UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/tsirk.htm

Цирк отменяется
Илья Трейгер, Вашингтон

14 июля в эфире «Эхо Москвы» Дмитрий Быков высказал такую мысль, что предстоящие выборы в Государственную Думу обещают беспрецедентно веселое развлечение для любого, кто за этими выборами станет наблюдать. Вот, собственно, эта цитата из эфира Дмитрия Быкова:

«Эти выборы в ГД будут очень веселыми. Я не знаю, насколько они будут результативными, но то, что они будут веселыми, это факт. Потому что понимаете, у нас действительно ГД за последнее время стала источником совершенно цирковых новостей. Это многие уже писали, что это цирк с конями. Но все при этом хорошо, но одно плохо – что при этом сильно дезавуируется, компрометируется сама идея парламентаризма. Эта идея хорошая, которая человечеству уже несколько столетий, порядка десяти служит верой и правдой. Идея парламента еще никем никогда не была так дискредитирована как идиотскими постановлениями, странными… Потом какая-то недружественность к своим. То, что Митрофанова они лишили неприкосновенности, и чуть было не лишили Хинштейна. Я не хочу сказать, что я солидарен во всем с Хинштейном или Митрофановым. Я просто люблю, когда не сдают своих. Я во всех люблю надежность. И мне кажется, что сейчас пойдет просто настоящая эпидемия лишения неприкосновенности. Эта дума до того прогнила, мне кажется, пусть они не усмотрят в этом нападок, я же имею право субъективное мнение высказать. Мне кажется, что этой думе нужно радикальное обновление. И оно будет. Потому что парламент хорош как цирк, когда больше нет ничего смешного. Но сейчас у нас будет столько смешного, что пора уже мне кажется, чтобы парламент был местом серьезным».

***

Вообще говоря, с в этой связи с Дмитрием Львовичем трудно не согласиться, поскольку за время пребывания у власти Владимира Путина с российским парламентом произошла классическая деформация, когда вещь, дошедшая до своего конца, превратилась в собственную противоположность.

Изначально, нынешний российский президент преобразовывал парламент страны таким образом, чтобы любая законодательная инициатива, исходящая от исполнительной власти, гарантированно получала поддержку парламента. Таким образом была создана ситуация, когда не взирая на присутствие парламента, исполнительная власть фактически разрабатывает и принимает законы для себя самой. В результате, система власти хотя и является авторитарной, но внешне сохраняет признаки демократического устройства, обеспечивая стране возможность взаимодействия со странами демократического Запада.

Понятно, что подобная система может существовать, не входя в конфликт с демократическим миром, лишь короткое время. Дело здесь в том, что реальный законодатель в процессе разработки законодательных актов должен учитывать не только объект запрета или разрешения, но и согласованность данного законодательного акта с другими законами страны, включая Конституцию, практическую выполнимость данного закона и многие другие факторы, что делает процесс законотворчества весьма сложным, требующим высоких трудовых, временных и, главное, квалификационных затрат.

Однако к настоящему моменту российский политический режим извратил судебную систему до такой степени, что любой закон исполняется только, если есть указание свыше и только по отношению к тем, к кому приказано этот закон применить. В результате, в процессе разработки текста законов отпала необходимость учитывать как соответствие законов друг другу, так и выполнимость конкретного законодательного акта. Соответственно, российские парламентарии этим более и не занимаются. А, поскольку проекты законов спускаются сверху из президентской администрации, отпала так же необходимость эти законы и разрабатывать. Следовательно, от созыва к созыву из парламента вымываются квалифицированные люди, поскольку при таких условиях законодателем может быть кто угодно – хоть спортсмен, хоть дворник.

С другой стороны, если перед парламентом в качестве единственного обязательного условия ставится безусловная поддержка законодательных инициатив исполнительной власти, состав парламентариев должен определяться не свободными выборами, а, прежде всего, по принципу личной преданности парламентария действующему режиму. И режим этого добился, фактически полностью ликвидировав институт свободных парламентских выборов. И произошло то, что только и могло произойти – парламентарии подбираются в полном соответствии с личной политической парадигмой действующего президента. А именно, лояльность в обмен на деньги. В результате, сегодняшний российский парламентарий – это человек, вся работа которого заключается лишь в том, чтобы нажать нужную кнопку в тот момент, когда ему скажут эту кнопку нажать. А в замен высочайшие зарплаты и административный ресурс, позволяющий за бесценок скупать куски чужих бизнесов (чаще на имена членов своих семей) и далее на этих чужих бизнесах паразитировать. Сегодняшний российский парламентарий – это человек, получающий большие деньги абсолютно ни за что.

Поначалу, пока в числе парламентариев еще сохранялись люди с нормальными мозгами, все это не выглядело столь гротескно, как сегодня. Однако люди с мозгами не всегда безропотно соглашались на действия, уничтожающие их собственную репутацию, что создавало известные проблемы для власти. Поэтому режим планомерно от таких людей в парламенте избавлялся, и Госдума мало по малу превращалась в объект для насмешек, пока полностью не превратилась в тот балаган, который мы наблюдаем сегодня.

Издревле известно, что единственное, против чего нет эффективного оружия – это смех. Однако нынешний состав Госдумы оказался сформированным из людей с мышлением беспрецедентно примитивным, решившим, что они смогут победить смех. Отсюда и череда идиотских законотворческих инициатив типа регулирования фасона трусов, запрета материться и прочей законодательной шелухи в таком же роде. Понятно, что добиться повсеместного выполнения подобных законов невозможно. Но такой задачи и не ставится. Достаточно того, что привлечь за нарушение подобных законов можно кого угодно по выбору. А выбор предполагалось делать в отношении тех, кто публично неуважительно высказывается в адрес парламентариев, и, прежде всего, в интернете. Такой вот оригинальный способ контроля над интернетом придумали.

Однако ж, как говорил покойный генерал Лебедь, «дурак – это не отсутствие ума, это ум такой». Яровая, Мизулина, Милонов и пр. – это не отсутствие ума, это ум такой. И, в итоге, вся эта активность привела не к победе над смехом, а к усилению этого смеха. Причем, если раньше смеялись и издевались только российские «очкарики», то теперь этот смех не сходит и со страниц западной прессы. И произошло то, что не могло не произойти – российский парламент, призванный имитировать российский парламентаризм в глазах запада, превратился в откровенную демонстрацию фальшивости этого парламента. Дойдя до абсурда, российский парламентаризм трансформировался в гротескный анти парламентаризм.

Совершенно очевидно, что режим далее терпеть такое положение вещей не сможет и должен будет каким-то образом избавить российский парламент от откровенно карикатурного образа. Но как это сделать? Дмитрий Быков считает, что в данной ситуации в Госдуму неизбежно должны прийти серьезные люди. Однако вряд ли это возможно. Да, режим явно должен убрать оттуда людей одиозных. Но на их место нельзя допустить «серьезных», поскольку президенту нужны не серьезные, а послушные и обязательно продажные. А тут еще и такое осложнение возникло, как западные санкции. Люди стремятся в Госдуму ради больших денег и возможности проводить время роскоши на проклятом Западе, а им вдруг перекрывают дорогу на этот Запад. Случай с Алексеем Пушковым в этом плане более чем красноречив. Кто ж захочет служить тупой куклой, не получая то, ради чего на такую службу имеет смысл идти? И где же при таких условиях брать серьезных лояльных?  Поэтому задача по изменению имиджа российского парламента выглядит как чрезвычайно трудная и, возможно, не имеющая решения. Конечно, было бы занятно понаблюдать за тем, как президентская администрация будет ее решать. Это действительно могло бы обещать некий цирк с конями.

Однако, как видится в свете последних событий, нашим с Дмитрием Быковым ожиданиям большого цирка в ходе парламентских выборов в России, возможно, не суждено сбыться. Не исключено, что этот цирк сгорел вместе со сбитым над Украиной лайнером, поскольку у Российского президента теперь возникает совсем другая поведенческая доминанта.

Дело-то ведь вот, в чем. В истории с аннексией Крыма Владимир Путин, как справедливо заметил на «Эхо Москвы» Аркадий Дубнов, поступил в соответствии с принципом – справедливость выше закона и, тем самым вывел и себя, и Россию из международного правового поля, что партнерам Москвы по внешней политике автоматически дает право поступать таким же образом и по отношению к России. И это открывает некий ящик Пандоры в смысле двух моментов. Во-первых, закон тем и отличается от справедливости, что закон один на всех, а справедливость у каждого своя. И, во-вторых, по закону факт признается фактом при наличии жестких прямых доказательств, а по справедливости факт признается фактом даже просто в силу очевидности факта, без приведения прямых доказательств. А в силу очевидности, мы имеем следующее:

Совершенно очевидно, что пассажирский лайнер был сбит донецкими боевиками по ошибке, поскольку, как подробно рассказал об этом Алексей Венедиктов, именно донецкие боевики ожидали в этом же месте и в это же время украинский транспортник Ан-26 и объявили о том, что он сбит, точно указав и время события, и место падения сбитого самолета.

Совершенно очевидно, что перепутать пассажирский лайнер с военным транспортником могли только донецкие боевики, поскольку, как подробно рассказала Юлия Латынина, и украинская, и российская ПВО имеют в своем распоряжении стационарные обзорные радиолокационные станции, способные читать транспондер самолета и, тем самым, отличать пассажирский самолет от военного. Установка же «Бук», которая оказалась в распоряжении донецких боевиков, такой станции не имеет. Иными словами, только эти боевики и могли перепутать пассажирский лайнер с военным транспортником.

Совершенно очевидно, что тяжелым и противовоздушным вооружением донецкие боевики снабжаются со стороны России, поскольку количество расходуемого боезапаса и используемых единиц такого вооружения превосходит то количество, которое они, якобы, захватили у украинской армии. Кроме того, было известно, что «Бук» захваченный боевиками у украинской армии не имел боезапаса. Следовательно, ракеты земля-воздух для «Бука» были откуда-то поставлены. Никаких сообщений о захвате таких ракет у украинской армии со стороны боевиков не было. Следовательно, поставка была осуществлена с российской территории. И такие очевидности можно приводить практически бесконечно. Нельзя так же забывать и о том, что, вероятнее всего, в ближайшем будущем возникнет еще и некий скандал с бортовыми самописцами. Вначале боевики заявили, что они эти самописцы нашли. Потом, спохватившись, объявили, что это была ошибка. Как, интересно, они установили, что это была ошибка, уж не вскрытием ли обнаруженных контейнеров? Если да, то где они, и что они поначалу приняли за черные ящики? – В ответ молчание. Хорошо, если эти самописцы в конечном счете найдут. А если нет? – А если нет, то будет очевидно, что их изъяли боевики с целью скрыть доказательства своей вины.

Как ни крути, но лайнер сбит донецкими боевиками, за что Россия несет всю полноту ответственности, поскольку снабжает этих боевиков соответствующим вооружением. Где прямые доказательства? Возможно, что будут. А, возможно, что и нет. Но по отношению к России теперь нет нужды в таких доказательствах, поскольку российский президент само поставил себя и свою страну вне обязательности юридических процедур. И Запад уже демонстрирует реакцию, базированную на этом принципе. До сих пор американскому президенту с огромным трудом приходилось уговаривать своих европейских партнеров поддержать санкции против России. И не всегда ему это удавалось, приходилось действовать и в одиночку. Теперь ему легче будет этих своих партнеров уговаривать.

Несколько слов о самих санкциях. После того, как США приняли последний пакет санкций против ряда российских компаний, Игорь Сечин публично заявил, что эти санкции незаконны. Какой конкретно закон он имел в виду? Официальной международной нормы по введению санкций вообще не существует. Что же касается американских санкций, то они не выходят за пределы территории США, и, следовательно, регламентируются американским внутренним национальным законодательством. А здесь механизм простой – если нет закона, то Конгресс проголосует, и закон есть. Причем здесь мнение Игоря Сечина, и что он вообще понимает во внутреннем американском законодательстве? Что может послужить причиной того, что бы от столь серьезного человека как Сечин исходила такая неприкрытая глупость, да еще и публично? – Только состояние истерики. Это к вопросу о том, насколько на самом деле чувствительны или нечувствительны эти санкции для российского режима. Все же не следует забывать, что истина кроется не в том, что человек говорит, а в том, что он делает. Если он говорит, что ему до санкций нет дела, а на самом деле пребывает в состоянии истерики, следовательно…

Но ведь это было до крушения пассажирского лайнера над Украиной. А какие же санкции могут угрожать России теперь, после этого события?

Собственно, насколько все случившееся опасно для путинского режима можно судить по реакции самого Путина. Первое, что он сделал после крушения самолета, позвонил Обаме и проинформировал его о падении лайнера на территории Украины. Позвольте, но лайнер не российский и упал не на российской территории. Почему президент одной страны информирует президента второй страны о событии на территории третьей страны? Было бы логично, если бы это сделал президент Украины, но причем здесь руководство России?! Если Россия к инциденту не причастна, то как объяснить этот поступок Путина? – Только одним, паникой.

Второй момент. Делая официальное заявление по поводу этого инцидента, российский президент заявляет, что ответственность за крушение лежит на том, государстве, над территорией которого это произошло. Вы когда-нибудь слышали подобное? Если так, то, получается, что в крушении Боинга над Локерби, взорванного террористами Каддафи, виновата Шотландия, над территорией которой это произошло. А Ливия и ее предводитель здесь вовсе не причем. А если, скажем, американцы собьют российский самолет над Тихим Океаном, то ответственность ляжет, получается, на акул, плавающих в этом океане. Не слабая логика. С подобными заявлениями Путин мог выступить только в том случае, если сам находится в состоянии паники по этому поводу.

Все он прекрасно понимает и осознает. Осознает, что Россия стоит на пороге полномасштабной холодной войны с Западом. Но холодная война тем и отличается от горячей, что от войны горячей Россию спасает сохраняющийся пока еще ядерный паритет. Война же холодная – это война экономическая, где российская экономика в семь раз слабее экономики США и в 14 раз слабее экономики совокупного Запада. В такой войне Россия победить не сможет, а потому, причины для паники у Российского президента вполне реальные.

Так что, скорее всего, российскому президенту в ближайшем будущем будет не до забот о международном имидже российского парламента, и, следовательно, мы с Дмитрием Быковым вполне можем остаться без ожидаемого развлечения…

 

Copyright©2014 UNIPRESS