UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/smi_trump.htm

Почему СМИ так не любят Трампа
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

Президент Дональд Трамп, который во время избирательной кампании обвинял в проблемах и мусульман, и нелегальных мигрантов, и «кривую Хиллари», и Обаму, и демократов, и прогнивший коррумпированный аппарат своей Республиканской партии, в последнее время сосредоточил свою критику на СМИ. Трамп не стесняется называть «фальшивые новости» «врагом народа» и неизменно срывает аплодисменты своей аудитории, потерявшей веру в СМИ.

«Уровень непорядочности прессы выходит из-под контроля, – заявлял Трамп. – Посмотрите, как ко мне относились в последнее время, особенно СМИ. Ни с одним политическим деятелем в истории — и я говорю об этом с полной уверенностью – ни к кому не относились хуже или более несправедливо, чем ко мне».

Фраза «фальшивые новости» недавно появилась в американском обиходе, но по-русски она означает давно известный «компромат».

Трампу присущи преувеличения. Да и трудно вспомнить президента, который бы так много критиковал СМИ. Однако насчет негативного освещения своей деятельности он абсолютно прав. Престижный Центр Шоренстейна при Гарвардском университете изучил освещение деятельности Трампа в первые 100 дней президентства.

Руководитель исследовательской группы профессор Томас Патерсон, эксперт по взаимоотношениям власти и СМИ, пишет, что 80% освещения деятельности президента были негативны, и лишь 20% позитивны. Такого отрицательного отношения к президентству в американской истории еще не было.

Это намного больше прежнего рекорда президента Клинтона в первые 100 дней его второго срока — 60% негативно и 40% позитивно.

СМИ никак не могут насытиться Трампом

Отчет отмечает не только шквал негатива, но и беспрецедентное количество материалов, которые СМИ посвящают президенту. Трампу уделяется в три раза больше внимания, чем обычно американские СМИ уделяют своему президенту. Да и сам президент тоже использует любую возможность, чтобы поквитаться с прессой, которую считает враждебной. Понятно, что это не из-за количества публикаций, а из-за тона.

Исследование профессора Петерсона и его группы посвящено как раз анализу тона публикаций.

Как же можно измерить тон?

“Мы рассматриваем материал с точки зрения человека, кто является объектом новостей. – говорил Петерсон в интервью. – Может ли этот человек увидеть новость как положительную или отрицательную? Это может быть просто событие, которое неблагоприятно отражается на личности. Например, когда судья в Сиэтле отменил первый декрет Трампа об иммиграции, это считается неблагоприятной новостью с точки зрения Трампа”.

В исследовании рассмотрены ключевые темы президентской повестки в первые дни – иммиграция, борьба с терроризмом, здравоохранение и т. д. По всем пунктам было больше негатива, чем положительного освещения.

Трамп — необычный президент не только по уровню враждебности в мейнстриме СМИ. Обычно освещение президентской деятельности складывается из того, что говорят о президенте другие. Трамп, в основном, говорит о себе сам. Во время избирательной кампании он перехватил инициативу и говорил сам за себя. Даже освещение кампаний его противников фокусировалось на том, что говорил о них Трамп. Куда больше СМИ занимались тем, что говорил Трамп о Хиллари Клинтон, чем тем, что говорила она сама.

После выборов тенденция не изменилась. СМИ в основном занимаются тем, что говорит сам Трамп и члены его администрации. Лишь 6% уделялось тому, что говорили демократы, и лишь 3% уделяется голосам многочисленных протестов. Даже тогда, когда администрация пытается обойти журналистов, освещающих деятельность Белого дома (например, используя многочисленные послания Трампа в Твиттере) – пресса все равно освещает это. Авторы исследования полагают, что пресса слишком сосредоточена на личности Трампа и не уделяет должного внимания его президентской работе. Хотя его декреты по иммиграции собрали рекордное количество критики, но исключительно важные декреты по другим вопросам почти не освещалось в прессе. Им посвящалось лишь полпроцента из всего объема новостей.

“Пресса опять повторяет ошибку, допущенную во время выборов”, – сказал Томпсон. – Слишком много внимания тогда уделялось личностям кандидатов, и слишком мало тому, что происходило в стране»

Успех или неуспех любого президентства определяется в значительной степени тем, что публика о нем думает. А как раз мнений граждан СМИ почти не освещают, полагая, очевидно, что достаточно их собственного мнения. Поэтому мейнстриму СМИ все трудней проникать в среду республиканцев и сторонников Трампа. Там давно подозревают у СМИ либеральный уклон и симпатии к Демократической партии.

Симпатии, конечно, имеются, но есть и естественная склонность журналиста писать о проблемах и негативе, а не о позитиве. СМИ ищут острые темы. Если СМИ не рассказывают о недостатках, то это подрывает доверие аудитории. Во время войны в Ираке в 2003 году и финансового кризиса 2008 года многие обвиняли СМИ в том, что они ввели людей в заблуждение. Назойливые «победные вести с полей» и рассказы о достижениях социалистического труда в советское время не вызывали интереса у публики.

Вместе с тем, СМИ должны найти путь, чтобы показывать положительные стороны жизни. Это часть их долга, считают составители отчета. Об этом говорила недавно и новоназначенная главред самого массового интернет-издания HuffPost Лидия Полгрин. Она надеется превратить свое издание в источник хороших новостей и рассказывать истории людей, которые выброшены из общественной жизни. Их в постиндустриальной Америке все больше.

Томпсон подчеркивает, что со времен Рейгана СМИ освещает кандидатов на выборах больше негативно. Исключение сделали лишь для кампании Барака Обамы. Многие журналисты и СМИ до сих пор воздерживаются от критики деятельности Обамы, чтобы их не заклеймили расистами.

Можно возразить, что негативное освещение деятельности Трампа происходит просто из-за того, что он работает плохо, принимает неправильные решения и вообще вредит Америке.

Однако Томпсон полагает, что если бы Хиллари Клинтон попала в Белый дом, то освещение в СМИ было бы таким же негативным, как и Трампа. Исследования его Центра показали, что в общем, Хиллари Клинтон получила во время выборов больше негатива, чем Трамп.

Независимо от того, объективные у нас СМИ или нет, люди всегда видят их предвзятыми. За восемь лет президентства Билла Клинтона подавлящее число демократов верило, что СМИ несправедливы к нему. Теперь, когда в Белом доме республиканцы, их сторонники считают, что пресса относится предвзято к их президенту. Страх показаться предвзятым часто толкает журналиста на сомнительные балансировки, типа «тот сказал, другой сказал». Журналисты боятся назвать правду правдой, а ложь ложью.

Тем не менее, отчет Центра Шоренстейна показывает, что от такого шквала негатива и компромата вреда куда больше, чем пользы.

Томпсон подчеркивает, что в результате, большинство американцев верит, что ситуация куда хуже, чем она самом деле, по всем основным темам – преступности, безработице, экономическому положению.

Формирование отрицательных стереотипов трудно изменить. Многие фильтруют факты согласно своим политическим, религиозным и общественным воззрениям. Американская публика уже не имеет того крепкого общего знаменателя, который был в еще в 1970-80 гг. В свой кампании Трамп сумел затронуть в душе избирателя струны обиды и негативного восприятия.

В ранние 90-е я попал на курс для русскоязычных журналистов. После краха СССР их охотно организовывали в самых престижных местах. Перед нами выступил легендарный Авраам М. Розенталь, возглавлявший «Нью-Йорк Таймс» в ее лучшие годы: «Журналист – это гражданин, и как каждый гражданин, он вправе оставить объективность и заняться пропагандой своих взглядов и убеждений. Но если он возьмет меч и пойдет на эту войну, ему больше нет пути назад в журналистику». Томпсон тоже считает, что даже если поверить, что президент воюет со СМИ, журналистам не следует воображать себя на войне против президента, потому что они рискуют накликать беду на свою работу и свою профессию.

 

Copyright©2017 UNIPRESS