UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/rpc_nobel.html


Церковь против Нобеля
Илья Трейгер

Ватикан осудил вручение Нобелевской премии за метод ЭКО, сообщает 4 октября РБК. РУ.

Президент Папской академии в защиту жизни Игнасио Карраско де Паула подверг критике решение Нобелевского комитета о присуждении премии в области медицины за 2010г. британскому эмбриологу Роберту Эдвардсу. Ученый стал известным благодаря разработке метода экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).

Испанский священник заявил, что без изобретения метода Р. Эдвардса удалось бы избежать множества смертей еще на эмбриональной стадии. По словам И. Карраско де Паула, эмбрионы удается благополучно переместить в матку далеко не во всех случаях. Ватикан считает искусственное оплодотворение "моральным преступлением". Об этом сообщают западные СМИ.

***

Совсем, видно, плохо дело у святош, коли подобные заявления стали выходить от имени Ватикана.

Ну, ладно бы, возмущались по поводу самой технологии. Но ведь, критике подвержен факт решения Нобелевского комитета о присуждении премии за технологию ЭКО.

Говорил ли что-либо Альфред Нобель, учреждая эту премию, о необходимости сверки научных достижений с нормами церкви? Динамит А. Нобель изобретал, это мы все знаем. А вот чтобы он что-то говорил о церкви в связи с учреждением премии, этого припомнить не удается. Более того, Нобелевская премия ведь присуждается не за изобретения, а за научные достижения. А в науке первым и главным фактором научности, определяющим установление научного факта, является принцип объективности, т.е., раскрытие природных объектов, взятых «самих по себе», как «вещи в себе», без привнесения в них чего-либо субъективного или сверхприродного. Все, одного этого более чем достаточно, чтобы понять, что решения Нобелевского комитета по определению находятся вне компетенции церкви, и, следовательно, Нобелевский комитет ни при каких обстоятельствах не может и не будет ни руководствоваться рекомендациями церкви или ее иерархов, ни даже вникать в мнение, поступающее с этой стороны.

Кроме явной глупости самого факта появления такого заявления со стороны Ватикана, обращает на себя внимание и его содержание. Особенно во эта посылка:

"...без изобретения метода Р. Эдвардса удалось бы избежать множества смертей еще на эмбриональной стадии". – О смерти кого говорит прелат, о смерти эмбриона что ли? Впрочем, об эмбрионах мы поговорим ниже. Сейчас же важно понять, чьих смертей можно было бы избежать БЕЗ метода Р. Эдвардса, да еще и на эмбриональной стадии.

Эмбрион – это не яйцеклетка, полученная из организма женщины, поскольку яйцеклетка – это яйцеклетка, а не эмбрион. И не сперматозоид, полученный из организма мужчины, поскольку сперматозоид – это сперматозоид, а не эмбрион. Эмбрион – это даже и не яйцеклетка, оплодотворенная сперматозоидом. Эмбрион – это оплодотворенная яйцеклетка, превратившаяся в зиготу, т.е., начавшая дробиться на клетки-эластомеры. Возникнуть эмбрион в наше время может в двух случаях – в организме женщины при естественном оплодотворении и в чашке Петри при искусственном оплодотворении по методу Р. Эдвардса. Ну, наверное, при каких-то условиях может возникнуть необходимость предотвратить гибель эмбриона, полученного по методу Р. Эдвардса. Но, интересно спросить, а при каких условиях может возникнуть необходимость предотвратить смерть эмбриона, НЕ полученного по методу Р. Эдвардса? Ведь если метод Эдвардса не применялся, то и эмбриона никакого быть не может чисто физически. А если чисто физически не существует то, что может умереть, то как можно такую смерть предотвратить? Можно предотвратить смерть ребенка, например, но только если такой ребенок существует, т.е. он, как минимум, родился. Но если ребенок никогда не рождался, то и смерть его предотвратить невозможно. Таким образом, " без изобретения метода Р. Эдвардса" нельзя было бы избежать никаких смертей, поскольку в этом случае никаких эмбрионов бы вовсе не было!? В брежневском СССР Политбюро ЦК КПСС тоже состояло из герантократов-маразматиков, причем более преклонного возраста, чем Игнасио Карраско де Паула. Однако до такой степени, даже они не заговаривались...

Впрочем, не только Ватикан выступил против этой Нобелевской премии. Вставила свои пять копеек и Русская Православная Цероковь (РПЦ). Вслед за Ватиканом, как сообщает NEWSru.com, от лица РПЦ сделал заявление и замглавы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) протоиерей Николай Балашов, причем более подробно. Вот выдержки из его заявления:

Позиция Церкви основана на том, что "эмбрион - это будущий человек, а не просто скопление клеток или часть организма матери", а Церковь "защищает достоинство человеческой жизни от момента ее зачатия до естественной кончины человека", сказал Николай Балашов. Кроме того, он напомнил, что методы ЭКО нередко бывают связаны с использованием так называемого донорского генетического материала, что "создает нравственные проблемы у человека, рождающегося в результате такой процедуры". "Исходя из этих соображений, Русская православная церковь не может считать оправданным использование технологий, ставящих под сомнение уникальность человеческой личности и восприятие человеческой жизни как дара Божия", - подчеркнул Николай Балашов.

Церковь, как справедливо заметил протоиерей, действительно, защищает достоинство человеческой жизни. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ, и никакой иной. А человеком церковь признает только того, кто наделен душой. Согласно церковным догматам, душой наделен только человек, у животных души нет. И здесь же этот же священник признает, что эмбрион – это будущий человек. Будущий – означает, что в настоящем он еще человеком не является. А, следовательно, и не имеет души. А если объект души не имеет, то достоинство жизни такого объекта, по определению находится вне компетенции церкви. Проще говоря, защита достоинства человеческой жизни на эмбриональном уровне является нарушением догматов христианской церкви, а вовсе не частью компетенции этой церкви.

Теперь по поводу "восприятия человеческой жизни, как дара Божия". Зарождение биологической жизни начинается не тот момент, когда сперматозоид внедряется в яйцеклетку, а тот момент, когда оплодотворенная клетка превращается в зиготу, т.е. начинает дробиться. Метод Эдвардса – это технология внедрения сперматозоида в яйцеклетку, но не технология превращения оплодотворенной клетки в зиготу. Следовательно, даже если принять за аксиому тот факт, что жизнь – это дар Божий, то к этому моменту метод Эдвардса никакого отношения не имеет, и, следовательно, никоим образом не подрывает этот церковный догмат.

Еще одну интересную фразу сказал в ходе этого заявления протоирей Николай Балашов. Бездетным парам, страдающим от невозможности произвести на свет потомство, священник напомнил, что "бездетность в некоторых случаях тоже является особенным призванием от Бога", а "в детских учреждениях России в очереди на усыновление стоит уже множество ребятишек, которые были бы счастливы обрести заботливую семью".

Когда-то считалось, что молния – это гнев Божий. Потом выяснилось, что это проявление атмосферного электричества. Когда-то считалось, что эпилепсия – это вселение бесов в человека. Потом выяснилось, что это заболевание, в основе которого лежат пароксизмальные разряды в нейронах головного мозга, и эпилепсию стали лечить. Когда-то считалось, что бесплодие – это наказание Божие. Сегодня известно, что в основе бесплодия лежит целый ряд заболеваний, как врожденных, так и приобретенных, большую часть которых уже умеют лечить, а методы лечения других находятся еще на стадии научных изысканий. Умеем мы лечить какие-то из этих заболеваний или не еще не умеем, но то, что это именно заболевания – уже известно. Уже известно, что это "электричество", а не гнев Божий. И метод Эдвардса – это всего лишь один из методов лечения, и не более того. Поэтому, критика метода Эдвардса конкретно в этой связи тождественна призыву к запрету современной научной медицины как таковой, по поводу любых заболеваний. Интересно, а сам Николай Балашов или нынешний Патриарх когда заболевают, обращаются к врачу или просто Богу молятся. Помнится, что покойный Патриарх Алексий II лечился у обычных современных врачей...

Ну, и, наконец, наиболее интересный момент этого заявления РПЦ.

Вообще говоря, церковные догматы базируются на текстах Священного Писания и их толкованиях. А приходилось вам где-либо в этих текстах встречать такие понятия, как эмбрион или зигота? Людям с древних времен известно такое понятие, как плод во чреве. Это понятие в священных текстах встречается часто. В наше время наукой установлено, что плод – это эмбрион возрастом старше 11 недель беременности. До этого срока эмбрион плодом не является. И об эмбрионе в священных текстах нет ни слова. Эмбрион – это объект, обнаруженный современной наукой, и, следовательно, понятие об эмбрионе или зиготе привнесено в нашу жизнь именно наукой, а не религией. В те же времена, когда писались тексты, на которых основаны церковные догматы, эмбрион вообще известен не был, и слова такого не существовало. На каком же основании православный священник, да еще и от лица РПЦ, заявляет юрисдикцию церкви над этим объектом? И вообще, с каких это пор церковные догматы стали строиться на прямых результатах современной науки, которая, как приводилось выше, бажируется на принципе недопущения привнесения в научные исследования чего-либо сверхприродного? Встречали ли вы когда-либо прежде нечто подобное со стороны религии? Насколько удается вспомнить, подобных "выкрутасов" церковь не позволяла себе ни разу за всю историю ее существования. То ли протоирей Николай Балашов белены объелся, то ли здесь что-то еще...

Скорее всего, "что-то еще", конечно же.

Есть на первом канале российского ТВ такой журналист Максим Шевченко. Тот самый Максим Шевченко, которого Леонид Радзиховский назвал неофициальным послом ХАМАС в России. И тот самый, которого завотделом «Независимой газеты» Александр Шерман уличил в искажении фактов при описании арабо-израильского конфликта. Так вот, в одном из своих эфиров на "Эхо Москвы" этот журналист в качестве аргумента в поддержку своей позиции привел расхожую фразу о том, что, мол, верующих людей в мире большинство. Прямо он этого не сказал, но произнес это в том контексте, что, мол, это утверждение автоматически справедливо и для России. Ну, во-первых, тот факт, что верующие в мире составляют большинство, никем не доказан, и утверждение это носит чисто голословный характер. А, во-вторых, тот факт, что верующих большинство в мире в среднем, точно не означает, что их автоматически большинство в каждом произвольно выбранном регионе. Что же до территории конкретно России, на которую распространяется деятельность РПЦ, то это точно не так. Согласно серьезным статистическим источникам, истинно православных в России не более 4,5%, или 6 млн. человек. В принципе, этого количества достаточно в качестве социальной базы, на которой РПЦ может существовать в качестве ОДНОЙ ИЗ конфессий на территории Российской Федерации. Если же говорить о православии, как религии господствующей в России, или, тем более, как о религии, несущей господствующую национальную идеологию, то имеющаяся социальная база для этого явно недостаточна, если не сказать, что смехотворна. По этому поводу еще в апреле NEWSru.com публиковал сообщение от  центра "Православная энциклопедия" о намерении создать современный катехизис с тем, чтобы изложить православную веру в категориях, которые были бы понятны современному человеку, т.е. для привлечения молодежи, имеющей, как минимум, современное среднее образование. Но одно дело, когда речь идет о замене таких терминов, как члены и чрево, на конечности и живот. И совсем другое дело, когда церковь пытается ввести в систему церковных догматов такие научные категории, которые никогда прежде церковью не рассматривались, поскольку не имеют корней, относящих эти категории к основам данной религии (эмбрион, например). Подобные эксперименты вряд ли способны привлечь в церковь образованную молодежь, поскольку, скорее, демонстрируют невежество священников, нежели адаптацию церковного языка к современному.

Нынешней социальной базы, как уже говорилось, вполне достаточно, чтобы РПЦ процветала в качестве одной из религиозных конфессий в России. Однако РПЦ под руководством нынешнего Патриарха Кирилла явно не намерена довольствоваться столь скромным положением в российском обществе, но претендует на возврат того статуса, который имела в Российской Империи до революции 1917-го года. Недавние широкие дебаты по введению религиозного образования в системе государственных школ ясно показали, что РПЦ движется в направлении прорыва, пусть не юридическим, а явочным порядком, отделенности церкви от государства, и очевидно стремится занять в обществе место одного из государственных идеологических институтов. И в этой связи, в эфире на "Эхо Москвы" 17 августа Валерия Новодворская очень к месту кое-что напомнила РПЦ из ее же не столь давней истории:

"...государство должно быть отделено от церкви, а иначе придется нам всем скоро создавать общество научного атеизма. И просто мы вернемся к истокам, когда людям настолько осточертела религия, Закон Божий и церковь, отлучающая от себя Льва Толстого, что когда большевики снимали колокола и устраивали овощехранилища, особенно никто не сопротивлялся, потому что христианство в России, где церковь от государства не была отделена, себя дискредитировало до такой степени, что оно всем осточертело".

Упомянутые недавние дебаты по поводу введения религиозного образования в школах наглядно показали, что в настоящий момент Русская Православная Церковь уже начинает "осточертевать" населению, хотя свою отделенность от государства еще и не преодолела. И за прямыми примерами далеко ходить не приходится.

8 августа Лента.Ру сообщает о том, что Атеистическое общество Москвы (АТОМ) потребует вернуть государству ряд зданий, переданных в собственность Русской православной церкви при мэре Юрии Лужкове. Глава АТОМа Александр Никонов заявил, что организация подготовила проект обращения в прокуратуру. В документе перечислены все московские здания, передачу которых РПЦ МП атеисты считают незаконной. По словам Никонова, "эти здания у церкви нужно отобрать, вернуть людям и виновных наказать".

Справедливости ради, следует заметить, что не все эти претензии московских атеистов заведомо справедливы, поскольку передача церкви многих объектов недвижимости может расцениваться как возврат церкви той собственности, которая была у нее незаконно отобрана большевиками после революции 1017-го года. Однако даже при этом, никто, не нашлось ни единого человека, кто бы подал голос в  защиту церкви, которой угрожают новым изъятием собственности. Сам главный атеист Москвы Александр Никонов признал, что "Нас даже меньше, чем гомосексуалистов. Они более сплоченные". Да, когда какие-то публичные акции в России проводят гомосексуалисты, то всегда находятся те, кто бросит в них тухлыми яйцами. Атеистов же, как признал А. Никонов, куда меньше, чем гомосексуалистов, они хуже организованы, однако замахиваются на, якобы, святая святых – на православную церковь. И?.. И никаких протестов, ни одного голоса против акции атеистов, ни одного голоса в защиту церкви. История явно собирается повториться, причем, в этом случае, как водится, в виде фарса. Как про церковь вспомнили после развала СССР, так уже и готовы забыть, настолько она успела многим осточертеть. Как была РПЦ во времена СССР клубом старушек в платочках, так рискует в это состояние и вернуться. И чем больше таких заявлений от РПЦ, как прозвучавшее из уст протоиерея Николая Балашова, тем скорее это случиться...


Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций