UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/rpc.htm

 

Интересно, насколько они информированы?
Илья Трейгер


РПЦ демонстрирует нелояльность? – спрашивает 5 января в своем блоге Владимир Варфоломеев («Эхо Москвы»).

Представители Русской православной церкви, пожалуй, впервые развёрнуто отреагировали на события бурного декабря.


На сайте "Интерфакса" протоиерей Всеволод Чаплин, которого часто воспринимают как один из "голосов" Патриархата, высказался по поводу складывающейся политической ситуации.


Жизнь уже не будет прежней - предупреждает Чаплин: "10-дневное "веселье" может создать у власть имущих и у некоторой части народа впечатление, что все вернулось на круги своя, к политической тиши прошлого десятилетия. Нет, не вернулось. И уже никогда не вернется."


Вариантов развития событий, с его точки зрения, не слишком много: "власть будет медленно загрызенной, а народ - кормить чужую армию и чужой бизнес".
Чтобы этого не случилось, следует "начать серьезный общенациональный диалог об основах политического и экономического устройства страны".


Особо в детали этого плана Чаплин не вдаётся, однако трижды в этом небольшом тексте в том или ином виде он затрагивает национальный вопрос: предлагает обсудить "роль и статус русского народа", обязать мигрантов "проходить регистрацию по крайней мере раз в три дня, называя место своей легальной работы", а кроме того стыдит националистов за то, что на митингах они "стоят на одной трибуне с Немцовым, Каспаровым, Собчак".


Русские православные, конечно, отнюдь не польские католики, и либеральные реформы они вряд ли будут поддерживать, если только нынешняя элита не станет вдруг повторять коммунистических ошибок и преступлений.


Да и страна наша отнюдь не так религиозна, а иерархи, несмотря на их духовный сан, не воспринимаются как духовные лидеры и авторитеты, которых общество может воспринимать всерьёз.


Но сам по себе факт призыва "не сдерживать волю народа к политической активности" сегодня выглядит почти революционным, а отсутствие в тезисах Чаплина хотя бы формальных слов о "поддержке курса партии и правительства" может намекать на отнюдь не 100-процентную лояльность.

***

Да, то, что лояльность церковь демонстрирует не 100- процентную – это факт бесспорный. Однако в лице Всеволода Чаплина РПЦ демонстрирует и нечто большее. В частности, в заявлении В. Чаплина есть более серьезные пассажи, нежели тот, на котором сакцентировал внимание Владимир Варфоломеев. Вот, например:

Россия должна наращивать военное присутствие во всех регионах, где "люди просят защиты от оранжевых экспериментов, от разного рода цветных революций". Даже если России нужно будет участвовать в боевых действиях, этого не нужно сегодня бояться. Армии нужно наконец дать настоящую работу. Сетевых хомячков вполне можно было бы отправить в действующие войска. Те из них, кто выживут, наверное, станут людьми", - сказал Чаплин. Во всех тех местах, где люди озабочены опасностью цветных экспериментов над теми или иными народами, Россия вполне может присутствовать, в том числе военным образом, полномасштабно, даже если это будет означать участие в боевых действиях. И вот в этих действиях должен участвовать, по крайней мере, весь мужской элемент нашего народа, включая тех самых несчастных хомячков, которые очевидно могут исправиться только тогда, когда они столкнутся с реальной мужской работой, с военной работой", - заявил протоиерей.

"Если власть не хочет быть медленно загрызенной, а народ - кормить чужую армию и чужой бизнес, нужно переходить от "стабильности" к диктатуре совести и воли. Воли политической и нравственной", - пишет Чаплин. По его словам, многое из того, что происходит в России, "глубоко ненормально и не отвечает воле народа", а значит, "наследие 90-х годов прошлого века должно быть решительно преодолено". "Я убежден, что вслед за Ходорковским должны отправиться виновные в том же, в чем виновен он", - заявил священник в интервью РСН.

Что из всего сказанного следует?

Можно, конечно поговорить по существу предложений Всеволода Чаплина. Можно, в частности, обратить внимание на то, что протоиерей открыто и публично призывает к развязыванию войны и массовому физическому уничтожению части собственного населения по признаку политических пристрастий. В принципе, уголовный состав здесь очевиден, на чем карьеру этого оратора можно было бы и закончить. Однако подобной реакции не последовало даже непосредственно из окружения тех политиков, стыдиться которых призвал Чаплин. Матвей Ганапольский в своем Твиттере попросту назвал Чаплина идиотом, чем и ограничился. На наш взгляд, здесь больше подходит термин, предложенный Сергеем Пархоменко по отношению к Максиму Шевченко – балбес.

Конечно же, предложить развязать войну против стран с либеральными режимами в то время, как именно власть предержащие, которым это предлагается, ориентируются в своих действиях на прелести того самого Запада, против которого предлагается воевать, такое всерьез публично предложить только балбес и может, лучше не скажешь. Однако, интеллектуальный уровень высокопоставленных церковников – это проблема церкви, а не наша. В. Варфоломеев правильно констатировал, что «страна наша отнюдь не так религиозна, а иерархи, несмотря на их духовный сан, не воспринимаются как духовные лидеры и авторитеты, которых общество может воспринимать всерьёз». Следовательно, проблемы церкви не являются проблемами общества в целом, и можно было бы не обращать на подобные выступления внимания, разве что улыбнуться... Однако когда человек срывается на истерику, он обязательно «просыпает» информацию, чего, возможно, не стал бы делать в спокойной ситуации. И именно эти моменты в заявлениях Чаплина и представляют известный интерес...

После московского митинга 24 декабря, протестующими была взята пауза до начала февраля 2012 года. Правильно это было сделано, или нет, но это было сделано. Совершенно естественно, что как сторона протестующих хотела бы понять, к чему в течение этой паузы придет власть, так и власть хотела бы понять, к чему в течение этой паузы придут протестующие. Конечно же, есть целый ряд организаций, получающих адекватную информацию о том, что во время паузы происходит в каждом из противоборствующих лагерей.  В первую очередь, такую информацию собирают те организации, существование и процветание которых напрямую зависит от того, в чью пользу в итоге закончиться противостояние. И церковь является одной из таких структур. Так о чем же, конкретно в этой связи, поведал нам этот крикун в рясе?

Во-первых, теперь мы знаем, что по информации церкви, у Путина и его окружения нет шансов на сохранение нынешнего политического режима.

Во-вторых, теперь мы знаем, что по информации церкви, нынешняя власть склонна считать, что протестные настроения имеют тенденцию к снижению, т.е. оценивает ситуацию неверно, и, следовательно, будет совершать серьезные ошибки, способные ускорить падение нынешнего политического режима.

В-третьих, теперь мы знаем, что по информации церкви, протестные настроения не просто не имеют тенденции к стиханию, но, наоборот, нарастают одновременно с усилением и самоорганизации протестного движения. То есть, вполне возможно, что после означенной паузы протестный лагерь вполне может нанести новый, еще более чувствительный удар по политическому режиму.

В какой степени можно считать информацию, озвученную Чаплиным достоверной? Как минимум в том ее объеме, который подтверждает патриарх Кирилл, будучи человеком более выдержанным в выражениях. И вот, собственно, заявление самого патриарха:

«Задача заключается в том, чтобы протесты, правильным образом выраженные, приводили к коррекции политического курса. Это самое главное. Если власть остается нечувствительной к выражению протестов, это очень плохой признак - признак неспособности власти к самонастройке. Власть должна настраиваться, в том числе и воспринимая сигналы извне", - сказал глава РПЦ в рождественском интервью телеканалу "Россия 1". "У каждого человека в свободном обществе должно быть право выражать свое мнение, в том числе и несогласие с действиями власти, - отметил патриарх. - Если люди такого права лишаются, то это воспринимается как ограничение свободы, это очень болезненно. В советское время не было такого права, оно декларировалось на бумаге, а реально - не было. А сейчас есть такое право. И, конечно, этим правом люди пользуются". Он призвал граждан "уметь выражать свое несогласие" и "не поддаваться на провокации", чтобы "не разрушать страну". "Мы полностью исчерпали лимит разделения. У нас нет права больше на разделение", - убежден предстоятель РПЦ. По мнению патриарха, недовольство граждан вызывает в основном не высшая власть, а низовая бюрократия. "В советское время у нас власть имели продавщицы, завскладом или товаровед... Что произошло с системой? Она рухнула... потому что соприкосновение с властью вызывало у людей отторжение. А что сейчас происходит? У нас что, народ общается с президентом, министрами? У нас общаются с милиционерами, с управляющими компаниями ЖКХ, те же самые ЖЭКи и ДЕЗы. У нас, к счастью, свободная экономика, кажется, более или менее решила проблему продавщиц. Но вот опять простого человека кошмарит вот этот уровень власти", - сказал патриарх. Он пояснил, что слово "кошмарить" употребил потому, что оно понятно большинству людей. "Вот если мы с этим кошмаром справимся на бытовом уровне, на уровне местных властей в первую очередь, и, конечно, на уровне коррупции на более высоком уровне, то тогда будет снята тема отношений человека и власти", – считает патриарх Кирилл.

Как видим, и из существенно более выдержанного заявления патриарха тоже прямо следует неверие церкви в возможность укрепления режима Путина, откуда и заискивающие с протестантами нотки в речи православного иерарха. :

вот, собственно, заявление самого патриарханиях.  патриарх Кирилл

Что же касается истерики по поводу немедленного объявления войны (кому-нибудь) и срочного массового уничтожения «интернет-хомячков», отвлекающих население от церкви, то она (истерика эта) вполне понятна. Нынешние иерархи РПЦ ведут довольно жесткую линию в направлении возвращения церкви к власти в России и юридической или фактической отмене принципа отделения церкви от государства, поскольку это единственный путь обеспечить доходы церкви как прямыми отчислениями из госбюджета, так и за счет приходской массовости.

Учитывая, что, как заметил В. Варфоломеев, «страна наша отнюдь не так религиозна, а иерархи, несмотря на их духовный сан, не воспринимаются как духовные лидеры и авторитеты, которых общество может воспринимать всерьёз», сама по себе большая часть населения страны воцерковливаться явно не спешит. И не поспешит, поскольку за двадцать лет после полной ликвидации «железного занавеса», живые российские люди-человеки успели увидеть разные правды и разные ценности, не только советские и, тем более, не только церковные. В таких условиях, и в этом нельзя не согласиться с протоиреем Чаплиным, загнать людей в церковь можно только силой диктаторского режима. А от массового носителя и распрастранителя информации об иных (не церковных) ценностях (интернет-хомячков) можно избавиться только путем их массового физического уничтожения, для чего и предлагается некий общенациональный мобилизационный проект в виде войны против кого угодно, способный одновременно решить обе задачи – обеспечить введение жесткой диктатуры и уничтожение враждебного класса. Только, забыл протоиерей рассказать, каким образом осуществить подобную задачу.

О какой войне можно говорить в то время, как нынешняя правящая команда ради того и держится за власть, чтобы иметь доступ к вполне материальным благам либерального Запада. Именно это является их задачей. Задачи же обеспечить процветание РПЦ у нынешних власть предержащих нет. Если же отбросить идею о войне против всего мира исключительно ради интересов церкви, то будущее РПЦ видится мало отличающимся от того положения, в котором находятся все христианские общины в странах развитого мира – работа исключительно с теми, кому нужна церковь, но не с теми, кого бы церковь хотела иметь в качестве прихожан. И никакого влияния ни общественную жизнь в целом, ни, тем более на власть. Что же касается конкретно России, то если нынешний политический режим действительно уйдет и к власти придут либеральные силы, церкви, как видится, придется пережить не самые приятные времена, поскольку либеральные политики вряд ли так быстро забудут РПЦ активную поддержку авторитаризма в России.

Впрочем, как уже говорилось, проблемы церкви – не наши проблемы. Разберутся православные иерархи между собой и без нашего участия. Мы же получаем возможность проверить достоверность информации, которой располагает церковь в отношении процессов, происходящих во власти и обществе в настоящий момент. Вот, и посмотрим – ждать не долго, 4 февраля, как и 4 марта не за горами...

Copyright©2011 UNIPRESS