Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2005 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

А дальше... тишина!
Илья Трейгер

19 октября Лента.Ру со ссылкой на АР сообщила о том, что Глава Департамента внутренней безопасности Майкл Чертофф заявил, что его ведомство намерено предпринять все необходимые усилия для того, чтобы добиться высылки из страны всех нелегальных иммигрантов до единого, сообщает AP.

"Наша задача - прекратить практику "поймали и отпустили" и добиться возвращения на родину каждого незаконно пересекшего границу", - поставил цель Чертофф.

По его словам, ведомство должно достичь "значительного и видимого прогресса" в течение одного года. Чертофф с негодованием констатировал, что с потоком иммигрантов, просачивающихся через границу с Мексикой, не справляются ни пограничные службы, ни возможности пунктов временного содержания нарушителей границы.

Он особо отметил, что пойманные нелегалы не из самой Мексики, а из других стран, в 80 процентах случаев немедленно выходят на свободу уже внутри США. Их попросту негде держать.

Вся система поиска, задержания и высылки нарушителей границы, по мнению Чертоффа, должна подвергнуться глубокой модернизации.

Однако программа главы Департамента внутренней безопасности содержит внутреннее противоречие, отмечает агентство. Практика депортации "всех нелегалов до единого" пойдет вразрез с официальной позицией США по предоставлению убежища беженцам с Кубы, которых сложно назвать "легальными иммигрантами".

***

Что касается "внутренних противоречий", содержащихся в программе главы Департамента внутренней безопасности, то об этом уже кто только не писал, но все как-то поверхностно и по большей части с издевкой. В то же время, есть в этой теме много такого, что давно требует серьезного разговора. Вот, и давайте попробуем...

Что обычно предъявляют в качестве обоснования такого подхода к иммиграционной политике? - Это, как правило, повышенный уровень преступности в иммигрантских сообществах, что, несомненно, может являться благодатной почвой для терроризма. Называют и целый ряд других причин, но эта главная. И идея о высылке всех без исключения нелегальных иммигрантов, таким образом, призвана, если и не решить проблему иммигрантского криминала, то, по меньшей мере, улучшить ситуацию в этой сфере. Что ж, такая мера, конечно же, должна дать ожидаемый эффект, если... основная масса совершаемых иммигрантами преступлений действительно приходится на иммигрантов нелегальных. А если нет? А действительно, на кого приходится основная масса совершаемых преступлений, на легалов или нелегалов?

Сторонники тотальной депортации нелегалов от администрации утверждают, что во всем виноваты именно нелегалы. Однако ничего иного они утверждать и не могут, поскольку массовая депортация по отношению к легальным иммигрантам антиконституционна. Кроме того, опуская чисто политические моменты, легальных иммигрантов в США несоизмеримо больше, чем нелегалов, и их массовая высылка попросту не под силу американской экономике. Поэтому ни о ком, кроме нелегалов администрация и не может вести разговора. Следовательно, доверять на слово представителям властей в этом вопросе выглядит неразумным. Поэтому давайте попробуем разобраться, исходя из того, что мы просто видим и читаем ежедневно...

Нелегалы, в отличие от легальных иммигрантов, являются людьми, на которых не распространяется и не может распространяться принцип равных возможностей, декларированный в США. Они не могут получать кредиты, они не могут свободно устраиваться на работу, на них не распространяются никакие блага американского общественного устройства до тех пор, пока они не получают легального статуса. Они что, не знают этого? Прекрасно знают и сознательно идут на все эти трудности в надежде легализоваться и построить новую успешную жизнь. Следовательно, это люди, которые знают, что, по крайней мере, временно они идут на нищету. А раз так, то у них нет и объективной основы для озлобления на эту страну, поскольку их никто не обманывал. Таким образом, если это не люди, заведомо принявшие криминальный образ жизни, у них нет стимулирующих моментов для того, чтобы становиться преступниками, тем более, преступниками профессиональными, способными обеспечить базирование террористическим группировкам. Тем не менее, власти продолжают утверждать, что основным рассадником иммигрантской преступности являются именно нелегалы. Если поверить властям, то не остается иного выхода, кроме как заключить, что основная масса нелегальных иммигрантов – это люди, уже принадлежащие к криминальным сообществам в странах происхождения и приезжающие в Америку с единственной целью совершать преступления. С одной стороны, трудно принять подобную гипотезу из-за чисто физического количества этих нелегалов – такого количества профессиональных преступников просто не может существовать. С другой стороны, если человек зарабатывает на жизнь исключительно преступным путем, ему логичнее искать то место, где совершить преступление безнаказанно ему легче. А легче это сделать там, где он знает, как уходить от правоохранительных органов, т.е. в своей стране. Труднее всего наладить преступный бизнес именно за границей. Опять не получается поверить утверждениям властей. Так, где же истина, какие категории на самом деле являются рассадниками иммигрантской преступности? Неужели мы с вами, те, кто легально въехал, получил гражданство, вырастил здесь детей?..

Почему мы, с трудом добивавшиеся легальной эмиграции из СССР и России, до конца 90-х с такой настойчивостью стремились именно в США? – Причин много. Много причин общих для всех нас, еще больше разных причин у каждого из нас. Но есть одна, которую можно принять в качестве одной из основных – мы хотели в страну, гарантирующую равные возможности для всех. Только Америка официально гарантировала и продолжает гарантировать равные возможности. А осуществляется это законодательным применением принципа Equal treatment – принципа равного отношения. Иными словами, миллионер и нищий, здоровый и инвалид, белый и цветной, христианин и еврей... – все играют по одним и тем же правилам.

Два боксера на ринге тоже играют по единым для обоих правилам. И две футбольные команды на поле тоже играют по одним и тем же правилам. Однако, почему-то, на ринге мы не встретим боксеров разной весовой категории в одном бою. И на футбольном поле мы тоже не встретим команд из разных лиг, то есть, с разной физической и игровой подготовкой спортсменов. Можно себе представить на ринге двух боксеров, один из которых легковес, а второй супертяжеловес? – Можно, если состязаться они будут не по единым для обоих правилам, а каждый по своим. То же, если на футбольное поле выйдет команда дворовых подростков против команды олимпийского уровня. Таким образом, игра по едиными правилам возможна лишь для участников, находящихся в равных начальных условиях.

При поступлении в ВУЗ, например, в США тоже требуются равные начальные условия. Поэтому американские университеты рассматривают заявления лишь тех абитуриентов, которые выполнили некие начальные требования – установленный уровень предуниверситетского образования, например. Вот к таким абитуриентам университет применяет этот самый Equal treatment, выбирая из кандидатов с одинаковым уровнем образования того, например, психологически более соответствует политике данного университета, или того, кто этим образованием более творчески способен пользоваться и т.д. в зависимости от университета и прочих условий. Можно считать такой подход выполнением принципа равных возможностей? Да, если оба абитуриента белые, или оба цветные. Но если один белый, а другой цветной, то нет. Закон о запрете расовой дискриминации издан, и нарушителей этого закона судят в тех редких случаях, когда факт дискриминации удается доказать. Однако от самой расовой дискриминации этим законом избавиться пока не удалось. Это обществу известно и поэтому для групп населения, входящих в так называемые Minority (меньшинства) создана некая шкала преимуществ перед белыми абитуриентами. Иными словами, общество официально признает, что белые и цветные американцы по признаку расы находятся в неравных начальных условиях, и системой преимуществ для цветных эти условия уравняло (в какой-то степени). Дальше, начиная с этого момента, когда оба кандидата уравнены в начальных условиях, к ним можно применять общие для обоих правила игры. Что ж, выглядит превосходно – действительно можно поверить в лучшее на Земле общество, почти рай..., если бы не некие обстоятельства...

Есть такая категория американских трудящихся, как государственные служащие в статусе Officer (в данном случае имеется в виду не офицер, а чиновник). По сути, в основной массе это мелкие клерки с нередко более чем скромной зарплатой. Однако все они имеют бесплатную медицинскую страховку, гарантированную государственную пенсию и гарантию от увольнения с работы до выработки пенсионного стажа, который колеблется от 10 до 20 лет в зависимости от конкретной должности. Причем, пенсия эта дается не в зависимости от достижения официального пенсионного возраста и не ограничивает пенсионера в дополнительных доходах, т.е. дает право на работу по найму без лишения пенсии или ее части. Понятно, что попасть на такую работу стремятся многие. А раз так, то без Equal treatment здесь никак не обойтись. И этот принцип применяется.

Для получения права на подобную работу все без исключения соискатели обязаны сдать экзамен на знание основ арифметики и английского языка. Те, кто успешно этот экзамен сдал, включаются в общую очередь на получение должности, которую и получают по мере появления вакансий. Экзамен для всех един, и очередь тоже. Никто из сдавших не получит работу раньше, чем ее получит тот, кто сдал раньше. Выглядит, как нормальное выполнение принципа равных возможностей. Но лишь выглядит...

Языковая часть экзамена достаточно трудна даже для коренных американцев. Основная масса соискателей сдают его со второго-третьего раза. Причем, в среднем при первых попытках люди обычно не добирают 6-8 очков. Но при этом существует категория соискателей, которые имеют преимущество перед всеми остальными в 10-15 очков. То есть, этим людям экзамен засчитывается практически всегда с первого раза, хотя они его и не сдали. И кто, вы думаете, относится к этой категории, с преимуществами сдачи экзамена по английскому языку, цветные, люди с не наработанной пенсией, или, не дай Бог, иммигранты? Нет, эти преимущества распространяются на отставных военных, которые уже получили полную государственную пенсию и ищут работу от скуки, но безответственную, что б уволить нельзя было. Вот так, один соискатель не имеет источника существования и пенсии, для другого английский язык не является родным. Третий же соискатель имеет уже гарантированный источник существования, английский для него родной язык, но именно он получает от государства преимущества при поступлении на работу. Да, все эти преимущества он получил как часть условий контракта, на которых он служил в армии. Если не давать этим людям таких гарантий, то в армии служить будет некому. Все это так, все это справедливо, но почему то, чем государство расплачивается с военными, непременно должно ущемлять остальное население США, нарушать принцип равных возможностей и равного подхода?

Кредиты в Америке, как мы знаем, тоже даются всем по едиными общим правилам – на основании определенных характеристик кредитной истории заявителя. И эти требования тоже одинаковы как по отношению к тому, кто родился и вырос в США и, следовательно такую историю имеет, так и по отношению к тому, кто родился и вырос в другой стране, и такой истории иметь не может по определению. Начальные условия явно не равны, но уравнивающие факторы, как в случае с minority, отсутствуют. Для получения примитивной работы, где в большинстве случаев не только "высокий" английский, но и вообще какой-либо язык практически не нужен, люди иностранного происхождения экзаменуются на основе тех же требований, что и нативные носители языка. Опять неравные начальные условия, и опять отсутствие компенсирующих факторов. Таким образом, иммигранты объективно дискриминированы как в сфере получения кредитов на открытие и развитие бизнеса, так и в сфере найма на работу. Но все это объясняется принципом Equal treatment на основании формально единых правил для всех.

Вечный вопрос – для чего иммигранты сюда приезжают? Если не вдаваться в детали, то за лучшей жизнью. Каждый это понимает по-своему. Для кого-то это расширение политических свобод, для кого-то это расширение финансовых возможностей... Но общее в том, что эти люди рассчитывали свою жизнь улучшить, а не ухудшить. В наиболее выгодном положении те, кто из одной нищеты переехал в другую. В этих случаях проблем не возникает – бесспорно, американская нищета куда лучше нищеты мексиканской или российской. Но как быть тем, кто ТАМ не был нищим? Помните философию из известного мультика? – Много – это когда есть, и больше не хочется. А мало – это когда есть, но хочется еще! Вот так же и в вопросе, что такое лучшая жизнь? Лучше – это, когда то, что было плюс что-то еще. А хуже – это когда то, что было, но еще и минус что-то. А как охарактеризовать ситуацию, когда полностью теряется то, что было? Прибавлять-то не к чему. А вычитать из чего? Можно это назвать улучшением жизни? – Это даже ухудшением назвать нельзя, это катастрофа. Катастрофа, в которую ввергают иммигрантов тем самым принципом равных возможностей, его фальшивостью. Есть тут от чего почувствовать себя обманутым? Есть тут причины, чтобы обозлиться?

Таким образом, люди, приехавшие в расчете на улучшение жизни и не знавшие нищеты в стране происхождения, ввергаются в нищету в Америке. Что им остается, кроме как стараться выжить любой ценой? А, учитывая, что они уже и обозлены, то нередко делают это действительно ЛЮБОЙ ценой. Чаще всего в качестве ЦЕНЫ фигурируют различного рода страховые мошенничества и намеренные автомобильные аварии. Таким образом, и семью можно накормить выше нищенского уровня, и одежду собирать не на помойках, и деньги на бизнес получить, поскольку кредита по описанным причинам не дают и т.д., и т.п. И кто же все это делает?

Вы можете себе представить нелегала, пытающегося устроиться на государственную службу, куда берут только с гражданством? Или, быть может, вы можете представить себе нелегала, пытающегося получить банковский кредит, не имея номера социального страхования? А нелегала, устраивающего намеренную автомобильную аварию, что требует привлечения полиции и предъявления полицейскому документов, вы можете себе представить? А как насчет страховых мошенничеств со стороны людей, не имеющих возможности получить никакой страховки в виду отсутствия легального статуса?

Нет, все это к нелегалам явно никакого отношения не имеет. В их среде тоже, конечно, присутствует определенная доля преступных событий, однако все это преимущественно на уровне внутренних понажовщин, хулиганства и мелких правонарушений. Серьезные дела, которые могут вызывать беспокойство властей за безопасность в стране, происходят в среде легальных иммигрантов, где имеется социальная основа формирования криминальной ориентации. Однако и они, тем не менее, в основной своей массе профессиональными преступниками не становятся. Эти люди, как говорилось, пребывают в нищете (или считают, что их жизнь сравнима с нищетой) и не могут себе позволить не работая ждать от одной удачной мошеннической операции до другой. Деньги от удачной страховой операции эти люди не проедают и не прогуливают, а, главным образом, немедленно вкладывают в какой-то бизнес. Легализовав таким образом деньги, полученные преступным путем, они все силы кладут на развитие этого бизнеса, на чем их криминальная карьера и заканчивается. Остаются только обида и озлобленность на то общество, которое их обмануло и которое вынудило их съесть известную порцию иммигрантского дерьма. И все мы таких людей ежедневно встречаем и легко опознаем их, хотя нередко и не осознаем этого. Замечали, что часть натурализовавшихся иммигрантов говоря об Америке использует местоимение "МЫ", а часть иммигрантов до самой смерти продолжает говорить об Америке "ОНИ"? Вот эти последние и относятся к той категории иммигрантов, о которой мы говорим. Кого больше? А сами обратите внимание, кого больше, тех, кто говорит "МЫ" или тех, кто говорит "ОНИ", и никакие опросы общественного мнения вам не понадобятся. Однако ж, таких людей много, но профессиональными преступниками из них стали лишь единицы. Так где же, в таком случае, действительно преступная среда?

А есть такие маленькие люди, которые называются детьми. Маленькие дети, которые с малолетства видят озлобленность и обиду своих родителей, вырастая в обстановке если не злобы, то стойкой нелюбви к окружающему социальному пространству. Маленькие дети не понимают, конечно же, истинных истоков обиды их родителей, но атмосфера озлобленности в доме сопровождает их вплоть до достижения взрослого возраста, становясь привычной. Ребенок, которого привезли малолеткой, вырастает не иммигрантом, а американцем. У него нет проблем с языком, он ходит в американский детский сад, а потом в американскую школу. Из него вырастает человек, у которого нет технических проблем в поиске работы, который все в этой стране понимает изнутри. Но вместе с этим он понимает и кое-что другое. Наслышавшись дома рассказов о том, как то один, то другой знакомый ловко обманул страну и систему, этот ребенок понимает, что работа вовсе не является единственно возможным источником дохода. Можно наняться на работу и ежедневно трудиться в поте лица. А можно "умно" врезаться на машине в фонарный столб и одним махом "выдоить" из страховой компании ту сумму, которую работая приходится собирать целый год, а то и дольше... Ну, а дальше что кому ближе по духу. Один идет в страховые мошенничества, другой начинает приторговывать наркотиками или оружием... Не важно, чем конкретно эти молодые люди начинают заниматься, важно, что именно в этой среде у ряда лиц формируется криминально ориентированная психология. Именно в этой среде вырастают люди, осознанно предпочитающие криминальные доходы легальным. Здесь и возникают стойкие криминальные сообщества, которые могут относиться как к "беловоротничковой" преступности, так и к "синеворотничковой". И именно эта среда может создавать проблемы в сфере безопасности государства, поскольку только они способны при желании обеспечить базирование и террористических сообществ тоже.

Однако эти люди хоть и являются формально выходцами из других стран, но они не являются иммигрантами. Во-первых, все они как правило граждане, а, во-вторых, полностью адаптированы к культурно-этнической системе отношений в данной стране. Это американцы, и чтобы каким-то образом продекларированную проблему решить, разбираться с ними придется не как с иммигрантами, а как с собственными гражданами.

Таким образом, мы видим, что заявленная программа по высылке из страны нелегальных иммигрантов к указанной проблеме, скорее всего, вообще никакого отношения не имеет. Так почему же, тем не менее, данная программа все же рассматривается, да еще на столь высоком уровне? Что, опять тупость чиновников?

Да, бывают тупые чиновники, но вряд ли можно всерьез поверить в патологическую тупость всего высшего эшелона власти – так не бывает. Скорее всего, мы здесь имеем дело с чем-то похожим на ситуацию вокруг Ирака перед началом военной кампании. По-видимому, мы опять столкнулись с тем, что нам пытаются обосновать необходимость проведения некоей кампании аргументами, не имеющими ничего общего с истинными целями, ради которых эта кампания затевается. Есть факт – власти зачем-то надо покончить с нелегальными иммигрантами в стране. Принимается решение о тотальной высылке из страны миллионов людей этой категории. Однако общественности даются явно несостоятельные объяснения необходимости такой акции. То есть, государственная администрация делает явную попытку обмануть широкую общественность. А ведь обманывают только тогда, когда есть к тому причины, когда необходимо скрыть истину. Следовательно, истинные причины, возможно, представляют опасность для самого населения, без поддержки которого данную кампанию провести невозможно, потому их и пытаются скрыть. Что же это за причины?

Возможно, что, набравшись терпения, мы дождемся того, что истина сама проявит себя. Однако с высокой степенью приближения одну такую причину предположить можно...

Администрация начала войну в Ираке, явно вредную для населения самой Америки в расчете не поддержку населения, якобы, испугавшегося трагедии 11 сентября. Идеологическая компонента этой кампании включала в себя попытки администрации проведения в светское законодательство христианских церковных норм, попытки ограничить свободу прессы, попытки ограничить информацию, поступающую из-за рубежа и т.д., и т.п. – все то, что можно объединить под попыткой "построить" население. Однако ожидаемой поддержки от населения администрация не получила. От публичных акций протеста избавиться не удалось, критику войты в Ираке закрыть не удалось, средствам массовой информации заткнуть рот не удалось, перекрыть поступление в Америку информации из-за рубежа не удалось. И все по той причине, что американское население в целом не захотело отказаться от интереса к тому, что думает кто-то, кроме официальных представителей Белого Дома. И одной из главных причин к тому оказалось присутствие в стране слишком большого количества носителей других культур, придерживающихся отнюдь не только тех "американских ценностей", которые таковыми объявили представители администрации. И речь здесь вовсе не о нелегальных иммигрантах, а обо всех выходцах из других стран, в том числе и натурализованных. Американцы общаются с ними ежедневно и в массовом порядке, и этот канал обмена информацией перекрыть невозможно, не удалив из страны их всех, все эти десятки миллионов людей.

Не исключено, что кампания по высылке нелегалов является начальным этапом более крупной политической стратегии республиканских консерваторов. Сначала вышлют нелегалов. Таким образом, инокультурное сообщество в США уже уменьшится на несколько миллионов человек. В ходе этой кампании население постепенно привыкнет к тому, что иммигрант – лицо в стране нежелательное и, как минимум, окажет в этом деле правительству молчаливую поддержку. За тем по примеру прибалтийских республик можно законодательно запретить использование в общественных местах и на работе иностранную речь. В результате, армию безработных пополнят все те, кто в недостаточной степени (по мнению работодателя) владеет английским языком. За тем можно отказать в обслуживании в магазинах тем, кто не говорит по-английски или говорит со слишком сильным акцентом. В результате, ту социальную нишу, которую сейчас заполняют нелегалы, заполнят эти категории инородцев. Теперь и они могут быть объявлены рассадником криминала и терроризма и так же высланы из страны. Ну, а дальше открываются широкие ворота для применения методов Сталина или Гитлера...

Конечно, это весьма вольное предположение, однако схема вполне логичная и сбрасывать ее со счетов было бы неразумно...

Обратная связь