Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2005 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Как с ними разговаривать!
Илья Трейгер

Иммигранты из России лидируют среди безработных в Нью-Йорке. Об этом говорится в анализе Центра экономических исследований ММИЭИФП миграционных потоков из Российской Федерации в крупнейший деловой центр США - Нью-Йорк, сообщает NEWSru со ссылкой на РБК.

Несмотря на наличие образования и знание языка, иммигранты из постсоветского пространства не могут найти работу: 7,7% из них остаются без трудоустройства и еще 8,2% живут за счет государственных субсидий. Это самый высокий показатель среди иммигрантов.

В поиске работы больше остальных преуспели выходцы из Польши, стран Карибского бассейна и Филиппин. В целом, анализ показывает, что хотя бывшие граждане СССР активно стремятся в Нью-Йорк, не многие могут там обосноваться.

При этом средний годовой заработок бывших граждан СССР в Нью-Йорке достигает 25 тысяч долларов (чуть более 2 тыс. долл. в месяц). Тогда как выходцы из Японии получают 40 тыс. долл. (более 3 тыс. долл. в месяц), а из Филиппин - 30 тыс. долл. (2,5 тыс. долл. в месяц).

В проведенном анализе отмечается, что Нью-Йорк представляет собой один из крупнейших интернациональных городов мира: 45% его взрослого населения - это иностранцы или граждане иностранного происхождения. В первой половине 2000-х гг. чистый приток мигрантов в Нью-Йорк колебался вокруг 110 тыс. человек в год. В 1990-х гг. в американский деловой центр перебралось жить 1,2 млн иностранцев.

Бывшие граждане СССР находятся на втором месте по численности иммигрантов (11%). Больше всего в Нью-Йорк прибывают из России, Украины и Узбекистана. Первое место занимают латиноамериканцы из Ямайки, Тринидада и Тобаго, Гаити, Гайаны и Доминики (33%). Жители бывшего СССР обогнали выходцев из таких густонаселенных стран как Китай (9,5%) и Индия (7,1%), которые занимают, соответственно третье и пятое место.

В Нью-Йорк едут преимущественно женщины (54%) в самом расцвете сил - их средний возраст составляет 25 лет. Этот факт противоречит распространенному стереотипу, что типичный иммигрант - это молодой мужчина, реализующий "американскую мечту".

Ранее в Нью-Йорк приезжали люди, большинство из которых не закончило или даже не посещало среднюю школу или колледж. Сегодня большинство иностранцев в Нью-Йорке имеют образование. Не менее 46% россиян в Нью-Йорке окончило учебное заведение (26% - ВУЗ). Более половины россиян говорит по-английски "хорошо" или "очень хорошо". Доля образованных выше только у иммигрантов из Японии (62%) и Филиппин (61%).

***

Действительно, есть такая организация в Москве – ММИЭИФП (МОСКОВСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМЕТРИКИ, ИНФОРМАТИКИ, ФИНАНСОВ И ПРАВА), действующий как составная часть Московской Финансово-Промышленнй Академии. Именно эта организация и провела упомянутое социологическое исследование в Нью-Йорке.

Полученные результаты представляют несомненный интерес для нас, русскоязычных иммигрантов в США и, конечно же, требуют серьезного анализа с нашей стороны. Но наш-то интерес к подобным исследованиям понятен. А в чем интерес этого института, по какой причине они проводили это исследование? Из чисто научного интереса? Да, если этот вопрос задать руководству института, то, скорее всего, именно такой ответ мы и получим. Есть, однако, некоторые обстоятельства...

Проведение подобных мероприятий на территории иностранного государства, тем более в США, требует весьма солидных финансовых затрат. Никакой российский институт не в состоянии позволить себе подобные затраты, да еще из чисто научного любопытства. В официальном списке зарубежного сотрудничества перечислены:

·  Австралийский технологический университет (Австралия)

·  Американский институт менеджмента и права

·  Высшая школа спортивного менеджмента (Германия)

·  Гарвардский университет (США)

·  Институт Дойла (США)

·  Кембриджский университет в США

·  Открытый университет (Великобритания)

·  Открытый университет Каталонии (Испания)

·  Торгово-Промышленная Палата г. Конвей (США)

·  Туро-колледж (США)

·  Сити-колледж (Израиль)

·  Университет Дж. Вашингтона (США)

·  Университет Кембридж (США)

·  Университет Техаса (США)

Как видим, партнеров в Америке достаточно, но никого в Нью-Йорке. Учитывая узко региональную ориентацию практически всех американских организаций, трудно предположить, что кто-то из этого списка мог взять на себя финансирование подобного мероприятия в Нью-Йорке. Но ведь кто-то же платил! Следовательно, есть вполне конкретный заказчик. А, раз так, значит, есть и конкретный интерес в проведении подобного исследования именно со стороны России. Кто этот заказчик, и в чем этот конкретный интерес заключается?

Учитывая, что речь идет о Финансово-промышленной академии, заказчиком, вероятнее всего, является государство, то есть, режим Путина. А в чем интерес – это вопрос нам пока не полностью не ясен. Но интерес явно присутствует, поскольку исследование не просто произведено, но его результаты переданы в прессу для обнародования. При этом, ряд особенностей занятости наших иммигрантов в Нью-Йорке обойден молчанием. Эти моменты не влияют на общую картину, но в чисто научных отчетах их принято упоминать. В данном случае этого не сделано, что говорит о том, что текст, подготовленный для передачи в прессу, PR-но сориентирован. Это такие факторы, как наличие бизнесов, оформленных на чужое имя, что позволяет владельцу числиться безработным. Это такие факторы, занятость части наших иммигрантов внутри чисто "русской" экономической инфраструктуры в Нью-Йорке, где зарплаты нередко выше, чем у работающих в американских компаниях... Во всем этом видится явная попытка сориентировать эту публикацию на недовольную Америкой часть русскоязычной иммиграции. Но в чем конкретный интерес, стоящий за этой акцией?

Хотя, об определенных направлениях этого интереса позволяет догадываться тот факт, что одним из основных направлений деятельности ММИЭИФП является переподготовка оценщиков собственности, и, прежде всего, собственности деловой. Иными словами, они готовят специалистов по купле-продаже коммерческих структур. Вот вам и одно из направлений такого интереса.

Российская власть еще со времен администрации Ельцина занимается вопросом ориентации русскоязычной диаспоры в США в сторону страны происхождения. Не отказывается от этой политики и режим Путина. Но до сих пор далее пустой болтовни дело не шло.

Действительно, исходя из чисто общих рассуждений, в интересе к диаспоре со стороны российской власти есть достаточно очевидная логика. Такое явление, как глобализация ведь не создавалось никем конкретно. Оно возникло как естественный результат развития человеческого общества в виде взаимного проникновения экономических и финансовых систем. Другое дело, кто как это явление понимает и, что главное, каким образом пытается им в собственных интересах управлять. Есть такое понятие, как международное разделение труда. В силу этого явления мир в какой-то степени и разделился на страны производящие и страны-поставщики сырья. Деление это, однако, вовсе не носит абсолютного характера, и если процесс развития идет естественным путем, то в разных странах в разные моменты времени соотношение этих двух сфер экономической деятельности может и должно меняться. А если процесс идет не естественным путем?

Вот в этом и заключается суть того, о чем мы говорим. Есть такое идеологическое государство – США. И эта страна рассматривает процесс глобализации, как деление мира на Америку с союзниками в качестве второстепенных придатков и остальной мир, призванный служить поставщиком сырья, энергоресурсов и рынков сбыта. С прочими государствами в этом направлении у Америки есть определенные рычаги управления, включая и военный потенциал. Другое дело, что и в США время от времени к власти приходят люди, не умеющие пользоваться силой собственного государства. Однако на этом поприще есть у США два естественных врага – это Китай и Россия. Враги эти, подчеркнем, чисто естественные, поскольку эти страны не намерены превращаться в чистые рынки сбыта для других, а эти другие не имеют реальных инструментов заставить их это сделать. Китай так и вовсе сам превратил Америку с сателлитами в свой рынок сбыта. В политике с Китаем американское руководство, как представляется, совершило роковую ошибку, отменив для этой страны поправку Вэника-Джексона и осложнив для себя "разборку" с этой страной. Что же касается России, то повторять ошибку, как мы наблюдаем, Америка не спешит. Америка в отношении России явно видит иной путь "разборки". Вот, кстати, цитата Михаила Веллера по этому поводу:

"... существует Россия как самостоятельная величина, ибо она обладает еще ядерной мощью, вот, существует Китай, который еще через 20 лет будет всем показывать, кто такая мать Кузьмы и где она живет, и вот, существует Индия, которая его подпирает. И вот, танцуйте на пуантах и выбирайте кого, что и где, потому что Запад хотел бы размонтировать Россию еще на несколько частей, сделать ее абсолютно покладистой и абсолютно зависимой как рынок сбыта, сырьевое поле и т.д. и т.д." (Полный текст выступления Михаила Веллера).

Да, именно так, Россия с ослабленной экономикой может сопротивляться этой политике США только до той поры, пока она не распалась на свои составляющие, пока она является достаточно крупным и единым государством. С другой стороны, раздробить Россию можно лишь до той поры, пока она не возродила свою экономику. Как только она это сделает, раздробить ее уже станет невозможно и ни в рынок сбыта, ни в чистого сырьевого поставщика ее уже не превратишь. Раздробить Россию можно лишь до того момента, как ее экономика окрепнет. И если США эту возможность упускают, то для повторения феномена Китая (на внешнем поле) России достаточно найти способ обхода поправки Вэника-Джексона и найти продукт, которым она может завалить западные рынки.

Совершенно очевидно, что не один Михаил Веллер все это понимает. Понимает это и российская власть, и американская тоже. Понятно, что никто в России не собирается ждать, пока Запад развалит Россию. Режим Путина настойчиво ищет пути к возрождению российской экономики, в том числе и за счет западных рынков. Другой вопрос, насколько это у названного режима получается.

Что касается продукта, которым можно завалить западные рынки, то это вопрос внутренней экономической политики России. Хотя известно, что и сегодня определенная часть российского продукта может иметь успех на американском рынке, если выбросить ее по достаточно низким ценам, чему поправка Вэника-Джексона и препятствует. А вот что касается самой поправки Вэника-Джексона, то ее легко обойти уже сегодня с помощью... русскоязычной иммиграции. Причем именно той ее части, которая страдает от незанятости или вынуждена работать на низких зарплатах. Каким образом? – Очень просто.

На территории США регистрируется бизнес, что практически не требует финансовых затрат. За тем некое уже готовое и налаженное производство на территории России переходит в собственность этого бизнеса. Как только это произошло, продукт, выпускаемый этим бизнесом в России, юридически для Америки перестает быть иностранным, а становится американским, производимым на иностранной территории в форме "аутсерсинга". Вот и все, поправка Вэника-Джексона на этот продукт более не распространяется.

Выход, как мы видим, выглядит достаточно простым. Однако "просто сказка сказывается, да не просто дело делается!"

Чтобы такая схема практически работала, американский офис такой компании не может и не должен функционировать как явно подставная компания. Подобные вещи американскими властями достаточно легко обнаруживаются и пресекаются. Американский офис действительно должен функционировать как штаб-квартира компании, имеющая исполнительный офис на иностранной территории. Конечно же, все деловые решения в такой схеме могут приниматься только на территории России. Но вся почта, все официальные контакты должны проходить через американскую "штаб-квартиру" при надежной телекоммуникационной связи с офисом в России. Следовательно, и все отношения с американскими властями, все проверки и инспекции, все хлопоты, связанные с составлением налоговых деклараций и прочего ложатся на плечи наших иммигрантов, работающих в таких офисах на территории США. Что бы такие офисы организовать, люди, живущие в Америке должны захотеть взвалить всю эту волокиту на свои плечи. Чтобы они захотели это делать необходимо и достаточно, чтобы это были люди, с одной стороны, достаточно обиженные на Америку, а, с другой стороны, те, кому их страна происхождения дала то, в чем отказала Америка, то есть, работу, причем с лучшей оплатой, чем та, на которую они могут рассчитывать в американских компаниях. Таким образом, если речь идет о чем-то подобном, то цель публикации результатов социологического исследования ММИЭИФП в Нью-Йорке вполне логична. И она очень даже может дать ожидаемый эффект, особенно в направлении психологической обработки потенциальных работников для российского бизнеса.

Что же касается чисто практической реальности чего-либо в этом роде, то здесь есть очень серьезные сомнения. В 90-х подобные предложения довольно часто поступали от частного российского бизнеса к русскоязычным иммигрантам в США. Но, к сожалению, практически все они так предложениями и остались. Основная причина заключалась в том, что условия этих предложений сводились к схеме – ты все это организуй и работай, а когда дело состоится (если оно вообще состоится), тогда мы станем тебе платить. Подобная форма сотрудничества вполне соответствовала российской экономической логике того периода. Но не соответствовала логике американской жизни. На что человеку жить и покрывать месячные платежи весь тот период ожидания, пока дело состоится? А на что лечиться? Следовательно, участник подобного сотрудничества вынужден продолжать работать в Америке по найму полный рабочий день, а делом, которое, быть может, состоится, он может заниматься лишь в свободное от работы время. Америка не Россия, здесь в таком режиме не протянешь, следовательно, и дело заведомо не состоится.

Человеку, живущему в Америке платить надо сразу, причем, и зарплату, и медицинскую страховку. Российский бизнес 90-х сделать этого был просто не в состоянии. А что сейчас, в состоянии? Может быть и так, но у нас нет данных, позволяющих так думать. Слишком не соответствуют по форме эти две экономические системы – американская и российская.

Впрочем, данная схема приведена лишь в качестве примера того, что может быть или могло бы быть, что чисто теоретически имеет право на существование. Но это вовсе не означает, что именно описанная схема лежит в основе того, что происходит. Здесь возможны самые разнообразные варианты и схемы, которые могут в будущем представить интерес для нас, или нас не коснутся. Сейчас важно другое, важно то, что кто-то, пусть в каких-то своих целях, но профинансировал исследование, содержание которого имеет важное значение для русскоязычных иммигрантов в США уже сейчас.

***

Когда-то, в самом начале 90-х бывший посол США в России г-н Мэтлок, покидая Москву, выступил по российскому телевидению. В словах, обращенных к потенциальным иммигрантам в США, бывший посол назвал совершенно другие статистические данные по тем же вопросам. В тот момент, по словам Мэтлока русская иммиграция в Нью-Йорке наоборот представляла собой наиболее занятую из иммигрантских групп и наиболее высокооплачиваемую по сравнению с представителями других этнических общин в этом городе. Выступление посла в тот момент было официальным, это было официальное прощальное выступление иностранного посла. Таким образом, вряд ли г-н Мэтлок сообщал в тот момент откровенную ложь. Сегодня, как мы видим из результатов исследования ММИЭИФП, которому мы так же не имеем оснований не доверять, ситуация для русскоязычных иммигрантов в Нью-Йорке резко ухудшилась, сменившись на противоположную.

Дискриминация по отношению к русскоязычным иммигрантам и раньше проявлялась в различных регионах США с разной интенсивностью. Но в Нью-Йорке ее почти не было или, во всяком случае, здесь она была наименьшей. Теперь же Нью-Йорк рискует сравняться в этой области даже со штатами Среднего Запада.

Причины этого явления не составляют секрета. Дискриминация в США носит почти тотальный характер, но, главным образом, это относится к нетерпимости по цвету кожи. Дискриминация по национальному происхождению стоит, по всей видимости, на третьем месте после религиозной принадлежности и в значительной степени смешана с нетерпимостью к лицам любого иностранного происхождения. Однако эта шкала действует лишь до тех пор, пока американцы не сталкиваются с образованными меньшинствами с белым цветом кожи. Цветных они традиционно считают низшим человеческим видом и прощают им и образование, и карьеру. Белые же воспринимаются как серьезные конкуренты на рынке труда, и им не прощается ни образование, ни карьера, ни зарплата, ни общественная значимость. А вот этот последний фактор, общественная значимость, в последние годы значительно вырос, причем, не только в США, но и во всех странах с достаточно крупными русскоязычными диаспорами. В Израиле, например, русскоязычные репатрианты стали играть одну из главных ролей во внутренней политической жизни страны. В Германии русские оказались, чуть ли не в самой гуще политических страстей. Не составил исключения и Нью-Йорк. Когда это было, чтобы интересы русскоязычной общины играли роль одного из основных факторов в предвыборной борьбе в этом городе. Однако в этом году, как сообщал RTVi, кандидаты в мэры города в борьбе за "русские" голоса даже схватились в дебатах, обвиняя друг друга в недостаточной заботе об интересах "русских". Другой вопрос, что оба кандидата продемонстрировали при этом полное неведение сути этих "русских" интересов. Забавно, но Америка – есть Америка, страна контрастов...

Естественно, что при таком росте общественной значимости "русских" неприязнь к ним со стороны коренного населения должна возрасти. Однако, если дискриминация по отношению к русскоязычным растет в Нью-Йорке, логично ожидать еще больший ее рост в других регионах страны, тем более там, где она и так уже была традиционной. Иными словами, если верить результатом социологического исследования ММИЭИФП, нам следует, по-видимому, готовиться к самообороне по всей стране.

Косвенно этот прогноз уже подтверждается. Даже в таком захолустье, как Денвер (штат Колорадо) по нашим данным "в ходу" уже находятся  несколько судебных исков по поводу дискриминации, заявленных русскоязычными иммигрантами. С одной стороны, это подтверждает факт роста дискриминации по отношению к "русским" так же и за пределами Нью-Йорка. С другой стороны, раньше в Колорадо "русские" молча глотали обиду и искали другую работу. Дискриминационные иски возбуждались ими очень редко. Данная же ситуация позволяет думать, что далее наши соотечественники не склонны ходить на заклание подобно баранам, но готовы к активной самообороне. И на этом моменте хотелось бы остановить более пристальное внимание.

Для того, чтобы себя защищать, мало просто подать в суд, нужно еще этот судебный процесс выиграть. И основной помехой здесь, как представляется, является неполное понимание многими того, как практически работает американская судебная система. Речь здесь, конечно же, идет не об официально декларируемых принципах работы американских судов, а о тех принципах, которые работают практически. Вот и попробуем сделать попытку рассказать об этом исключительно на основании личного опыта автора этих строк.

Основная трудность наших иммигрантов в понимании внутренних механизмов американского судопроизводства основана на некоем шаблоне – раз в СССР/России правосудия не было и нет, значит, оно есть в США, поскольку, больше ему просто негде быть. А истина, как обычно, оказывается посередине, причем, в данном случае в прямом смысле этого слова – как раз между США и Россией... Так что, кто ищет правосудия, добро пожаловать, ныряйте. Там и найдете, как минимум, Высший Суд. А на суше нет такого места, где подобные плоды реально произрастают. И, чтобы не быть голословными...

Гражданский судебный процесс в США состоит из трех основных этапов. Первый этап – это взаимный обмен сторон всеми документами и претензиями. Формальная цель этого действия заключается в том, чтобы, приступая к судебному процессу, стороны имели полную информацию о взаимных претензиях, и могли подготовиться к защите, так как каждый имеет право знать, в чем его обвиняют! С другой стороны, после взаимного обмена документами и претензиями никакие дополнительные материалы суд уже к производству не примет. Это делается для того, чтобы исключить возможность принесения "камня за пазухой", к защите от которого противная сторона не подготовлена, непосредственно на судебное слушание.

Второй этап – это взаимный обмен показаниями, данными под присягой. Это делается для того, чтобы адвокаты сторон убедились в состоятельности обвинений и показаний свидетелей. А, так же, для того, чтобы лишить возможности свидетелей, истцы и ответчика менять показания по ходу дела. На судебном слушании отказ от показаний, данных под присягой может повлечь за собой обвинение в даче ложных показаний. Таким образом, адвокаты сторон имеют возможность выяснить истину и подготовить свои заключения о состоятельности и законности иска для судьи.

Третий этап – На этом этапе адвокаты сторон представляют судье свои заключения о состоятельности данного иска. Адвокат истца обосновывает справедливость выдвинутых обвинений или отказывается от защиты. Адвокат ответчика обосновывает невиновность своего подзащитного или отказывается от его защиты. Судья рассматривает оба представления и выносит решение о назначении даты слушания или об отказе в иске.

Четвертый этап – это само судебное слушание в присутствии присяжных заседателей, чья функция выслушать обе стороны, выяснить истину и принять решение о виновности или невиновности ответчика.

Вот так все это выглядит с точки зрения официальных деклараций. На практике, однако, не происходит ничего даже близкого к описанному.

Присяжные заседатели истину вовсе не выясняют. Они и не могут ее выяснить, поскольку подбираются они (во всяком случае именно это мы наблюдали в Колорадо) из числа наименее образованных слоев населения, причем, предпочтение отдается людям с "промытыми мозгами". Почему это делается? Потому, что максимально необразованный обыватель – это и есть тот слой, в котором наиболее сильна нетерпимость к иностранцам, образованным и всяким непохожим... С другой стороны, необразованный человек законов не знает и не понимает, как они работают. Следовательно, решение эти люди принимают исключительно на основе того, чей адвокат им больше понравился, и кто больше "вышел рожей", истец или ответчик. Все это дает возможности адвокатам манипулировать мнением присяжных, и побеждает тот, кто склонил симпатии жюри на свою сторону. А истина, как видим, здесь совершенно ни причем.

На первый взгляд описанная ситуация не оставляет иммигранту надежд на судебную защиту. Однако на самом деле это не совсем так, вернее, совсем не так.

Стандартный судебный процесс по поводу дискриминации – это, чаще всего, иск против компании за незаконное увольнение по дискриминационным причинам. Но найти малообразованного обывателя с "промытыми мозгами" и, одновременно, богатого – задача практически невыполнимая. Бывают, конечно, разные случаи, но довольно редко и не более одного-двух таки присяжных из двенадцати. В основном же люди из описанного слоя общества относятся к малоимущим. А малоимущие в массе своей ненавидят богатых, то есть, корпорации, не меньше, чем образованных. И кого они ненавидят больше, богатых или иммигрантов – это еще большой вопрос! И вот, каким образом адвокаты осуществляют упомянутое манипулирование мнением присяжных:

Главный этап судебного следствия, где, собственно, практически и решается судьба будущего слушания – это Deposition (обмен показаниями, данными под присягой). Забудьте о том, что адвокат ответчика пытается выяснить истину. Единственное, что он пытается сделать, и на что кладет все имеющиеся у него силы – это обвинить вас, истца. Мало того, что вы и так уже пострадали от дискриминации, так вас еще из жертвы будут пытаться превратить в виновного. Вас попытаются дискредитировать, обвинив в том, что вы нанимались в эту компанию не для работы в ней, а с целью "построить" судебный процесс против этой корпорации и тем обеспечить себе последующую жизнь. Если же этот номер не проходит, то вас пытаются обвинить в том, что вы нарушили политику компании и уволены именно за это, а не по дискриминационным причинам. А, кроме этого, вас еще попытаются дискредитировать и как личность, чтобы представить присяжным, как ничтожного человека, не стоящего их защиты. Кроме вас дискредитировать попытаются и ваших свидетелей. И именно для этого адвокат ответчика и использует Deposition, а вовсе не для установления истины. Следовательно, именно этому вы должны быть готовы противостоять на допросе под присягой. Каким образом?

Прежде всего, следует помнить, что на допросе закон обязывает вас отвечать на любые вопросы, в том числе и узко личные, и оскорбительные, и отвечать на них правду. Однако закон не обязывает вас помогать противоположной стороне действовать против вас же. Иными словами, вы обязаны правдиво ответить на вопрос, но не обязаны заботиться о том, чтобы ваш ответ дал противной стороне ту информацию, которую ждет адвокат ответчика. А для этого необходимо ваш допрос адвокатом превратить в допрос адвоката вами. Но, поскольку, вы задавать вопросы не имеете права, то единственное, что вам остается – это получать информацию из вопросов, задаваемых вам. Первое, что полезно сделать, услышав вопрос, спросить себя, а с какой целью этот вопрос задан. Например, вашему покорному слуге, допрашиваемому в качестве свидетеля, был задан вопрос – Почему дочь ответчика, проживающая в России, до сих пор не приехала к своему отцу? Для чего был задан этот вопрос, и какое отношение он может иметь к увольнению ответчика с работы по дискриминационным причинам? С одной единственной целью – если вы в курсе внутренних семейных дел ответчика, следовательно, вы с ним друзья и, возможно, даете показания по сговору. Уже есть, что предъявить присяжным против вас.

Другой пример. Вас просят перечислить с упоминанием точных дат, все события, происходившие с вами на работе. И вы аккуратнейшим образом это делаете. Ага, значит, вы подробно записывали все происходящее, следовательно, заранее планировали дело. Или, какие-то даты вы помните, а какие-то нет – ага, путается в показаниях, следовательно, обвинение надуманное. Ни сядь, ни ляг... Легче, конечно, тем, кто вообще дат не помнит. Это страшно бесит адвокатов ответчика, как это было с автором этих строк, но не загоняет в ловушку.

Очень важный вопрос, который сторона ответчика почти всегда задает истцу и "выкручивает руки" по этому поводу – кто вас подготовил к даче этих показаний? Откуда вы узнали, что в данном случае можно возбудить иск по признаку дискриминации? Откуда вы узнали, что такое дискриминация с точки зрения американских законов? Откуда вы узнали, как, куда и в каком порядке следует обращаться за защитой от дискриминации? Действительно, а откуда вы все это узнали? Обратился к адвокату, следовательно, заранее планировал иск против компании. Узнал в Интернете, где ознакомился, в том числе, и с текстами соответствующих правовых актов. Хороший ответ для тех, кто свободно владеет английским и не прибегает к услугам переводчика в суде. Однако в большинстве случаев наши люди недостаточно владеют английским, чтобы воспользоваться таким ответом. Советовался с друзьями. Ах, с друзьями! Когда конкретно и с кем – Имя, Фамилия, телефон... Отказались ответить, нарушили закон, обязывающий отвечать на все вопросы. Ответили, подставили и ваших знакомых и себя. В каком смысле подставили? – Допросят ваших знакомых и обнаружат несоответствие в... датах, времени и содержании беседы. Следовательно, вы или ваши знакомые что-то скрывают. Ну, а что, с точки зрения американца, в этом случае можно скрывать, кроме того, что ваши знакомые дали вам эту консультацию за деньги. И вот, вы уже человек, который не только заранее планировал иск против компании, но и в нарушение американских законов пользуется очевидно нелегальными юридическими услугами. Еще одно очко против вас в глазах присяжных. Конечно, в наиболее выгодном положении оказываются те, кто прочел соответствующую информацию в русскоязычной прессе на территории США и может конкретно назвать, хотя бы одно издание, где такие публикации проходили. Чтение прессы предосудительным считать нельзя, поскольку это имеет прямое отношение к конституционной норме о праве на информацию. Тем более, нельзя в предосудительном тоне говорить о чтении этнической прессы, поскольку это будет уже дискриминация в суде...

Не менее серьезно следует относиться и к попыткам дискредитации личности истца или ответчика. Обычно это делается путем задавания унижающих и оскорбляющих вопросов с тем, чтобы вывести допрашиваемого из равновесия и спровоцировать его на хамство во время легальной судебной процедуры. Задают вам, к примеру, вопрос о том, занимаетесь ли вы онанизмом, сколько раз в день и где? Вы возмутились, вспылили и... присяжные с удовольствием утопят этого проклятого иммигранта, который мало того, что ест американский хлеб, так еще нарушает наши американские законы и хамит во время легальной судебной процедуры, обиделся, видишь ли... Лучше держать себя в руках и выполнять содержание присяги, которую вы дали, то есть, отвечать на вопрос. Часто наши люди хоть и держат себя в руках, но не могут удержаться от издевательства в ответ, вроде – да, занимаюсь 50 раз в день преимущественно на люстре. Улыбаетесь? А зря улыбаетесь. Адвокат противоположной стороны не полуобразованный обыватель, и не человек с "промытыми мозгами". Он готов повернуть против вас любой вариант ответа – он ведь сам заранее подготовил этот вопрос к допросу и, следовательно, готов на любой из вариантов ответа на него. Средний мужчина не может совершить 50 эякуляций в день, а потолочные крюки в стандартных американских жилых помещениях не могут выдержать взрослого мастурбирующего человека. Вот вы и уличены в даче ложных показаний под присягой. Чушь? Конечно, чушь! Но процесс вы проиграли. И не сомневайтесь, именно так они подходят к допросу и именно с этой степенью непорядочности себя ведут. Так что, лучше не только воздержаться от внешних проявлений обид и оскорбленного достоинства, но и от ответного остроумия.

Вообще, это очень старый и отнюдь не американский принцип поведения на допросах – не произносить лишних слов. Тем более что закон обязывает вас лишь отвечать на тот вопрос, который задан, но обязывает проявлять инициативу в ответах. Кроме этого, закон не обязывает вас отвечать на вопрос в развернутом виде, односложные ответы типа ДА-НЕТ – ваше неотъемлемое право. Чем чаще вы будете этим правом практически пользоваться, тем больше информации вы получите из вопросов адвоката (поскольку он вынужден будет задавать дополнительные вопросы) и тем меньше информации он получит из ваших ответов.

Кстати, прием использования односложных ответов позволяет иной раз сказать на допросе то, озвучание чего адвокат ответчика планировал не допустить. Вот конкретный пример из личной, опять-таки, практики. Вопрос: Вы когда-нибудь угрожали своему начальнику? Такой случай был, но его реальное содержание являлось фактором против ответчика, а не за. У адвоката не могло быть сомнений в том, что свидетель обвинения обязательно приведет его на суде. Тем не менее, адвокат сам затронул этот момент. Значит, этот фактор обвинения рассматривается адвокатом как очень серьезный и он (адвокат) решил "вывернуть" его так, как это выгодно для компании. Следовательно, задача свидетеля не позволить этот вопрос "вывернуть" к выгоде ответчика, а изложить в той форме, которая ответчику не выгодна. Но свидетель не может говорить, о чем хочет, а только отвечать на заданный вопрос. Поэтому, чтобы спровоцировать адвоката истца на продолжение этого разговора, на вопрос, где ожидался ответ ДА, следует ответ НЕТ. На самом деле этот случай произошел на глазах многих свидетелей и отрицание его свидетелем дает надежду адвокату уличить допрашиваемого в даче ложных показаний. Следовательно, адвокат будет продолжать. И он продолжил – А разве вы не угрожали начальнику полицией за то, что он потребовал от вас следовать политике компании? Ответ: Да, такой случай был, но это не было угрозой и не имело отношения к политике компании. Событие касалось совершенно другого вопроса. Естественно, адвокат продолжает – какого вопроса это касалось? Свидетелю удалось видеть текст докладной, которую по этому поводу начальник посылал вышестоящему руководству. Следовательно, свидетель знал, что конкретно утаил начальник от вышестоящих менеджеров. Очевидно, что и адвокат не мог знать того, о чем не знали в менеджменте, потому и задал этот роковой для ответчика вопрос. Ответ: Я заявил, что вызову полицию в ответ на требование начальника ко мне вывернуть в его офисе карманы моей одежды. В случае неподчинения он (начальник) пригрозил применить ко мне физическую силу. В ответ, я заявил, что окажу физическое сопротивление и вызову полицию. Вот так, было зафиксировано стенографистом и видеокамерой то, что ответчик никак не хотел видеть фигурирующим в деле.

После непродолжительного шока адвокат ответчика попытался спасти ситуацию и продолжить дискредитацию свидетеля. (Вот видите, даже в случае серьезных проколов во время допроса, адвокат не теряет самообладания, и продолжает прежнюю линию. Недооценка таких профессионалов чревата последствиями...).  А почему вы не вызвали полицию? – последовал вопрос. Почему был задан этот вопрос? – А дело в том, что если по отношению к вам совершены противоправные действия, вы по закону не имеете права решать их непосредственной "разборкой" с обидчиком. Если вы ответили обидчику ударом на удар, вы виновны в самосуде. Если вы в какой-либо форме пригрозили обидчику, не планируя приведение угрозы в исполнение – это шантаж. Вы обязаны обратиться за помощью к третьей стороне, в суд или, как данном случае, в полицию. Конечно, это ваше право, обращаться в полицию или простить обидчика. Но в данном случае это означает лишь то, что свидетеля не могут судить за шантаж, но для присяжных он все равно шантажист. Поэтому ответ: я не вызвал полицию потому, что начальник после этого случая больше не вышел на работу из боязни иметь объяснения с полицией. Это было чистой правдой, известной ответчику, поскольку упомянутый начальник сам информировал об этом вышестоящий менеджмент. Таким образом, эта схватка с адвокатом ответчика была выиграна свидетелем.

Конечно же, все возможные тонкости поведения на допросах невозможно изложить в одной отдельно взятой статье. Однако надеемся, что настоящий материал все же поспособствует части наших читателей в понимании того, как здесь все это работает и как с ними следует разговаривать...

Обратная связь