UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/voyna.htm

 

Кто кому объявил войну?
Илья Трейгер


Сразу несколько случаев вандализма по отношению к поклонным крестам зарегистрированы в России - в Челябинской области и Архангельске неизвестные пошли по стопам украинского движения Femen, активистки которого спилили крест в центре Киева, сообщает 25 августа NEWSru.com.

"Интерфакс" со ссылкой на епархию Челябинской области сообщает, что злоумышленники ночью спилили три поклонных креста, установленных в июле этого года на въездах в поселок Смеловский Верхнеуральского района Челябинской области. Поваленные кресты были распилены на куски. Правоохранительные органы поставлены в известность и уже начали расследование.

Аналогичное ЧП произошло в Архангельске. "Около 4:30 утра в полицию поступило сообщение о том, что двое неустановленных лиц срубили поклонный крест, расположенный на холме напротив дома №264 по пр. Ленинградский… Задержать злоумышленников по "горячим следам" не удалось", - говорится в сообщении, опубликованном в субботу на сайте Управления МВД по Архангельской области.

***

Конечно же, реакция на этот «всероссийский крестоповал» не заставила себя ждать.

Вот реакция со стороны светской части общества:

Владимир Варфоломеев («Эхо Москвы»): Если это именно религиозные символы, то почему и на каком правовом основании их массово устанавливают вне территорий культовых и мемориальных объектов, таких как храмы или кладбища?

Пока не очень понимаю причин поднятого шума, если речь идёт о самодельных конструкциях, не обладающих статусом исторических или культурных памятников, а потому вряд ли подлежащих государственной защите.

Без ответа на вопрос о законности действий групп граждан, произвольно воздвигающих кресты вдоль дорог и на городских окраинах, вряд ли можно корректно оценивать поступки тех, кто эти кресты уничтожает.

Реакция со стороны РПЦ более богата авторами:

Найти и наказать тех, кто спилил поклонные кресты в Челябинской и Архангельской областях, потребовали накануне в РПЦ. Осквернение символов веры говорит о пренебрежении к закону и ненависти к людям, отметил в эфире «Эха Москвы» глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. Еще резче высказался протоиерей Дмитрий Смирнов. По его мнению, уничтожение поклонных крестов– это объявление войны Русской православной церкви.

Совсем уж «цветастой» выглядит реакция протодиакона Андрея Кураева. Профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев нашел путь к смягчению наказания для девушек из Pussy Riot. Для этого Толоконниковой, Самуцевич и Алёхиной нужно осудить акцию украинского движения FEMEN.

В своем ЖЖ Кураев пишет, что «весь приговор строится на одном шатком основании — на утверждении, что участники панк-группы испытывают ненависть ко всем православным христианам и к православию как таковому». Сделать обвинение несостоятельным подсудимые могут, негативно оценив ФЕМЕНистскую акцию.

Что касается позиции А. Кураева, то не вполне понятно, почему осужденные должны доказывать собственную невиновность, если, по закону, наоборот, вину их должен доказывать суд, который этого доказать не сумел. Во-вторых, непонятно, почему суд высшей инстанции должен отменить вынесенный приговор, если девушки докажут свою невиновность в то время, как суд вообще судил этих девушек не по закону, а на основании церковных уложений, не входящих в официальное законодательство РФ. Очевидно, что Кураеву важно лишь не мытьем, так катанием, но вынудить девушек к публичному самоунижению. Почему? – А, просто потому, что он хоть и не Чаплин с Гундяевым, но все равно всего лишь поп, и не более того. Что же касается взаимно противоположных точек зрения, изложенных выше, то они требуют более серьезного подхода, а, следовательно, и комментария.

Найти и наказать – это и есть то самое, чего добивалась РПЦ, требуя обвинительного приговора по делу Pussy Riot. Все, чего добивается РПЦ – это полная и безоговорочная поддержка властями любых требований церкви по отношению к населению без учета конфессиональной принадлежности этого населения. Осквернение символов веры говорит о пренебрежении к закону и ненависти к людям, - считает Всеволод Чаплин. Каким образом снос православного креста, расположенного на светской территории, может означать ненависть к мусульманам, иудеям или атеистам? Или людьми г-н Чаплин считает только православных? Каким образом снос православного креста, самовольно установленного вне территории православного храма может считаться неуважением к закону, если никаким законом такие религиозные символы не защищаются? Как получилось, что официальный представитель РПЦ уверенным тоном произносит полную юридическую бессмыслицу, да еще при этом и предъявляет вполне конкретные требования к властям? По всей видимости, эту уверенность в него вселил недавний обвинительный приговор по делу Pussy Riot…

Что же касается заявления протоиерея Дмитрия Смирнова, назвавшего уничтожение поклонных крестов объявлением войны Русской Православной Церкви, то он, пожалуй, ближе к истине, нежели его коллеги. С одним лишь уточнением – это не объявление войны, а реальные военные действия. Но только, речь идет не о войне кем-то непонятным объявленной церкви, а о войне, которую объявила сама церковь светскому обществу. Всему светскому обществу Российской Федерации, включая и приверженцев неправославных конфессий, и атеистов.

Русская Православная Церковь – это религиозный институт, объединяющий только верующих православных христиан, и ни к кому более отношения не имеющий. РПЦ не объединяет ни мусульман, ни иудеев, ни буддистов, ни атеистов. Всех этих граждан РФ объединяет только светское общество, и власть РПЦ, как дисциплинарная, так и духовная на эти категории граждан православная церковь распространять не имеет права.

Пренебрегая российским законодательством, РПЦ, тем не менее, беззастенчиво полезла и в государственную армию, и в государственные школы, и в государственную политику. Так, кто же при этом первым вопреки действующим законам вторгся на чужую территорию, на территорию светского общества? – Как видим, церковь. Следовательно, именно РПЦ и является агрессором, зачинщиком гражданского конфликта между светским обществом и приверженцами православного христианства. Это РПЦ объявила войну светскому обществу и всеми силами пытается вовлечь в эту войну на своей стороне официальную власть. И, как не странно, это у церкви неплохо получается.

Да, на данный момент получается, поскольку в кратковременной перспективе власти это видится выгодным.

В преддверии ожидающегося осеннего возобновления протестной активности власть всеми силами пытается протестные настроения или сбить, или перенаправить в безопасном для себя направлении, в сторону церкви, например. И, как видим, после вынесения обвинительного приговора по делу Pussy Riot власти это явно удалось сделать. Опять-таки, на данный момент удалось. Но на долго ли хватит.

Скорее всего, очень не на долго. Кто-то из публицистов заметил, что ненависть к церкви в связи с процессом Pussy Riot достигла уровня, какого не достигала с 17-го года. Очень верное замечание. Но, только, природа этой «ненависти» сильно отличается от того, что было в 17-м. РПЦ до революции 17-го года официально являлась государственным институтом и вполне официально была часть государственной машины. Так, все, связанное с записью актов гражданского состояния, было тогда в руках церкви. Во многих чисто гражданских ситуациях гражданин оказывался фактически пораженным в правах, если не мог представить рекомендацию приходского священника и пр. Иными словами, церковь до революции имела вполне конкретные властные полномочия. То есть, когда в 17-м большевики начали разрушать РПЦ, население не встало на ее защиту, поскольку церковь «достала» население собственным действиями, существенно ограничивающими права граждан. Сегодня же ситуация принципиально другая. Сегодняшняя РПЦ в России ни формальных, ни фактический властных полномочий не имеет, поэтому не в состоянии совершать какие-либо действия, в том или ином виде ограничивающие права граждан. Негативное отношение к церкви в России сегодня объясняется совсем другими причинами.

Церковь лишь заявляет о своем желании получить возможность для ограничения прав граждан, причем, не только православных верующих, но всех граждан, включая членов других религиозных конфессий и атеистов. Практически же церковь эти функции самостоятельно осуществлять не может, поскольку не имеет властных полномочий. Эти функции для церкви взялась осуществлять официальная государственная власть, как бы, по просьбе церкви. И именно это на самом деле и будоражит несогласных. Внешне это выглядит так, будто церковь затягивает общество обратно в средневековье, что светской части общества не нравится и, как бы, натравливает общество на церковь, отвлекая вектор протестов непосредственно от властной группировки.

На данном этапе эта тактика выглядит эффективной, поскольку действительно, это ведь церковь, а не власть выступает с позицией средневекового мракобесия. Поддержка же церкви властью в этом процессе видится во вторую очередь. Однако при всей кажущейся эффективности этой тактики, вряд ли она сможет сохранить эффективность на сколько-нибудь значительный срок.

Ведь если посмотреть на ситуацию с общих позиций, отвлекшись от деталей, то в чем, собственно заключено основное содержание нынешних протестных настроений, в чем заключается основная претензия либерального общества к российской власти? – Основная претензия исключительно в том, что государственная власть функционирует вне правового поля, полностью игнорируя действующее законодательство, начиная с Конституции. А в каком ключе осуществляется поддержка властью церкви? – В том же самом, вне правового поля. Иными словами, то, что делает власть в процессе силовой поддержки РПЦ, полностью вписывается в основной вектор протестного движения общества против власти, а не против религии. А это означает, что перевод властью стрелок на церковь, не способен радикально переориентировать протестные настроения в желательном для власти направлении. Более того, похоже, что руководство РПЦ совершило серьезную политическую ошибку, пойдя по этому пути в надежде вернуть себе статус части государственной системы.

Церковь, как и в случае с Pussy Riot потребовало от государства «найти и наказать». Но ведь, очевидно же, что истинных «кресторубов» найти не удастся. Даже по икроножным мышцами или походке их опознать невозможно. Следовательно, или виновные так и не будут найдены, а, следовательно, не будут наказаны, или в данных действиях будут обвинены и наказаны случайные люди, не имеющие отношения к содеянному. И в том, и в другом случае, истинные «кресторубы» останутся на свободе, и, будучи уверенным в собственной безнаказанности, продолжат начатое, что никоим образом не прибавит РПЦ авторитета, или, говоря проще, станет еще одним поводом для насмешек над церковью. С другой стороны, тот факт, что государственная полиция занимается поиском лиц, что-то там такое совершивших по отношению к предметам, по закону не подлежащим государственной защите, лишь добавляет «горючего» протестному локомотиву. Впрочем, не долго осталось ждать. Осень наступит через неделю. Вот и посмотрим, кто в на каких позициях оказался в результате летней политической подготовки…

 

Copyright©2012 UNIPRESS