UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/sharli3.htm

Понять Шарли: нет ли здесь антисемитизма?
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

Франция – не Америка, там нет «Первой поправки» и довольно суровые законы, карающие за расизм, антисемитизм, отрицание Холокоста и многие другие вещи. За это полагаются большие штрафы и реальные тюремный срок. И если французская Фемида терпит «Шарли», значит, как бы обидно и оскорбительно это не было некоторым из нас, но антисемитизма там не видит. При том, что сатира «Шарли» куда более острая и беспощадная, чем все, что позволяют себе аналогичные издания в Израиле, России и США.

Крайне агрессивная израильская пропаганда, ставшая одиозным именем нарицательным под ивритским именем «асбара», старается, чтобы об Израиле, как о покойнике говорили либо хорошо, либо ничего. Именно об этом говорит, наверное, самая известная карикатура «Шарли» «Неприкасаемые 2».

Речь идет о знаменитой французской комедии «Неприкасаемые». Только вместо пожилого парализованного аристократа и его молодого сопровождающего, там религиозный еврей везет коляску с пророком Мухамедом, а надпись гласит «Нельзя (над нами) смеяться», совершенно в духе израильской асбары.

Была под рубрикой «Шоа Эбдо» и карикатура «Наприкасаемые 3». Упитанный мужчина с сигарой в зубах одет в униформу нацистского концлагеря с нашитой желтой звездой. Он везет инвалидное кресло с атомной бомбой. На желтой звезде знак доллара, а на бомбе написано «На Иран». В выноске надпись «Мы так много страдали».

Увековечивание Холокоста вместе с борьбой с антисемитизмом и поддержкой политики израильского правительства стали сегодня еврейской светской религией. А всякие культовые бренды в наше время не способны избежать коммерциализации и злоупотреблений и их критика вызывает реакцию очень похожую на то, что религиозные люди считают богохульством. Президент США Барака Обама, заявивший в 2012 году с трибуны ООН о недопустимости критики пророка, христианских святынь и Холокоста – явно оказался в лагере тех, кто «Я не Шарли».

Смеются над разными аспектами культа Холокоста сегодня в Израиле почти в голос. Со времен публикации моего эссе «Холокост – это смешно» 10 лет назад в журнале «Нота Бене» под редакцией Эдуарда Кузнецова, все это лишь усилилось и ускорилось. Об этом карикатура из серии «Шоа Эбдо» «Жизнь Эли Визеля».  Писатель с довольно спорной репутацией Эли Визель шагает по знаменитым рельсам, ведущим в Освенцим, натягивая на себя униформу заключенного. Под ногами желтые звезды, но уже не с долларом (хотя и подразумевается), а с именем Эли Визель. Сбоку бежит голый заключенный с номером на руке, с которого Визель очевидно снял его полосатую форму. Надпись гласит «Нобелевская премия мира 1986 г. Мадофф Холокоста». Визеля сравнивают здесь с одиозным банкиром и создателем финансовой пирамиды Берни Мадофф, укравшим свыше 50 миллиардов долларов у своих клиентов, которых он набирал через богатые и влиятельные еврейские организации, фонды и синагоги.

«Нет ли здесь антисемитизм?» — фраза уже давно вызывает улыбку в социальных сетях. Старые еврейские шутки и анекдоты сегодня многие у нас считают антисемитскими. Я не раз слышал в Израиле от людей в СМИ, что старый еврейский юмор – это «юмор гетто» не имеющий отношения к израильской идентичности. Действительно, большая часть израильтян этот этого юмора не понимает. Однако антисемитизма в «Шарли» нет. Есть рубрика «Шоа Эбдо». И под этой рубрикой появлялось множество злых, порой замечательных, а иногда довольно посредственных карикатур на Израиль и еврейские дела. Франция – не Америка, там нет «Первой поправки» и довольно суровые законы, карающие за расизм, антисемитизм, отрицание Холокоста и многие другие вещи. За это полагаются большие штрафы и реальные тюремный срок. И если французская Фемида терпит «Шарли», значит, как бы обидно и оскорбительно это не было некоторым из нас, но антисемитизма там не видит. При том, что сатира «Шарли» куда более острая и беспощадная, чем все, что позволяют себе аналогичные издания в Израиле, России и США.

Антисемитизм, как и порнография, уже не зависит от географии. В одной правой израильской газете появилась карикатура, где антисемит с закрытым балаклавой лицом с плакатом «Смерть евреям» демонстрирует рядом с простаком, держащим плакат «Бойкот Израиля». Этот несмешной плагиат с появившихся ранее карикатур, где такой же простак с плакатом «Я – Шарли» стоит вместе с правым демонстрантом с закрытым балаклавой лицом и плакатом против иммигрантов.

«Шарли» был куда остроумней. Вот два близнеца сшибаются лбами и носами, один кричит «Сионизм – это расизм!», а другой «Антисионизм – это антисемитизм!».

Однажды в Гренобле в доме хорошей знакомой я нашел подшивки предшественника «Шарли» «Хара Кири». Там почти не было про мусульман, зато в ранних выпусках 1960х годов я нашел про-израильские карикатуры. Помню, там маленький и ловкий израильтянин в шапке «тембель» с черным поясом карате побивал гигантских и агрессивных соседей. Был там и симпатичный Бен-Гурион, защищавший свои границы от агрессии. В те времена европейские левые еще рассматривали Израиль как свой проект, оплот социал-демократии на Ближнем Востоке. Избавившиеся от колониализма станы Африки и Азии тоже видели в Израиле пример для подражания, страну, не связанную ни с одним блоком и показывавшую, как надо добиваться успехов в индустриализации, сельском хозяйстве, общественной медицине, строительстве общественного жилья. Социнтерн встречал израильтян аплодисментами. Оккупация палестинских территорий все это изменила.

Зато в «Шарли» множество сатиры против исламофобов и антисемитов. Козоеб*ми исламофобы дразнят мусульман и по-французски, и по-английски. Около года назад с легкой руки израильской асбары социальные сети облетело сообщение, якобы израильские дроны-беспилотники сфотографировали в пустыне бойцов Хамаса, занимавшихся сексом с козами. На карикатуре «В Мали» (charlie14) скотоложеством с козой занимается французский десантник, из тех, кто были брошены отразить наступление бойцов за свобоный Азавад и их исламистских союзников в Сахеле.

Это ответ «Шарли» исламофобам. И гомофобам заодно, потому, что как известно фобии не ходят в одиночку. Вставка  «Один папа, одна коза» высмеивает тот же самый лозунг противников однополых браков «Один папа, одна мама» о которых рассказывается  в первой части .  «И ни в коем случае не «Один папа, один козел» — отвечает коза.

Карикатура «Применение закона против ношения вуали» показывает полицейского, вызывающего подмогу потому, что пляжный зонтик не отвечает на его приказы открыть лицо.

Одна из самых известных карикатур против антисемитизма «Хорошего года! Хорошего кинеля!» (charlie10) Кинель – это французское название фаршированной рыбы, известной в России как рыба-фиш, а еще на идише «гефилте фиш». Правда,  большинство евреев давно ничего не фаршируют, а удовлетворяются готовыми котлетками из рыбного фарша. Во Франции котлетки эти удлиненные. Популярный комик и политический активист африканского происхождения Дьедонне заявил, что кинель напоминает ему клизму. Он пустил в оборот фразу «заскользнуть кинель» в сопровождении жеста, аналогичного русскому «засуньте себе в задницу». Жест этот получил название «кинель» и приобрел популярность в определенных кругах не только в Франции. Руководители еврейских общин, анти-расистские активисты и политики видят в этом жесте проявление антисемитизма да еще подмену нацистского «Хайль Гитлер», запрещенного во Франции. Французские чиновники пытаются преследовать за этот жест. Хотя в Израиле среди арабских евреев, называемых в Израиле политкорректно «мизрахим» (восточные) я тоже наблюдал и этот жест, и ненависть к фаршированной рыбе, как символу  «врага» — европейских евреев-ашкеназим. Как и во Франции, все это подавалось, как «антиколониальный дискурс».

На карикатуре изображен сам изобретатель жеста «кинель» Дьедонне с засунутым в задницу кинелем. Здесь совершенно недвусмысленно ему предлагают убираться куда подальше, прихватив с собой свое изобретение. После расстрела редакции «Шарли» Дьедонне был в очередной раз арестован и ему угрожает тюремное заключение за подстрекательство и антисемитизм. Что не помешало израильскому премьеру в очередной раз повторить свою присказку о кошмарной угрозе французским евреям и призвать их переехать в Израиль.

В ответ собравшиеся в Большой парижской синагоги отнюдь не антисионистские евреи стали скандировать «Vive le Republique, Vive le Diaspora», a потом еще спели «Марсельезу». Французский гимн упоминается и в карикатуре, нарисованной после гибели редакторов и художников «Шарли»: «Литургии? Марсельеза? По нам???» «Ох какой ужас быть любимым идиотами…».

 

 

Copyright©2015 UNIPRESS