UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/vpered_k_proshlomu.htm

 

Вперед к прошлому...
Илья Трейгер


Владимир Путин превратил Россию в диктатуру, говорит в интервью Tages anzeiger (в переводе Инопресса.Ру) экс-чемпион мира по шахматам, оппозиционный политик Гарри Каспаров.

Гарри Каспаров называет Владимира Путина "пожизненным диктатором". "Многие при слове "диктатор" вспоминают Гитлера или Сталина. Но ведь Мубарак тоже был диктатором". Путин, по словам непримиримого критика режима, контролирует СМИ, систему правосудия, политическую систему. "Законным путем этого уже не изменить. Согласен, Путин не использует против своего народа танки (...) Однако тот факт, что сырьевое богатство страны сосредоточено в руках весьма ограниченного круга людей из окружения политического лидера, является однозначным признаком диктатуры". Однако, продолжает он, жизнь диктатора непредсказуема. В качестве примера Каспаров приводит судьбу египетского президента Мубарака, за которого на последних выборах проголосовали 90% жителей страны и который был свергнут в результате революции.

"В случае с Путиным все зависит от того, сколько еще он сможет поддерживать иллюзию процветающей России", - замечает Каспаров. "Однако факт остается фактом: люди не готовы выходить на улицы, выражая протест против политики Путина. Ситуация еще не настолько критична. Люди боятся демонстраций, поскольку Путин всегда показывал, насколько жестоким он может быть (...). Силовые методы, направленные на разгон мирных демонстраций, свидетельствуют о том, что режим боится массовых акций. (...) Режим дал трещину", - констатирует Каспаров.

По мнению Каспарова, ждать изменений следует лишь в том случае, если цена на нефть упадет до 70 долларов за баррель - это приведет к взрыву бюджета.

***

М-да, хороший был шахматист. А вот в остальном... как-то грустно смотрится...

Ну, откуда это следует, что сосредоточение сырьевого богатства страны с руках ограниченного круга людей является однозначным признаком диктатуры? В Белоруссии нет природного богатства, способного обеспечить формирование госбюджета, однако быть диктором это Лукашенко не мешает. Да, даже и не в этом дело. Конечно, если есть диктатура, то основные отрасли, обеспечивающие формирование госбюджета непременно контролируются диктатором. Однако верно ли обратное утверждение? Так это или не так, видно на таком примере: если человек является военным с боевым опытом, то он точно умеет убивать людей. Однако, если человек умеет убивать людей, это еще не означает, что он непременно военный, поскольку такое умение характерно, в числе прочих, и для бандита.

В чем нельзя не согласиться с Г. Каспаровым, так это в том, что режим действительно дал трещину. И первые проявления этой трещины появились с момента небезызвестного путешествия В. Путина на «Лада-Калина». Это была его первая «суперменская» акция, которая была откровенно осмеяна. За тем были пилотирование пожарного самолета, катание на трехколесном мотоцикле, ныряние за древними амфорами. И, наконец, пришло все это к откровенному освистыванию. Сначала нацлидер был освистан в лице агитаторов ЕР на концертах Макаревича и Валерии, а за тем и сам лидер ЕДРа был освистан на стадионе в «Олимпийском», причем освистан его же собственным электоратом. Ни два года назад, ни, тем более, пять лет назад, подобное даже вообразить себе было невозможно. И, что важно, появилась явная нервная реакция Путина на эти события. Вторично в «Олимпийский» он приехать не решился, хотя обещал и был заявлен. А в своей речи на XII съезде ЕР откровенно прибег к сталинской риторике, назвав критиков режима Иудами, работающими по заданию Запада и на западные деньги. Эти факты действительно можно признать признаками того, что режим дал трещину. Однако, на какой такой возможный взрыв намекает Гарри Кимович в случае падения мировой цены на нефть до 70 долларов за баррель?..

Прежде всего, здесь следует сказать о природе таких резких изменений в общественном мнении. Лучше всего эту физиологию объяснила Юлия Латынина в ее эфире на «Эхо Москвы» 26 ноября:

«Самое важное, что все то, что происходит, связано с Интернетом. Потому что история с освистыванием Путина началась с того, как о ней написал в Интернете Навальный. Макаревич извинился после того, как в Интернете начался свист. Это то, о чем я уже говорила несколько месяцев назад, что Интернет является качественно новой ситуацией, что либо режим уничтожит Интернет, либо Интернет уничтожит режим, и посмотрите, как радикально меняется страна по мере того, как Интернет становится средством массовой информации.

10 лет назад, когда Путин пришел к власти, его сделали телеканалы. Вот такая волшебная палочка превратила лягушку в принца. Естественно, было желание, чтобы эта волшебная палочка осталась при себе, чтобы ничто опять не случилось с принцем, и Путин взял телевидение сначала, нефть и газ – потом. Сейчас как раз в Лондоне описывают, как это произошло. И в течение 11 лет новостью было только то, что показывается по телевидению. Все остальное было комментариями. Сейчас ситуация стала меняться радикально, и новостью стало то, что происходит в Интернете. Первый раз, если вы помните, это было очень заметно на историях с авариями высокопоставленных чиновников. Если в свое время, еще до того, как Путин был президентом, его водитель сбил пятилетнего мальчика Дениса Лапшина, но об этом вообще никто не писал, потому что этого не было в телевидении, этого не было вообще. А когда сын министра обороны Иванова сбил 68-летнюю Светлану Беридзе, это уже был достаточно большой скандал. На Ленинском скандал был огромный. Сейчас такие вещи мимо сознания Интернета уже не проходят, и даже если государство на них не реагирует, начинается следующая стадия – толпа нередко бьет виновников подобных происшествий. При этом, как всегда случается с толпой, она бьет не тех и не там. Другая история, тоже случившаяся почти год назад, когда Путин проехал на желтой «Ладе Калине» по Дальнему Востоку, и еще два года назад… это была история о том, как Путин проехал, это показали по телевидению. А тут какие-то ребята сняли пленку о том, как он ездил, выложили в Интернет, и оказалось, что впереди и позади Путина едет несколько дюжин машин охраны, причем иностранных, и еще везут две запасных желтых «Лады Калины». Я не могу сказать, что это была такая уж суперновость, но это уже был не комментарий, это была тоже новость. В последнее время правила поменялись совсем, потому что впервые за много лет в последнее время Кремль начинает реагировать на то, что обсуждается в Интернете. Причем это примечательней тем, что в течение многих лет правило «никогда не прогибаться перед народом», я об этом буду позднее говорить, было просто основным правилом Кремля. Вот Химкинский лес, народ протестует, значит, надо класть через него дорогу. А иначе прогибаешься. И вдруг мы видим: блогсфера шумит о летчиках, сидящих в Таджикистане, вопрос, хорошо ли она шумит. Как всегда, потом выясняется, постфактум, шум был не то, что не совсем по делу, возникает вопрос, что эти летчики делали в Таджикистане, что именно они возили в Афганистан, что это вообще за компания, почему они не смогли сесть в Кабуле, и так далее. Но шум поднялся, государство, которое доселе хранило молчание, вдруг, по велению Интернета, бросилось заботиться о летчиках. Поднялось обсуждение свиста в Олимпийском – государство, которое при всех таких историях раньше хранило гордое молчание, вдруг начинает объясняться, что, дескать, это был не олимпийский свист, это было что-то другое. Вот эта резкость перемены ситуации, на мой взгляд, очень показательная».  

Незадолго до смерти В. Ленин признал, что удержать власть ему не удастся более двух-трех лет, поскольку он в этой связи переоценил значение газеты «Правда», где главредом держал собственную сестру, и недооценил аппарат ЦК, чем и воспользовался И. Сталин. Что-то похожее произошло и с В. Путиным, который переоценил значение центральных телеканалов, но недооценил значение развивающегося Интернета. Если говорить в этом смысле, то да, режим действительно дал трещину. Однако наличие трещины в режиме и даже полный распад режима совсем не обязательно ведет к событиям, похожим на египетские или ливийские. Даже более того, в применении к России, такой сценарий развития событий и вовсе маловероятен, поскольку исторически это для России не характерно.

После Перестройки российские либералы нередко стращают общество «русским бунтом бессмысленным и беспощадным». Однако эта фраза А. Пушкина из «Капитанской дочки» относится к восстанию Е. Пугачева. И, при этом, мы как-то забываем, что с момента подавления пугачевского бунта, подобных восстаний в России больше никогда не было, а это ведь без малого уже четверть тысячелетия назад. Многочисленные демонстрации были – в 1905-м, в 1917-м, в 1990-м. Демонстрации да, но не бунты по свержению действующей власти. В 17-м произошел распад государственных институтов на фоне поражений на фронтах Первой мировой войны. Власть попросту была подобрана теми, кто ее подобрал, а вовсе не в результате бунта. Сторонники борьбы с действующим режимом в сегодняшней России нередко приводят в пример миллионные демонстрации в Москве в самом начале 90-х, мол, было, а, значит, можем и должны. Нет, не было. Перестройка – это была революция сверху, а не инициированная народными массами. И демонстрации эти миллионные были собраны теми, кто эту революцию сверху и осуществлял, а не по инициативе восставших масс. Не было и никаких восставших масс, а были массы, вышедшие морально поддержать революционеров из числа тогдашней партийной номенклатуры. Когда же в России к власти приходят режимы, закручивающие гайки, население не восстает, а, наоборот, быстро подчиняется. Так было при Ленине при введении красного террора, так было при Сталине, то же мы наблюдаем и при Путине. Для России бунты не характерны, и, следовательно, к ожиданиям Г. Каспарова вряд ли стоит относиться серьезно.

С другой стороны, если режим распадается, то он, вполне возможно, распадется. И в каких конкретно формах все это может выразиться, вопрос вовсе не праздный.

Создавая свою вертикаль власти, В. Путин ничего нового не изобрел, но применил старый испытанный способ, которым обеспечивалась верность в античных и средневековых армиях, когда захваченную территорию отдавали армии на трехдневное разграбление. Именно так и поступил Путин, отдав территорию на разграбление местным чиновникам. Однако в древних армиях были механизмы, обеспечивающие временный и даже, более того, кратковременный характер такого грабежа. Путин же таких механизмов в своей вертикали не предусмотрел, и процесс вышел из-под контроля. В результате бесконтрольной коррупции на местах, она (коррупция) приобрела всеобъемлющий характер, когда местные чиновники фактически повыстраивали собственные властные вертикали, но базированные на чисто коррупционной составляющей, ориентированные не на интересы центральной власти, а на личные интересы местных чиновников. Иными словами, по всей России на местах сформировались властные вертикали, альтернативные центральной и нередко не имеющие с центральной вертикалью общих интересов.

В этой связи, стоит еще раз напомнить известное выражение Екатерины II о том, что самодержавие в России невозможно, поскольку государевы реляции не выполняются на местах. Именно к этому приходит сейчас и режим В. Путина. Поскольку личный интерес коррумпированного чиновника всегда для него интересов центральной власти, местная властная вертикаль, созданная самим этим чиновником, в первую очередь, ориентирована на его личные интересы, и, следовательно, в большинстве случаев неизбежно начинает действовать вне связи с интересами центральной власти. А, вследствие этого, центральная власть теряет рычаги управления на местах. То есть, в настоящий момент, по сути, происходит такое же разложение государственных институтов страны, какое имело место в 17-м. Подобное положение вещей неизбежно ведет к расколу внутри властной элиты. Причем, колется эта элита не на две равные части, а на много частей в зависимости от их интересов на местах. И что при этом неизбежно происходит? – При этом царь сначала перестает быть нужным своему окружению, а за тем и начинает мешать ему. Следовательно, находится кто-то, кто в конечном итоге приходит к «царю», чтобы дать ему на подпись бумажку об отречении, как это произошло с Николаем II.

А дальше? А дальше не мешает вспомнить, почему в 17-м власть «подобрали» именно большевики, а не меньшевики, эсеры, социал-демократы и пр. Все политические силы тогдашней России только тем и были заняты, что разглагольствовали на тему демократии и свободы. И лишь сравнительно немногочисленная партия, построенная по военному принципу, фактически организованная преступная группировка оказалась организованной достаточно, чтобы немедленно взять власть и поставить перед фактом всех остальных. Если отталкиваться от этого примера, то после полного разложения путинского режима власть вряд ли попадет к политическим силам, лидерами которых являются такие политики, как Немцов, Касьянов и Каспаров, поскольку именно они на сегодняшний день более всего напоминают пустозвонов от меньшевиков, социал-демократов и эсеров. Власть в России либо попадет в руки деятелей типа Лимонова, либо те, кто называет себя демократической оппозицией, возьмутся за ум и подготовятся к принятию власти, которая непременно окажется валяющейся на земле, причем, возможно, достаточно скоро...

 

Copyright©2011 UNIPRESS