UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/vlasti_zahotelos.htm

Власти захотелось…
Илья Трейгер, Вашингтон

Как сообщает 11-го ноября РБК, на встрече с епархиальными отделами по взаимоотношениям церкви и общества глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин от имени церкви заявил требование о том, что голос церкви должен быть определяющим при принятии любых важных решений в России. Вот так, не больше и не меньше!

По словам протоиерея, в контексте отношений с государством «нам нужно переходить от роли униженных просителей к роли представителей общественной силы, являющейся большинством нашего народа». «Никто не смеет сказать нам «нет», никто не смеет сказать нам, что диалог с нами вести не будут», — сказал Чаплин.

Священник отметил, что православные не только являются большинством в России, так же, как и во многих других странах канонического пространства Русской церкви.

Он отметил, что церковь ощущает себя как субъект, равный государству: со своим правом, управлением, механизмами принятия решений и представлениями о протокольном равенстве представителей церкви и государства. «Если какой-то мелкий чиновник вызывает архиерея на ковер, ему должно быть объяснено, что он поступает абсолютно неправильно», — сказал Чаплин.

***

Понятно, что подобная наглость вызвала возмущение у многих. Отреагировал и известный политик, депутат Заксобрания Санкт-Петербурга (фракция «Яблоко») Борис Вишневкий. В частности, он сказал:

«Старый анекдот о том, как Джон Леннон заболел манией величия, вообразив себя Кобзоном, поневоле вспоминается, когда узнаешь, что «глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества» Всеволод Чаплин заявляет: поскольку православные являются в России большинством, то РПЦ равна государству и может представлять большинство россиян «при обсуждении важных вопросов в жизни государства».

По мнению отца Чаплина, «никто не смеет сказать нам «нет». И он собирается настаивать на «равном участии государства и церкви в принятии тех решений, которые затрагивают существенные церковные интересы или связаны с нравственным, духовным измерением жизни».

Интересно, давно ли отец Чаплин перечитывал Конституцию?

В курсе ли он, что в ней закреплен принцип светского государства, по которому все (подчеркиваем — ВСЕ) религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом?

И никакого равенства между РПЦ и государством быть не может?

Что касается равного участия церкви и государства в вопросах, связанных с «нравственным и духовным измерением жизни», то мне лично в Конституции не встречалась норма, дающая попам монополию на нравственность и духовность. Как бы им этого не хотелось. И как бы они не стремились присвоить себе это право.

С уважением отношусь к любой вере и верующим и уважаю их права. Но никаких преимуществ у них передо мной — атеистом, — нет и не может быть. Мы абсолютно равны в светском государстве.

Поэтому церкви (как и любой другой религиозной организации) надо говорить «нет» всякий раз, когда она будет требовать для себя государственного статуса (или равного с ним).

На месте высшего начальства РПЦ, я бы отца Чаплина давно уволил.

Как мне кажется, мало кто лучше него справляется с задачей дискредитации своего ведомства.

Ну если только Энтео и Дмитрий Смирнов».

***

В связи с этим заявлением Чаплина, прежде всего, хотелось бы ответить самому его критику, уважаемому Борису Вишневскому. Сам-то Борис Лазаревич давно в последний раз видел, чтобы Конституция Российской Федерации выполнялась самой властью и, вообще, хоть кем-либо? Никакой Конституции в этой стране давно уже не существует. Поэтому все будет так, как скажет царёк – скажет, что церковь будет принимать важнейшие для страны решения, и РПЦ эти решения принимать будет. Скажет нет, значит, будет нет. Путин скажет, что православные составляют большинство населения – будет большинство, причем даже в том случае, если ни одного православного в стране вообще не окажется.

Что касается совета высшему церковному начальству уволить Всеволода Чаплина, то ведь никакого Чаплина в природе не существует. Чаплин полная и абсолютная марионетка Патриарха. Устами Чаплина говорит глава РПЦ. Чаплин – это своего рода церковный Песков и не более того. Слова Чаплина – это не мысли Чаплина, а мысли Патриарха. Сам же Чаплин никто и звать его никак. Так что совет уволить Чаплина направлен явно не по адресу.

Ну, и, наконец, что касается пожелания Бориса Лазаревича о том, что «церкви надо говорить «нет» всякий раз, когда она будет требовать для себя государственного статуса», то это и без того уже имеет место. Чаплин же сам проговорился, что «если какой-то мелкий чиновник вызывает архиерея на ковер, ему должно быть объяснено, что он поступает абсолютно неправильно». То есть, мелкому чиновнику по факту никто этого сейчас не объясняет. А кто может ему это объяснить? – Только чиновник повыше. Следовательно, дело не в мелких чиновниках, а чиновниках вообще, которые на самом деле относятся к церкви совсем не так, как это церкви хотелось бы. Значит, именно так и происходит, церкви всякий раз и говорят это самое «нет», что руководство РПЦ и не устраивает, почему, собственно, и появилось это заявление церковного представителя. Поэтому, как представляется, имеет смыл посмотреть на этот вопрос под несколько иным углом зрения…

Сначала разберем вопрос частный – почему же чиновники говорят церкви «нет» чаще, чем церкви этого хотелось бы? А как вы думаете, что для чиновника важнее, чтобы молодежь праздновала бы, например, Холуин, который церкви не нравится, или чтобы не праздновала? – Правильно, чиновнику важнее… деньги. Если молодежь Холуин празднует, то различного рода увеселительные заведения собирают на этом весьма солидные деньги. Те самые деньги, долю с которых в различных прямых и непрямых формах получают эти самые чиновники. А еще, это те самые деньги, с которых мелкие чиновники «откатывают» долю чиновникам повыше. А если празднование Холуина, как этого требует церковь, запрещать, то вместе с владельцами увеселительных заведений свой доход теряют и чиновники, от мелких до… верхних. Таким образом, от светских мероприятий чиновники имеют свою долю. А что они имеют от мероприятий церковных? Вот, это и есть ответ на все вопросы. Бог из древних семитских мифов хорош там, где денег нет и взять их неоткуда. Но там, где деньги есть, правит только один бог – золотой телец, и семитскому божеству здесь места не остается. И это вовсе не потому, что чиновники все поголовно нравственные уроды, а потому, что бытие определяет сознание, а не наоборот, как бы кто не отказывался в это верить. Но это лишь одна из частных причин. Однако здесь есть причины и общие…

Итак, церковь явно требует власти, прекрасно понимая при этом, что решение данного вопроса зависит не от того, что написано в книжечке под названием Конституция, а от единоличного решения главы государства. И что, ответит ли на это президент «да» или он ответит «нет»?

Из выступления Всеволода Чаплина совершенно ясно, что РПЦ в ходе ее (церкви) реанимации после клинической смерти советского периода рассчитывала явно на большее, чем то, что она получила. Ведь что значит «равное с государством участие в принятии важных решений в России»? – А это значит осуществление государственной власти в стране на паритетных началах с самими государственными властными структурами. Вот так, не больше и не меньше!

Но, простите, чтобы власть осуществлять, ее надо иметь. А чтобы власть иметь, ее надо или взять силой, или вынудить светские властные структуры этой властью с церковью поделиться. Есть еще и третий способ (специально для церкви) – это помолиться богу, чтобы тот эту власть церкви спустил с небес. Однако этот третий способ, по всей видимости, уже не сработал. Поэтому остаются только два предыдущих.

Для первого способа РПЦ должна иметь, на кого опереться. Однако по данным самой церкви, т.е. явно завышенным, доля верующих в России не превышает 5% от всего населения. Разве же 5% можно считать большинством. Впрочем, и этих цифр можно было бы не приводить. Если бы за РПЦ действительно было большинство населения, то вся эта требуемая доля власти у церкви бы уже была, и никакому Чаплину не пришлось бы по этому поводу изображать из себя шута горохового. Раз этого у церкви до сих пор нет, значит, нет за церковью и никакого большинства. А что же остальные 95%?

Согласно популярной шутке, равнодушие людей в России выражается в четырех основных формах: цветовой – фиолетово, геометрической – параллельно, музыкальной – по барабану, и, конечно же, анатомической… Так вот, отношение к церкви остальных неверующих 95% носит именно анатомический характер, и это еще мягко сказано. Да, конечно, вопросы перехода власти в любом государстве решаются не на уровне большинства, а как раз меньшинством. Однако происходит это лишь в тех случаях, когда это меньшинство достаточно пассионарно. А много ли наберется среди российских истинно верующих людей, готовых пойти на смерть ради власти родной церкви, как это делают, например, смертники из ИГИЛ или Аль-Каеды? Таким образом, первый путь заполучить власть для РПЦ закрыт, сколько бы ее иерархи не талдычили о том, что за ними, якобы, большинство народа. Остается последний вариант – вынудить действующую светскую власть поделиться с церковью своими властными полномочиями, причем поровну.

Для чего Путин дал церкви зеленую улицу? – Для того, чтобы она заменила собой идеологический отдел ЦК КПСС советского периода. Церковь получила от государства все необходимое для выполнения этой задачи, от возврата ей собственности, которая, кстати сказать, никогда раньше церкви и не принадлежала, до опосредованного бюджетного финансирования. И каков результат? – Доля верующих в стране за эти годы так и не увеличилась. Доля воцерковленных людей тоже. Заполняемость храмов тоже не увеличилась. И уж совсем не обнаруживается роста доли граждан, руководствующихся в повседневной жизни церковными нормами морали и нравственности. Не получилось из РПЦ ни аналога идеологического отдела ЦК, ни духовной «скрепки» какого-либо иного рода. Не получилось ровно ничего, из того, ради чего эту церковь государство возрождало. А вот, финансовая нагрузка на бюджет сохраняется и даже от года к году растет. Если бы РПЦ свою идеологическую задачу выполнила и российскому президенту не пришлось бы затевать войны сначала с Грузией, потом с Украиной, потом влезать в Сирию, то претензии церкви в какой-то степени еще можно было бы понять. Но в условиях, когда, деньги взяли, а задачу не выполнили... Ну, и на какие дополнительные привилегии, тем более властные, при этом можно рассчитывать? Полная бесполезность РПЦ для российской власти год от года становится все более очевидной. Именно поэтому «какой-то мелкий чиновник позволяет себе вызывать местного архиерея на ковер». Если бы этот чиновника знал, что за подобное получит неодобрение сверху, никогда бы себе такого не позволил. А уж коль позволяет, значит, точно уверен в безнаказанности данного действа. Иными словами, покровительство церкви со стороны светской власти в России далеко не безгранично уже сегодня. Однако кроме сегодня есть еще и такая вещь, как завтра…

По большому счету, даже в том случае, если бы РПЦ свою основную идеологический задачу и выполнила бы, то в награду могла бы ожидать каких-то дополнительных «печенек», но ни при каких обстоятельствах не власти. Главный редактор «Эхо Москвы» посетовал когда-то патриарху на то, что у него в духовной академии были плохие учителя истории. И действительно, плохие были у него учителя. Не усвоил патриарх такую простую истину, что в тоталитарном государстве может быть только один фюрер – только один.

Путину для какой цели понадобились все эти духовные «скрепки» и очередные отделы ЦК? – Для сохранения и укрепления собственной единоличной власти. Единоличной! О каком дележе власти с церковью может идти речь при таких условиях, да еще и поровну! Однажды человек по имени Эрнст Юлиус Рём пренебрег этой истиной, и что с ним случилось хорошо известно. Теперь русский патриарх повторяет ту же ошибку, следовательно,… у него действительно были плохие учителя истории. Так что, напрасно столь уважаемый Борис Лазаревич потратил душевные силы на высказывания проходного шута от РПЦ. Вряд ли эти притязания церкви содержат реальную опасность для существования светского государства в России.

 

Copyright©2015 UNIPRESS