожить Навального, а чтобы отвлечь внимание несогласных от того, что говорит Навальный о власти, на то, что происходит вокруг Навального, что замедляет движение несогласных против режима.

Задача не в том, чтобы действительно заблокировать Интернет от несогласных, что сделать заведомо невозможно, а в том, чтобы отвлечь внимание протестантов от информации, распространяемой в Интернете на информацию о том, что происходит или может происходить вокруг Интернета.

Задача не в том, чтобы полностью ликвидировать уличную активность несогласных, что принципиально невозможно, а в том, чтобы отвлечь внимание несогласных от существа происходящего на то, что может происходить вокруг организаторов этих митингов.

Задача не в том, чтобы действительно убедить людей в том, что политические НКО действуют в интересах иностранного враждебного государства, а в том, чтобы отвлечь внимание несогласных от того, что говорят эти организации, на то, что происходит или может происходить между ними и власть предержащими.

Все это пусть кратковременно, но оттягивает момент перехода несогласных к решительным действиям. В идеале, предполагается, когда новая власть войдет в Кремль, то должна там никого не найти, кроме одинокого Путина, давно ставшего чисто мифической фигурой без реальной власти и с пустыми карманами… Но идеала в жизни не бывает. Не бывает так, чтобы всем без исключения удалось унести и ноги, и чемоданы. Кто-то непременно неуспеет, кому выпадет участь козлов отпущения, как это произошло с Юрием Чурбановым в 87-м…

Copyright©2012 UNIPRESS