Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

«СМЕРТЬ МУСОРАМ» В ИЗРАИЛЕ или РОДНАЯ РЕЧЬ НЕНАВИСТИ
Анна НЕЖИНСКАЯ

 

 

Матерные ругательства, арабские и русские, вошли в обиход израильтян, часто без понимания смысла, как признаки некоей субкультуры. Израильские солдаты бездумно используют очень грубые арабские ругательства кус имма (аналогичное русскому  «твою мать») и кус ахта (то же самое про сестру) в контактах с палестинским населением. Часто услышишь такое на блокпостах, во время многочисленных проверок, обысков и патрулирований. Оскорбленные арабы уверены, что их намеренно провоцируют, оскорбляют лоно арабской матери, топчут их честь и достоинство. Израильские солдаты отказываются проявлять чувствительность к арабам. Мол, мы говорим на своем языке, и нас не будут учить, как нам это делать.

Русская матерная брань тоже стала частью уличного иврита. И не только уличного. Премьер-министру Менахему Бегину принадлежит сомнительная честь внедрения известного русского выражения про мать в парламентский оборот. Бегин отсидел пять лет в сибирском лагере, а в тюрьме, как известно, хорошему не научат. Бегин тоже натерпелся в парламенте. Первый глава правительства Бен-Гурион костерил его фашистом и паскудняком. На замечания в Израиле реагируют со смесью обиды и высокомерия, мол «эти» новые эмигранты не будут нас учить разговаривать на нашем языке и, «тем более», как жить в нашей стране. Особенно тяжелые последствия такого поведения проявляются в молодежной среде. Около 30-35% русскоговорящей молодежи составляют выходцы с Кавказа, с детства приученные защищать честь матери с кулаками. Простое правило не ругаться по матери в присутствии кавказцев, хорошо известное всем имевшим дело с ними в России, израильтяне игнорируют, что вызывает вспышки насилия. Разбираться в причинах недосуг ни в израильской армии, ни даже в школах. Легче обвинить во всем «диких» приезжих. В 1998 году мне пришлось в одном израильском университете читать «научную» работу по педагогике о «немотивированном насилии кавказских детей в школах», претендовавшую на получение степени доктор философии.

* * *

Насколько чист наш язык? Почитаешь русско-еврейские публикации и за голову возьмешься. Рецензия на вышедшие в России две книги Гилада Ацмона в моем любимом Букнике начинается словами:

 

"В былые времена, когда евреи жили в черте оседлости, и у них было самоуправление, т.е. местная – общинная – власть, случалось порой такое: какой-нибудь еврей ссорился с общиной и становился мосером – доносчиком. Он жаловался русским властям. Да и в средневековой Испании подобное случалось нередко – два еврея закладывали друг друга инквизиции. В Новое время доносы все чаще стали приобретать художественную форму. Евреи изучали иностранные языки и излагали на них те свинцовые мерзости дикой еврейской жизни, которым сами были свидетелями".

 

Что это мосер? Мусор, который в воровском арго значит сегодня  милицию? Феня?  Что здесь «вор в законе» и по «фене ботает». Действительно, в воровской фене «мусор», прежде, чем стать прозвищем милиции, означал доносчика и шел прямиком из идиша, от еврейского мосер. Это древнееврейское понятие (с ударением на первом слоге)  как раз прямо заимствовано из классического иудейского закона. В обоих случаях доносчик безусловно подлежит смерти. Дин мосер – мита – «приговор доносчику – смерть» гласит древний талмудический закон. Величайший еврейский теолог и законодатель Маймонид (евреи зовут его Рамбам) писал в своем труде «Мишна Тора» «Мосер заслуживает смерти и может быть убит даже в наше время, когда раввинские суды не выносят смертных приговоров». Маймонид постановил также, что убить разрешается не только мосера, сообщавшего о еврейских делах «враждебной власти», но и такого, который мог бы донести в будущем, руководствуясь чувством обиды, мести или из других побуждений. Так, что невинное «поссорился с общиной» в давние времена грозило смертью. И сегодня грозит.

Перед нами не феня, а слабый отголосок другого жаргона, образец еврейского языка ненависти. Языка ненависти, как его называют американцы или словесного насилия, как принято говорить в Израиле, на иврите тоже хватает с лихвой, но там хоть понимают значение слов, которыми пользуются в своем кругу. Ненависти и насилия там достаточно. В религиозно-националистических кругах спокойно приговаривают к смерти посредством доморощенных каббалистических заклинаний, с зажиганием черных свечей и призывами к Ангелу смерти. Не доверяя ангелу, а часто и самим себе, здесь выпускают панические судебные постановления, чем то сродни фатве исламских фундаменталистов. Здесь называют израильское правительство юденратом по имени еврейских советов, созданных нацистами и сотрудничавшими в деле уничтожения евреев в Холокост. Выполняющих  свой долг и приказы правительства израильских солдат и полицейских здесь именуют нацистами, и только недавно стены иерусалимских улиц украсили плакаты, где городских полицейских называли нацистами, а их начальника – Гитлером. Как-то заезжий питерский профессор, называющий себя израильским патриотом утробно рычал «Если бы Игаль Амир не убил Рабина, я бы сам пошел и убил его!!!»

* * *

В тех же экстремистских кругах против израильского главы правительства Рабина была развязана клеветническая пропагандистская кампания. Раввинские авторитеты из религиозно-националистического лагеря приговорили его к смерти, правда, с другим названием – родэф,  т.е. преследователь, экзекутор. Приговор тот же самый, что и мосеру – смерть. Рабин пал жертвой покушения. Знаменательно, что вначале его убийца заявлял следователям, что действовал по благословению раввинов. Позже изменил показания и заявлял, что убил Рабина только по велению своей души. Тут нет никакого альтруизма, поскольку назови убийца своих духовных отцов и наставников, то сам он становился мосером  и подлежал бы смерти, и во всяком случае, общественному остракизму именно в тех кругах, где ему важно выглядеть героем. Раввинское участие в деле убийства Рабина так и осталось не расследованным до конца. Слишком боялось тогда израильское общество открыть ящик Пандоры и явить миру фанатичную ненависть, питающую влиятельные националистические и поселенческие круги. Именно те, где убийца Рабина, да еще террористы-одиночки, вроде расстрелявшего богомольцев в Пещере патриархов доктора Гольдштейна, убийцы арабов на стоянке Проппера или студента йешивы Брухина, сжегшего квартиру вместе с девушками-работницами секса из Молдавии и Украины. Израильское общество предпочло поверить, что Амир действовал в одиночку, что религиозно-националистическое подполье, подкладывавшее бомбы в дома арабских деятелей и в пассажирские автобусы хоть и состояло из сынов и зятьев видных раввинов поселений на оккупированных территориях, но тоже действовали без их благословения. Так спокойней. Да и фэны убийцы Рабина, шепчущиеся о том, что его подставили, вслух не готовы признать это потому, .то тогда они потеряют своего героя. Не зря 84% израильтян считают (по опросу газеты «Едиот ахронот» в 10-ю годовщину убийства Рабина) что следующее политическое убийство скоро, что шансы велики.

* * *

В религиозно-националистических кругах немыслимо, чтоб религиозный еврей, убивший Рабина, действовал по собственному почину, без раввинского благословения. Там мне  не раз рассказывали, якобы убийца Рабина обратился к видному раввину за благословением убить родефа. Раввин пригласил убийцу к себе, но когда тот пришел, то никого в комнате не оказалось. Зато на столе лежал открытый том Талмуда, где была обозначена цитата со смертным приговором дин родеф (Трактат Сенхедрин 49). Собственно, Талмуд не предписывает убийство, а наоборот требует, чтоб каждый еврей при виде страдающего и преследуемого человека спасти его, даже если для этого придется убить преследователя. В Талмуде содержится указание, что даже если существует опасность для жизни, то действовать надо в пределах необходимой самообороны. И даже тогда убить преследователя дозволяется в самом крайнем случае. Лишь в воспаленном фанатизмом мозгу это могло быть истолковано, как призыв убить лидера, даже если он проводит политику, с которой не согласен. Для иллюстрации смысла дин родеф пересказывает библейскую историю Авнера Бен-Нера, убившего своего преследователя Авшаэля Бен-Цруйя копьем в область пятого ребра.

«Вот и пуля Игаля Амира поразила Рабина как раз туда же!», восклицал мой собеседник. Даи брат Игаля Амира Хагай послал письмо раввину поселения Мазкерет Батья Эфраиму Залмановичу, осудившему убийство. Хагай Амир заявлял, что «Он (брат) получил благословение раввина и сделал это согласно святой галахе, и шел на это в полном сознании, что идет на смерть».

Имя раввина не называется прямо, но «осведомленные люди» называют несколько имен, которые могут иметь отношение к делу- рав Нахум Рабинович из йешивы маале Адумим, рав Дов Лиор из Кирьят Арбы, рав Шмуэль Двир из йешивы Хар Цион, рав Дов Кав, бывший наставник Амира и другие.

Ради справедливости надо заметить, что тогдашний начальник еврейского отдела Шабак Хази Калев  уверенно заявлял, что Амир не нуждался ни в каких раввинах. Он считал себя достаточно образованным в еврейском законе, чтоб самому выносить приговоры.  

* * *

Среди вдохновителей убийства Рабина называли и рава Исраэля Ариэля, одному из подписавших приговор генералу Наве. В отличие от названных раввинов, он не был допрошен по делу Амира. Зато рав Ариэль  проходил по делу террористической группы 70-80-х годов, получившей название «еврейское подполье».  Мой знакомый N, отставной оперативник еврейского отдела контрразведки Шабак, владеющий в США фирмой по обеспечению безопасности рассказывал, что в Шабак раввина называли Исраэля Ариэля «революционером в отставке».  «После убийства Рабина мы строго предупредили их всех, а особенно рава Ариэля», - говорил он.

Рава Исраэля Ариэля никак не назовешь пенсионером. Он активно готовится к приходу мессии и к наступлению Царства Божьего на Земле. Рав Ариэль возглавляет институт, который занимается восстановлением Иерусалимского храма, составляет чертежи и сметы, готовит жрецов для жертвоприношений. В институте ткут для жрецов одеяния, согласно древним предписаниям, пекут хлебцы и облатки «в точности как в Храме». Синедрион тоже создан на случай, если мессия придет, однако уже сейачс отделяет овен от козлищ. Михаэль Дорфман попал в январе 2005 года на мероприятие, посвященное движения, которое так себя и называет «Революционеры (Храмовой горы) и Храма».

«Мероприятие было посвящено роли восстановления Третьего храма в деле возрождения еврейского государства. Студенты йешивы, готовящей храмовых жрецов к моменту прихода мессии, демонстрировали пошитые ими храмовые облачения. В коридорах продавали хлебцы и облатки, выпеченные в точности «как это делали в Храме», довольно вкусные. Там же бойко торговали моделями Третьего храма, который они намерены скоро отстроить. В зале отдавали почести американской миллионерше Су Бейн Дейвис, оплатившей все действо группы, называвшей себя «революционеры [Храмовой] горы и Храма». Политики, раввины, бывшие, а возможно и нынешние, подпольщики и даже один профессор и один депутат парламента горячо спорили о всемирно-историческом значении восстановления Храма. «Сионистское пробуждение не проповедовало открыто о святыне, — говорил с трибуны Йегуда Эцион, бывший участник «еврейского подполья», отсидевший срок в израильской тюрьме. — В этом смысле современный Израиль — его законный наследник. И лишь подспудно, неосознанно в ней теплилась святость нашей революции...» По мнению участников собрания, только отстроенный заново Храм Соломона будет знаменовать настоящее создание подлинного Еврейского государства в границах божественного обетования, а не тот «полумерок», который создали светские сионисты-социалисты.

Пока к Стене плача обращаем наши глаза,

От разорения Храма нас пробирает слеза,

Еще не потеряна наша надежда...

Этими строчками из стихотворения «Надежда» («Атиква»), не вошедшими в текст израильского гимна, начал свое выступление раввин Исраэль Ариэль на семинаре под названием «Храмовая трапеза» «Кто поет это сейчас?» — риторически вопрошал раввин, больше известный как идеолог крайних мессианских движений. «Государство Израиль может существовать лишь при единственном условии, — продолжал Ариэль, — как государство, в центре которого Третий храм. Иначе — это просто страна, как все другие страны». Раввина считали духовным отцом «еврейского подполья» 80-х годов, давшего благословение на убийства арабских мэров, минирование гражданских автобусов и другие террористические акты и, самое главное, благословившего попытку взрыва мечетей на Храмовой горе. По его мнению, высказанному в том самом выступлении, у проблем Израиля сегодня единственная причина — «в нашем грехе», в том, что «мы забросили Храмовую гору и место святилища». Писал Дорфман в эссе «Чаплин снимает конец еврейского государства» 2005 Нота Бене

* * *

В русском интернете не трудно отыскать статьи о террористах из «еврейского подполья». Якобы, «не выдержав арабского насилия , болея душей за еврейский народ, молодые подпольщики взяли в руки оружие для самообороны». «Не выдержали» на нормальном языке обозначает потерю контроля, панику и, в конечном счете, трусость. Действительно, действия подпольщиков, «сливок поселенческого движения», сынков и зятьев видных раввинов поселений на оккупированных территориях были трусливыми и подлыми. Используя свою службу в армии они безнаказанно подкладывали бомбы в дома и гражданские авторбусы. Среди терактов, осуществленных «еврейским подпольем», были взрывы в домах мэров арабских городов. В результате погибли невинные люди, а мэру Шхема, , называемому в России Наблус, Басаму Шака оторвало обе ноги. После ареста террористов выяснилось подробности их извращенной морали. Почуяв неладное, родственники одного из мэров обратились к израильским военным властям, ответственным по Женевским конвенциям за безопасность находящегося под оккупацией гражданского населения. В дом мэра послали патруль под командованием капитана по фамилии Левитан, тоже участника подполья. Левитан знал, что в гараже заложена бомба, и, тем не менее, спокойно приказал саперу проверить, в чем дело. Сапер подорвался, получил тяжелые ранения и ослеп на всю жизнь. Такова цена «боевого братства» террористов, «искренне болевших душой за еврейский народ». Впрочем, сапер не был евреем, и возможно его командир, капитан Левитан – набожный поселенец-террорист не считал его человеком.

* * *

Знаменательно, что в один день с рецензией в Букнике, огласившей дин мосер, живущему в Лондоне джазмену, писателю и левому публицисту Гиладу Ацмону, газета «Джерузалем пост» сообщила о другом приговоре. На сей раз раввинской суд так называемого Синедриона обвинил в предательстве враждебным властям религиозного генерал-майора Армии обороны Израиля, командующего Центральным военным округом Яира Навэ. Враждебные власти – это израильское правительство, а сам Наве назван мосер и по закону заслуживает смерти. Наве не обвиняется в чем-то конкретном, а лишь в том, что «спокойно созерцает  преследования, которым подвергаются его братья» - религиозные поселенцы на территориях. Трудно сказать, чего ожидают подписавшие приговор раввины. Ведь не ждут же они на самом деле, что генерал выведет танки на улицы Тель-Авива или захватит Кнессет. Зато нетрудно догадаться, что среди вынесших приговор раввинов находится и «революционер на пенсии» Ариэль.

Интересно, что председателем этого, созданного недавно Синедриона является не кто иной, как живущий в России раввин Адин Штейзальц. Там его считают великим мудрецом и все еврейские газеты полны комлиментам его великой мудрости и учености. Звонок к зятю Штейнзальця, управляющему всеми делами не помог получить ответ. Зато осведомленный человек из круга Штейнзальца рассказал, что Штейзальц в Синедрине лишь для торжественных мероптиятий и ничего не решает. Делами суда там вершат совсем другие авторитеты. На вопрос «Зачем это надо Штейнзальцу?», - нам ответили, что его очень теснят в России и любое покровительство укрепляет его позции. Штейнзальца в прошлом тоже подвергали анафеме раввины хасидского движения Хабад, которому он сам принадлежит, и он не понаслышке знает, какие тяжелые последствия грозят религиозному еврею в таком случае.

* * *

Даже раввины не всегда пользуются неприкосновенностью. Раввины из антисионистской организации «Нетурей Карта» (Стражи города – по-арамейски) выступившие не так давно в Тегеране вместе с печально известными отрицателями Холокоста и целовавшиеся на людях с иранским президентом поначалу даже не поняли, что происходит. Они десятилетиями делали то же самое, сотрудничали с врагами Израиля, ездили в Тегеран, устраивали демонстрации с сжиганием израильского флага, громко требовали расформировать сионистское государство и вернуть евреев в страны Восточной Европы и мусульманского Востока. И на сей раз они, по словам религиозной газеты «А-коль Хареди», «вернулись домой усталые, но довольные». Дома раввинов ожидали неприятные сюрпризы. Раввина Арона Коэна из Манчестера выгнали из молитвенного дома и не пускают молиться ни в одну синагогу города. Более того, ему велено вернуть деньги, которые он внес за место на еврейском кладбище. Раввин Моше-Арье Фридман из Вены обнаружил, что его жена сбежала в Нью-Йорк под защиту сатмарских хасидов и требует развода. Еще одного раввина по имени Мойше-Бэр Бек, участника делегации из городка Мэнси в окрестностях Нью-Йорка, где живут в основном ортодоксальные евреи, встретили демонстрацией с криками «Вон из города!». Даже главный финансист Нетурей Карта, лондонский бриллиантовый король Йерахмиэль Домб осудил поездку в Тегеран. Газета «Б’кеила» (В общине) сообщает, что когда Исраэль-Меир Гирш, сын бывшего министром по еврейским делам в кабинете Арафата раввина Мойше Гирша, и сам добивающийся места в правительстве Хамаса, узнал, что в синагоге распространяется письмо Домба, то поспешно собрал детей и покинул молитвенный дом. Кому, как не ему знать нравы своих соседей. Ведь экстремисты посмели нарисовать свастику даже на дверях синагоги «великого законодателя поколения» всемогущего рабби Эльяшива, а противники на глазах семьи избили престарелого депутата Кнессета раввина Меира Поруша прямо в его домашней молельне на исходе субботней молитвы.

* * *

Казалось бы, что израильскому генералу до постановлений маргинальных раввинов экстремистов, цинично манипулирующих цитатами из Торы и Талмуда? К угрозе жизни израильские военные тоже учатся относиться спокойно. Ведь даже брат раввина Ариэля, Яков, главный раввин города Рамат-Ган заявил, что приговор противоречит религиозному закону Галахе и имеет не религиозный, а политической характер. Если пойти в религиозный еврейский квартал, то там все стены густо заклеены плакатами, так называемымым пашкевилями. В них разные группы, группировки, секты и династии, дворы и школы клеймят друг друга страшными обвинениями в ереси и отступничестве, накладывают жестокие приговоры и анафемы. Мой знакомый, живущий в религиозном районе и хорошо разбирающийся в деле пытался обратить все в шутку «Ты что не понимаешь, что на клее этих пашкевилей держатся здесь ветхие стены, построенные еще в турецкие времена?».

Тут не до шуток. Генерал Яир Наве далеко не первая цель подстрекателей. Йонатан Баси – отставной бригадный генерал запаса, отмеченый наградами за храбрость в войнах Израиля, член религиозного кибуца Сдэ Элиягу недавно был вынужден оставить дом, в котором он родился. Вся вина Баси заключалась в том, что во время эвакуации поселений из Газы он принял назначение руководителя Управления по эвакуации и координировал гражданские аспекты выполнения этого решения. Секретарь кибуца Меир Лифшиц отказался говорить со мной, заявив, что уход Баси там очень тяжело переживают и не будут отвечать ни критикам, ни газетам, чтоб еще больше не усугубить ситуацию.

Михаэль Дорфман дружен с Йонатаном Баси в течение многих лет.

«Я знаком с Йонатаном еще по службе в армии, - рассказал Дорфман, - но подружились мы в 1998 году. Тогда Йонатан был председателем движения «Ам-эхад, гиюс эхад»,  призванного поддержать парламентскую инициативу за введение одинаковых правил мобилизации в армию для всех израильтян, за отмену всяческих специальных поблажек и политических блатов, позволяющих части населения уклонятся от воинской повинности, и  накладывающей на других всю тяжесть обороны государства. Я же руководил оперативным штабом движения, проводил мобилизацию активистов, агитационные работу, занимался прессой. Нас поддерживало много религиозных людей, считающих, что уклонение от армейской службы в Израиле способствует изоляции и дискриминации целых общественных секторов. Закон Эхуда Барака об отмене всех поблажек и дискриминации при призыве в конце концов не прошел. Его торпедировали с самой неожиданной стороны. Арабские парламентарии, считавшиеся тогда союзниками оппозиции, в последний момент поддались на уговоры обещания всяческих благ бывшего министра внутренних дел Арье Дери. Дери кончил свою политическую карьеру  в тюрьме. У Барака во власти оказались иные приоритеты, а дело справедливой мобилизации так и осталось нерешенным

Когда я узнал, что в середине декабря (2006 г.) Баси покинул любимый отчий дом в киббуце, где мы несколько раз сиживали за длинными задушевными разговорами я позвонил Йонатану.

-         «Мне надоело! Хулиганы-фанатики травила меня, а самое главное мою семью при молчаливом и трусливом молчании большинства! Они называли меня предателем, слали анонимки, полные ненависти и угроз. Даже в святой день субботний они не успокаивались, мешали молиться, устраивали обструкции, когда меня вызывали к Торе. Я и тогда хотел уйти оттуда, но секретариат кибуца советовал мне не обращать внимания».

Если старожилы поддерживали Баси, то молодежь видела в нем коллаборациониста, сотрудничавшего с врагом, т.е. с израильским правительством. Многие молодые кибуцники присоединились к «молодежи холмов» активно противостоящих полиции и армии и не гнушающихся насилием. Больше всего Йонатану Баси обидно не за себя, а за молодых религиозных офицеров, часто самих живущих в поселениях. Они честно выполняли свой воинский долг, за что их вместе с семьями терроризируют фанатики-экстремисты. Не вина Йонатана Баси, что переселенцы из Сектора Газы столкнулись с теми же «свинцовыми мерзостями» израильской бюрократии, с ложью политиков, что и эмигранты из России. Разница в том, что русские эмигранты приехали в чужую страну, где им определено последнее место в очереди за благами, а переселенцы из Сектора Газы переехали несколько десятков километров вглубь своей страны и получили компенсацию по $350.000 и выше на каждую семью.

-         «Взрослых закаленных мужчин трудно сломить и запугать. – Сказал мне Йонатан, - Ну, изгадят забор, скажут какую-нибудь мерзость, разобьют стекло в машине. Однако они терроризирую их семьи и самое главное детей. Со взрослыми связываться опасно, вот и трусливо подстрекают на насилие детей, травят их в школах, даже в детсадах, дразнят, издеваются, бьют».

В словах Йонатана Баси я чувствовал не возмущение, а лишь неприкрытую боль за своих земляков, попавших в путы религиозно-националистического остервенения, боль за людей, с которыми он вместе рос, вместе молился и работал», - закончил Дорфман.

* * *

Дети офицеров столкнулись в школе с организованным насилием потому, что насилие в израильских школах ни для кого не новость. Мне самой пришлось испытать его на себе в полной мере. Общество не считало своим долгом защитить меня – девочку-репатриантку, когда одноклассницы при полном равнодушии учителей травили и били нас, бойкотировали лишь за то, что мы «русские», иначе говорим, иначе одеваемся, дразнили нас проститутками, наших родителей называли паразитами и алкоголиками. Я хорошо понимаю чувства детей тех самых военных, выполнявших свой долг. Израильское общество должно осознать, что религиозно-националистический террор подрывает сами основы его существования. Может быть, всему обществу надо снять на минуту маску  «цивилизованных европейцев», которыми мы на самом деле не являемся, и в полной мере выразить свое общественное презрение подстрекателям, экстремистам и фанатрикам, сеющим вражду и ненависть. Хорошо бы в чем-то взять пример у религиозного сообщества, осудивших переступивших незримую черту участников конференции в Тегеране.

Игры с амалеками, родефами, мусорами и мосерами открывают очень опасные двери древней ненависти. Угрозы смерти, выведение людей за рамки закона, за рамки человечества (в этом смысле слова фрайер, которое и в уголовном мире и в еврейском праве значит одно и то же – свободный от выполнения и защиты закона, не человек почти. «Вор ворует, фрайер пашет»). Никто не должен становится жертвой внутреннего террора, ни религиозные сионисты и израильские патриоты, как генералы Яир Навэ или Йонатан Баси, ни левый джазмен Гилад Ацмон, называющий себя ивритоговорящим палестинцем.

* * *

Кстати, у «ивритоговорящего палестинца» очень глубокие корни именно в истории израильской националистической правой. «Ивритоговорящий» палестинец начинался из движения кнаанитов 30-х годов, считавших себя новой нацией, которой нет дела до евреев. Они-то и составили костяк правой подпольной террористической организации Лехи, казнившей евреев, заподозренных в предательстве. «Ивритоговорящая Палестина» идет и от известного заявления Голды Меир «Мы все здесь палестинцы»; от печально знаменитого «Государства Иудея», объявленного в конце 80-х экстремистами-поселенцами из организации «Ках» считающейся террористической организацией, как в Израиле, так и в США; вплоть до последней пропагандисткой кампании «евреи против израильтян» развязанной противниками эвакуации израильских поселений из Газы. Зато юденратами в 50-е годы европейская и американская коммунистическая печать клеймила  евреев, работавших в западных правительствах. На митинге солидарности с советскими шпионами Этель и Юлиусом Розенбергами пели «Гимн еврейских партизан», а юденратом в резолюции назван сотрудник Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности юрист Рой Коэн, ратовавший за смертную казнь супругов.

 

 


Анна Нежинская, США, докторант по восточным языкам и теологии, активист групп взаимопомощи молодежи, пострадавшей от насилия и этнической вражды.
 
Другие статьи автора:

Имя врагов народа найдено!
Никогда вы не воскреснете
Иерусалим слезам не верит
Дискуссии не получилось
Православие и антисемитизм
Церковь безмолвствует


Обратная связь