UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/sanktsii.htm

Прогнозировать трудно…
Илья Трейгер, Вашингтон

Как сообщает 20 марта Newsru.com, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров назвал санкции ЕС и США по отношению к России нелегитимными.

Очень интересно высказался по поводу использования этого термина Михаэль Дорфман:

«Казалось бы, всем, кто сознательно или бездумно повторяет «легитимность» можно было бы запросто пользоваться обычным русским «законность». Однако тогда придется отвечать на вопрос, какой именно закон имеется в виду, каким правом пользуются. Малопонятная «легитимность» вроде бы ни в каком законе не нуждается. Сказано «легитимный», значит так и есть, а самое главное, те, кто употребляет в нынешней дискуссии вокруг Украины «легитимный» и подобную псевдо-юридический суржик сразу могут опознать своих, как пользователи уголовной фени опознают своих».

В данном же случае, г-н Лавров даже подобный подход к термину переплюнул, что странно видеть со стороны министра иностранных дел (т.е., первого министра) крупной державы.

Все, что принято или официально одобрено Конгрессом США, приобретает силу официального закона на территории США. Решение о введении упомянутых санкций было в установленном порядке одобрено Конгрессом. Следовательно, объявленные США санкции в адрес России являются в полной мере легитимными, причем в самом прямом значении этого термина. Что же все-таки имел в виду Лавров, и почему он это сказал?..

Вероятнее всего, ничего конкретного российский министр под этим не имел в виду, а сказал так, поскольку не знал, что сказать. Очень трудно прогнозировать действия верховной власти, когда намерения и планы этой власти целиком и полностью находятся в голове одного единственного человека – диктатора, который не делится этими планами даже со своим ближайшим окружением. Понятно, что и анализировать, и комментировать такую политику чрезвычайно трудно, поскольку те или иные практические действия производятся с эффектом неожиданности даже для таких ключевых государственных чиновников, как министр иностранных дел. Возможен ли вообще в таких условиях объективный анализ политики российского президента, а, следовательно, и какой-то реальный прогноз на ближайшее будущее?

Впрочем, есть факторы, которые все же в какой-то степени сделать это позволяют. Как сказала бы Юлия Латынина, Путин делает все, что ему хочется, но не все в мире происходит, как хочется Путину. Они могут отменить все законы божеские и человеческие, но законы физики они не могут отменить. Поэтому самолеты продолжают падать по законам физики. И если подходить к вопросу с такой точки зрения, то кое-что все же можно и понять, и спрогнозировать, хотя и не с высокой степенью точности.

Есть факт – российский бюджет в значительной степени наполняется за счет экспорта природных энергоносителей и этот же экспорт является одним из эффективнейших политических инструментов российской власти во внешней политике. Однако и «сланцевая революция» - это тоже уже свершившийся факт. Этот джин уже выпущен из бутылки, а зубную пасту обратно в тюбик, как известно, запихнуть невозможно. Если сланцевые нефть и газ широко выходят на мировой рынок, то цены на природные энергоносители неизбежно упадут, и России станет нечем наполнять свой бюджет. Кстати, и красть тоже станет нечего, поскольку основным предметом воровства в особо крупных размерах в России является все тот же бюджет. На сегодняшний день, массовый выход сланцевых энергоносителей на мировой рынок невозможен из-за технологической дороговизны, с одной стороны, и недостаточного распространения этих технологий, с другой стороны. Однако, как утверждают технологи, это вопрос ближайших 3-5 лет не более. Следовательно, жизни на природных энергоносителях России осталось не более пяти лет. А дальше?..

А дальше все было бы ничего, если бы Россия могла вовремя модернизироваться в научном и технологическом плане. Однако за последние десятилетия эти области российской экономики пришли в значительный упадок. И даже если бы было принято решение о модернизации страны (реальной, а не медведевской), то вряд ли уже сегодня Россия располагает необходимыми для этого ресурсами, и, прежде всего, человеческими. Все это означает, что если в кротчайшие сроки не предпринять что-то кардинальное, то примерно через пять лет может начаться экономическое падение, способное привести к распаду России.

Осознает ли российский президент эту ситуацию, мы не знаем. Но, так или иначе, осознанно или интуитивно, но с аннексией Крыма он поступил вполне в соответствии с описанной логикой происходящего. Через пять лет Россия может оказаться не в состоянии собирать земли чисто экономически. А сегодня пока еще может себе это позволить, как минимум, в краткосрочной перспективе. А тут еще, как по заказу, развалилась украинская государственность, и Украина оказалась в категории несостоявшегося государства, не способного оказать какое-либо сопротивление внешнему вмешательству. И Путин поступил по-ленински – вчера было слишком рано, завтра будет поздно. И он ударил сегодня, и, как мы видим, вполне успешно.

В результате, российский президент получает возможность стать национальным героем-собирателем русских земель с массовой поддержкой большинства населения, что позволит полностью уничтожить какие-либо оппозиционные движения внутри страны, что тем самым обеспечивает спокойный уход в отставку без опасений уголовного преследования с тем, чтобы последующие проблемы страны, связанные с экономическим кризисом, если таковой разразится, свалить на очередного Медведева. Если же с приближающимся кризисом удастся как-то справиться, то он сможет без проблем остаться в президентском кресле пожизненно. Действительно ли все это Владимир Путин осознавал, когда шел на Крым, и действительно ли это было его планом, мы не знаем. Но складывается именно так.

Однако одного лишь присоединения Крыма для достижения этих целей явно недостаточно. Во-первых, Крым – это полуостров, территориально отрезанный от материковой части России, и существовать самостоятельно без снабжения извне не в состоянии. А, во-вторых, патриотической истерики в связи с Крымом на пять лет не хватит. Уже одного этого достаточно, чтобы считать наличие интереса со стороны российской власти к захвату восточных областей Украины реальным. А, кроме того, нельзя забывать, что в восточных областях Украины расположены немалые бывшие советские производственные мощности, и, прежде всего, мощности военно-промышленного комплекса, которые, учитывая неспособность сегодняшней России к реальной модернизации, очень бы не помешали российской власти в преддверии предстоящих экономических трудностей.

Намерен ли Путин отторгать у Украины и другие «исконно русские» земли или не намерен, то только одному Путину ведомо, мы этого не знаем. Но с объективной точки зрения, такая мотивация у России есть, а доверия режиму Путина на Западе больше нет, что и объясняет столь пристальное внимание Запада к этому вопросу.

Кстати, о Западе…

Запад – это, пожалуй, единственный фактор, который может разрушить всю эту блистательную схему. Санкции-то западные, которые поначалу вызвали улыбку, оказались не столь примитивными, как это показалось вначале. Первые фамилии, против которых эти санкции были введены, вызвали недоумение. Но уже второй этап этих санкций вызвал, во-первых, вывод 136 миллиардов российских долларов из финансовой системы США, во-вторых, спешный вывод путинскими приближенными своих активов из-под юрисдикции ЕС и США, а, в-третьих, и это самое важное…

Вот, что пишет об этом Сергей Алексашенко на сайте «Эхо Москвы»:

«Для меня самым сильным шагом американской администрации стало заявление американского Минфина о том, что Владимир Путин является инвестором в Gunvor и имеет прямой экономический интерес от его деятельности. Следует предположить, что делая такое заявление, американские власти не семь, а тридцать семь раз проверили имеющуюся информацию. Обнародование этого факта развенчивает образ бескорыстного политика, который тщательно культивировался окружением Путина. С другой стороны, это ставит Путина на одну доску с самыми коррумпированными политиками последних десятилетий, чья судьба ему хорошо известна».

Да, на данный момент, это действительно самый сильный ход американской администрации. Не только российский президент умеет шифроваться, американская администрация, как видим, тоже умеет это делать, поскольку знали ведь! А только ли это они знают, может быть, и еще что-то знают, не только о Gunvor? Понятно, что путинское окружение заблаговременно позаботилось о том, чтобы хотя бы временно, но увести свои активы из-под юрисдикций тех стран, где их могут настигнуть западные санкции. Но и в этом есть своя слабость, даже две.

По поводу первой слабости очень точно заметил Сергей Пархоменко в своем эфире на «Эхо Москвы» со ссылкой на Петра Смоляра:

«…задача вот этого удара, который Европейский Союз и Соединенные Штаты наносят сейчас по вот этому ближнему олигархическому окружению Путина, заключается не только в том, чтобы этих конкретных людей как-то наказать, отнять у них деньги, что называется, а в том, чтобы сделать их деньги радиоактивными. Чтобы сейчас вскрыть всю ту систему, которая была построена на протяжении последних десятилетий для извлечения денег из российской экономики в частные карманы».

Именно это и происходит сейчас. Все, что эти люди спешно выводят из-под юрисдикции ЕС и США, немедленно раскрывает собственников этих активов, которые оказываются под контролем. И далее, куда бы эти деньги не двинулись, их принадлежность уже известна, т.е. этими деньгами практически невозможно воспользоваться ни на территории Европы, ни на территории США.

Да, конечно, как справедливо заметил Леонид Радзиховский, не было еще случая, чтобы внешние санкции привели к смене режима, против которого эти санкции направлены. К дискредитации режима да, но не к его смене, поскольку против смены режима по этим причинам имеется проверенное эффективное средство – ликвидация возможности для распространения дискредитирующей режим информации внутри страны, и ликвидация самой возможности существования такой оппозиции, которая к таким переменам способна. Да, диктатура. Не обязательно по типу тотальной сталинской, вполне подойдет брежневская схема времен борьбы с диссидентами. К сожалению, это почти наверняка случается во всех странах, против которых вводятся внешние санкции. Отважится ли Путин на такое? – Судя по тому, как не задумываясь он нанес сокрушительный удар по Русской Православной Церкви, которую сам же и продвигал в качестве духовной скрепы, фактически лишив Московский Патриархат его украинских приходов, вряд ли этого человека может что-то остановить против введения репрессивной политики, если он решит, что она необходима.

Есть, однако, еще один фактор, который почему-то остается без внимания. Ведь что сделали большинство российских миллиардеров и мультимиллионеров после того, как Владимир Путин инициировал политику национализации элит? – Они почти поголовно перевели большую часть своих зарубежных активов на имена своих родных и близких. Понятное дело, эти демократы вряд ли отважатся нарушать свои собственные законы, а в странах западных демократий законы не позволяют распространять ответственность виновного на его родных и близких. Да, это так. Но, с другой стороны, Владимир Путин сам фактически объявил о выходе России из правового поля в международных отношениях, и, тем самым, дал своим оппонентам повод поступать так же. Ничто сегодня не помешает Западу принять законы о распространении уже введенных санкций на родных и близких тех, против кого эти санкции уже введены. И если это произойдет, ключевые фигуры из путинского окружения в одночасье оказываются нищими, причем не только сами, но и члены их семей, живущие или обучающиеся за границей попадают в очень тяжелое положение. Как это окружение поведет себя в таком случае? Не решат ли они, что с этого момента личность Владимира Путина становится предметом торга за размораживание их активов?..

Впрочем, тот факт, что Запад может так поступить, вовсе не означает, что он на самом деле так поступит. Санкции – штука реактивная, они вводятся и распространяются как реакция на чью-то политику, в данном случае, на действия российского руководства. Поскольку мы не знаем, что в голове у Путина по поводу завтрашнего дня, мы не можем и спрогнозировать ответных действий Запада. Но, зато, мы точно знаем, что в течение текущего десятилетия России как государству может грозить распад по причине потери источников наполнения гос.бюджета, а либерально ориентированному обществу в России реально грозят репрессии…

 

Copyright©2014 UNIPRESS