UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/schast'e.htm

 

Куда делась национальная американская неделя счастья?
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

«Курс»

Трудно точно подыскать точное русское соответствие английскому happiness.  Иногда его переводят, как благополучие, иногда, как удовлетворение, а порой, как счастье. Так переведена знаменитая фраза из Американской декларации независимости – «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью».

Учрежденная на заре глобализации «Национальна неделя стремления к счастью» 7-13 ноября по идее должна была отмечать стремительный рывок американского народа идущего от победы к победе свободнорыночного корпоративизма к счастливому неолиберальному будущему.

Случайно или нет, но неделя приходится сразу после дня выборов, который в Америке в первую среду ноября. Здесь постоянно голосуют за что-то или кого-то. Вероятно, полагается быть счастливым уже от того, что есть возможность голосовать на выборах, где неизменно побеждает Двухпартийная партия корпоративного бизнеса.

Последний раз на моей памяти «Неделю счастья» официально отмечали еще в 2011 году. В прошлом году ее мельком вспомнили, а в этом уже не было никаких упоминаний. То ли «Неделю счастья» тихонько отменили, то ли ее еще тайно отмечают в каких-то либеральных анклавах, вроде Южной Калифорнии. Ведь либерализм в Америке только культурный и лишь для тех, кто может себе его позволить. Для остальных, от всех либеральных свобод осталась лишь свобода угнетать ради наживы.  Во всяком случае «Неделя счастья» отменена не  потому, что мы в Америке уже достигли  счастья.

Тем временем «стремление к счастью» породило целую отрасль, посвященную измерению счастья, или на жаргоне маркетинга, нашего восприятия качества жизни. Постоянно появляются новые и новые рейтинги и индексы, претендующие на то, чтобы сравнить уровни счастья между нациями, странами или штатами, между полами, возрастными группами или социальными классами. Впрочем, слова «класс» в считающей себя бесклассовой Америке не жалуют, и больше говорят о группах доходов. Подсчет нашего счастья пользуется огромной популярностью, особенно учитывая тот факт, что никто толком не способен определить, что же такое счастье.

Международное общество исследований качества жизни проводит специальную конференцию, чтобы обсудить свой ежегодный «Отчет мирового счастья 2013». Дания, Норвегия и Швейцария уверенно лидируют в этом рейтинге. Америка находится на семнадцатом месте, после Канады, Израиля, Объединенных Эмиратов и Мексики, но, по крайней мере, обогнали британцев, и, еще больше русских, которые находятся девяносто восьмом месте. Интересно, что с 2007 по 2013 годы Америка постоянно сползает вниз, а Россия за то же время ползет наверх, так, что когда-нибудь они встретятся лицом к лицу.

Все подобные рейтинги основаны на опросах. Людей просят рассказать, что они думают и чувствуют о своей жизни. Сюда также добавляться коэффициенты, учитывающие продолжительность жизни, уровень политических свобод и так далее. Все это выглядит очень научно и выводы должны что-то значить. Непонятно только, что именно.

Я прожил два десятка лет в Израиле, и бываю там. Такое ощущение, что израильтяне более одержимы отсутствием своего счастья, чем кто-либо другой. В Израиле чуть ли не с гордостью утверждают, чтобы они -- самая несчастная страна, если не в мире, то по крайней мере в Европе, к которой они себя причисляют. В действительности Израиль находится в рейтинге на 11 месте, и выглядит куда более счастливым, чем благополучные европейские страны, как чем следующая на ним Франция (12 место), и тем более  Германия, Испания, Италия и Польша. Однако израильтяне предпочитают верить, что они более несчастные, чем люди любой другой национальности. Впрочем, по моим наблюдениям, французы и русские тоже уверены, что именно они – самые несчастные.

Вероятно, рейтинг показывает, что есть культуры счастливые и несчастные, и разница между ними довольно четкая. Счастливые страны остаются счастливыми и в хорошие, и в тяжелые времена. Депрессивные нации лелеют свою депрессию независимо от того, сколько у них каналов кабельного ТВ и ресторанов. И здесь дело отнюдь не в деньгах.

Вероятно, ответ на вопрос о счастье зависит не от того, кого вы спрашиваете, но от того, где вы спрашиваете. Французы и англичане мрачные, а современные русские славятся своим пессимизмом. Однако американцы всегда считались оптимистами. Поэтому исчезновение Национальной недели стремления к счастью выглядит шокирующим. Возможно – это временное положение, и оптимизм еще вернется к нам. «Где-то за радугой светит солнце» -- утверждает популярная песенка из мюзикла «Волшебник из страны Оз». Может быть, оптимизм еще вернется в Америку. А пока, можно делать вид, что мы все живем в самое лучшее время, и не слушать пессимистов, которые опасаются, что это так и есть.

 

Copyright©2013 UNIPRESS