UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/suburban.htm

 

Самое субурбанизированное общество мира
Михаэль Дорфман


С американским пригородом, или как здесь его называют субурбией, встречаешься сразу при подлете к Международному аэропорту им. Дж. Ф. Кеннеди. Самолет производит разворот и раньше, чем взгляд ловит знаменитые небоскребы Манхэттена, перед глазами открывается непохожий ни на что пейзаж пригородов острова Лонг-Айленд. Несколько шоссе пересекают остров, а между ними среди зелени как по линейке выстроились одно, полуторо- и двухэтажные домики. Россияне часто путают субурбию со знаменитой «одноэтажной Америкой» мелких и средних городков и фермерских поселков. Однако субурбия – не «Одноэтажная Америка», а ее убийца.

Американская субурбия многократно показана Голливудом в разных ракурсах – как идеальное место для жизни и воспитания детей; как гиблое место - в «Революционной дороге»; даже как сцена для фильмов ужасов - в «Амитвильском кошмаре» или «Полтергейсте». Но чаще всего субурбия – это квинтэссенция «американской мечты» – утопающий в зелени частный домик, несколько престижных машин на подъездной дорожке – драйвэй, хороший джоб и дети в колледже, что обеспечит осуществление их собственной «американской мечты».

Как и все «истинно американские» ценности – «американская мечта» не родилась из недр общества, а была создана усиленной рекламой после окончания Второй мировой войны. Америка вышла из войны с большой выгодой. Война позволила преодолеть Великую депрессию, одолевавшую американское общество в течение 15 лет, победить безработицу, остановить экономическую стагнацию и подстегнуть экономический рост. Развернувшиеся во время войны бизнесы вовсе не намеревались сворачиваться в мирное время. И после войны американское общество, путем усиленной рекламы, узнало о многих своих «исконных ценностях» - омлет, молоко и апельсиновый сок по утрам, мороженные «телевизорные обеды» и многое другое. Например, «традиционный» морковный пирог родился из огромных запасов мороженой моркови, которые больше не нужны были армии. Оттуда же, с помощью хитроумного маркетинга, пришли яичный порошок для омлетов, американский «чудо-хлеб», домик в предместье и «американская мечта».

Собственно, еще в 30-х годах, когда Великая депрессия всерьез угрожала Америке революцией - то ли красной, то ли коричневой, - социальные психологи выдвинули лозунг о том, что домовладельцы не устраивают забастовок. Чтобы остановить рост недовольства, надо было срочно сконструировать средний класс, как преграду социальным потрясениям. И он был создан пакетом законов «Нью Дил» Франклина Делано Рузвельта. Главными среди этих законов был «Джи Ай Билл» (официально названый Servicemen's Readjustment Act of 1944) – закон, дававший миллионам «джи-ай» - демобилизованных военных – возможность практически бесплатно получить высшее образование и гарантированный заем на приобретение жилья. Именно этот пакет законов и позволили создать американский средний класс. Да и само понятие «средний класс», употреблявшееся в 1920-30 гг. как уничижительное для выскочек, приобрело позитивный смысл.

Большой бизнес с энтузиазмом бросился осваивать государственные деньги. Подрядчик Вильям Левитт, сын еврейских эмигрантов из России, признанно считается отцом американской субурбии. Левитт не изобрел ни промышленных методов сборки односемейных домов, ни концепции пригородов на расстоянии, доступном для вождения автомобиля. Однако Левитт популяризовал эту идею. Неподалеку от моего дома находится его первый проект, городок, названный в его честь Левиттаун (шт. Нью-Йорк). Левиттауны строились на фермерских землях по всем Соединенным Штатам. Самый крупный Левиттаун находится в Пенсильвании, а самый южный - в Пуэрто-Рико. Деревянные каркасные дома с фанерной облицовкой с небольшим участком тогда продавались по $ 8000-12000 и месячный взнос составлял всего около $57, каждому демобилизованному обеспечивалась 100% ссуда на покупку дома под низкий процент. В начале 50-х в комплект дома стали включать электроприборы – плиту, духовку, холодильник, стиральную машину и сушилку для белья, а в конце 50-х дома уже продавались с телевизором. Модели домов получили имена, как модели машин: «Кап Код», «Ранч», «Колониал», «Викториан». Другие достижения рузвельтовской политики – всеамериканская электрификация и сеть дорог, построенных на государственные деньги, а часто и методом «общественных работ». Частный капитал тоже помог – массовая фордовская «Модель Ти» позволила посадить Америку на колеса.

Далеко не все общественные и этнические группы смогли воспользоваться законами. «Не входящие в европеоидную расу» остались в стороне от всеобщего благополучия. Старые журналы доносят истории тех дней. «Революция в американских пригородах» пишет «Харпер мэгезин» в 1953 году. С удивлением журнал докладывает, что «шаровары и шорты стали здесь повседневной одеждой для мужчин и женщин». Как экзотику, журнал описывает неформальные вечеринки-барбекью. Городской центр стремительно терял значение в жизни пригородов. Большие коммерческие центры в субурбии сменили универсальные магазины больших городов. Сети «быстрой еды» вытеснили маленькие семейные рестораны. Субурбия получила возможность удовлетворять почти все свои нужды на месте. Не хватало хорошей системы общественного транспорта, хорошей архитектуры и высокой, качественной культуры – театров, музеев, галерей, хороших ресторанов. Однако это никого не волновало, да и считалось неамериканским, уделом «яйцеголовых» интеллигентов, да еще «Старой Европы».

Впрочем, уже в 1959 большой материал в «Харпеэр» назван «Балканизация субурбии». Здесь, кажется, впервые встречается определение «бегство белых» - уход белого и обеспеченного населения в пригороды. Об этом есть хорошее исследование Розалин Баксндел и Елизабет Ивен «Цветное окно». Здесь же отмечается и феномен создания однородных, замкнутых районов, в которых «не важно, что сосед производит, чем зарабатывает на жизнь, куда важней здесь, что человек потребляет». В настоящее время около 50% американцев живут в субурбии и она стала важным фактором американской жизни. Однако, если все так хорошо, то почему так плохо?

 

Copyright©2011 UNIPRESS