Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2004 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Десять уроков.
Илья Трейгер

Часть Первая.

Согласно сообщению Лента.Ру со ссылкой на сайт газеты New York Times, агентство передовых исследований Министерства обороны США (DARPA), которое занимается высокотехнологичными военными разработками, сокращает финансирование программ в университетах страны.

По мнению военных чиновников, ученые слишком увлеклись фундаментальными разработками, которые воплотятся в жизнь через много лет, тогда как армии потребуется новое современное оружие уже в ближайшие годы.

До последнего времени DARPA финансировало множество проектов, связанных, в частности, с компьютерными информационными технологиями во многих университетах США. Теперь число проектов будет значительно сокращено.
По данным сенатского Комитета по Вооруженным силам, бюджет компьютерных разработок, которыми преимущественно занимались университеты, с 2001 по2004 год вырос с 546 миллионов долларов до 583 миллионов. Однако доля средств, выделенных университетам при этом сократилась с 214 миллионов долларов до 123 миллионов.

Число программ, над которыми работают научные сотрудники, сократилось, но, как утверждают представители университетов, гораздо хуже то, что оставшиеся программы также подверглись структурным и кадровым изменениям.
В силу того, что большинство исследований связаны с обеспечением обороноспособности страны, Пентагон решил запретить работать над этими программами иностранцам. Как утверждают ученые, это серьезно навредит научному прогрессу в сфере обороны, так как большинство программистов, которые трудятся в университетах, как раз являются гражданами других стран.
"Это было феноменальной системой - использовать иностранную интеллектуальную рабочую силу в интересах страны... Мы должны быть максимально осторожными, переделывая ее", - заявил сказал бывший чиновник DARPA Дэвид Тенненхаус, который теперь является одним из руководителей компании Intel.

"Фактически каждая технология, которую мы используем сегодня, несет на себе печать университетских программ, спонсируемых федеральным правительством... Мы убиваем курицу, несущую золотые яйца", - заявил в интервью газете программист из Вашингтонского университета Эд Лазовски, который активно сотрудничает с DARPA.

В одном университетские правы – практически все высокотехнологические разработки, используемые американским оборонным ведомством, созданы иностранцами. Однако в вопросе запрещения иностранцам впредь работать над этими программами подразумеваются вовсе не только иностранные граждане. Под иностранцами понимаются здесь все, кто родился не на территории США не в зависимости от того, являются ли они иностранными студентами или... гражданами Америки. Пентагон решил пойти по тому же пути, на который много раньше ступили ключевые американские спецслужбы ФБР и ЦРУ. К работе в этих ведомствах практически допускаются лишь люди с так называемыми иностранными корнями. То есть, потомки иммигрантов в третьем поколении (иногда во втором), которые обязательно должны быть американскими гражданами по рождению, и для которых родным языком является английский. К чему привела подобная политика, мы хорошо видим сегодня – к полной несостоятельности. К тому же приведет новая политика и Пентагон...

Еще в 1996 году колорадская газета The Denver Post опубликовала официальную статистику об интеллектуальном вкладе в высокие технологии со стороны этнических общин в США. Перове и второе места здесь заняли китайцы и индийцы. Выходцы из бывшего СССР заняли 4-е место. А коренные американцы лишь... последнее шестое место. Все высокие технологии, используемые в военной сфере базируются исключительно на иностранных мозгах, тех самых, которые Пентагон намерен из этой деятельности выключить.

Однако не только несостоятельностью армии грозит подобный подход. Высокие технологии являются той областью, где профессиональная реализация иммигрантов носит наиболее массовый характер. В других областях процент успешности иностранцев в Америке ничтожен. Таким образом, если лица иностранного происхождения выключаются из этой сферы деятельности, то основная масса иммигрантов вообще теряет надежды на какую-либо профессиональную реализацию в этой стране, как и смысл приобретения здесь образования. Эти люди оказываются перед единственной возможностью в жизни – быть занятыми исключительно на черных тяжелых физических работах. К какому по силе антагонизму между коренными американцами и лицами иностранного происхождения это может привести, вряд ли кто-то возьмется оценить. Тем более, не способны оценить этого те, кто такую политику инициирует. Впрочем, вся глубина непонимания определенных вещей американскими военными ярко проиллюстрирована в недавней публикации Washington ProFile.

7 апреля это издание опубликовало материал, озаглавленный "Десять уроков Ирака". Здесь в русском варианте приводятся выводы Ральфа Петерса\Ralth Peters, в прошлом полковника Армии США\US Army, занимавшего высокие посты в Администрации США, автора 20-ти книг и многих статей о вооруженных силах, пришедшего к выводу, что война в Ираке преподнесла США слишком много неприятных сюрпризов. Петерс сформулировал "Десять Уроков Войны в Ираке", которые опубликовал в военном журнале Armed Forces Journal.

Интересен этот материал не перечислением тех уроков, которые преподнесла война в Ираке США, и которые очевидны любому обывателю и без анализа столь авторитетного полковника. Просто признать факт ошибки ведь недостаточно для ее исправления. Необходимо правильно оценить причины этих ошибок, только в этом случае можно определить путь к их реальному исправлению. Данный материал как раз тем и интересен, что никто иной, как сам американский военный специалист делает эти оценки, демонстрируя всю глубину непонимания их истинных причин. Итак, давайте по порядку разберемся с каждыми из 10 уроков войны в Ираке, сформулированных и оцененных этим военным специалистом.

Урок Первый. Технологии не выигрывают войн сами по себе. Петерс называет военную операцию по разгрому армии Саддама Хусейна (официальное название "Шок и Трепет"\Shock and Awe) - "светозвуковым шоу". Он считает, что масштабные бомбовые и ракетные удары, которые должны были уничтожить иракскую армию и обеспечить беспрепятственное продвижение сухопутных сил антииракской коалиции, не достигли своей цели. Более того, он считает, что высокоточное оружие оказалось слишком высокоточным, поскольку не выполнило своей психологической цели - не повергло иракскую армию в  состояние шока и трепета. А высокие технологии, на приобретение которых США затратили десятки миллиардов долларов, используются неэффективно - террористы успешнее американских военных пользуются возможностями Интернета и сотовой связи.

Ну, как же так, мы же прекрасно знаем, что на самом деле военная инфраструктура Ирака была этим способом уничтожена и продвижение сухопутных сил коалиции было абсолютно беспрепятственным? Почему же Петерс считает, что эта тактика оказалась неэффективной? – По всей видимости, потому, что армия оказалась не уничтоженной и была впоследствии задействована в партизанском сопротивлении?

Действительно, армия оказалась вовсе не уничтоженной и не лишенной боеспособности. Но произошло это не потому, что тактика ориентации на сверхточное оружие была ошибочной. Ошибочным был способ ее применения и в основе этой ошибки лежит не то, о чем говорит Петерс, а... непонимание американскими военными типа мышления людей той культуры, против которой они затеяли войну. Они думали, что иракцы станут воевать исключительно по тем правилам, которые написаны американцами – встанут на смерть за своего Саддама, подставив грудь под бомбы и ракеты. А они стали воевать по своим правилам – не подставили себя под бессмысленную смерть, а отошли, пропустив войска противника с тем, чтобы потом нанести удар в условиях, когда высокоточные бомбы и ракеты неприемлемы, т.е. в условиях партизанского сопротивления. Здесь воевать высокими технологиями невозможно, приходится воевать людьми. А американские солдаты для этого, во-первых, не приспособлены, а, во-вторых, их численности для этого недостаточно. Так и получилось.

Однако достаточно было понимать ход мышления противника, чтобы теми же высокотехнологичными бомбами и ракетами эту армию уничтожить. Если бы было сделано предположение, что иракская армия может отступить, сохраняя себя самою, то пути такого отхода на иракской территории достаточно очевидны. При нанесении ударов как по позициям войск противника, так и по путям их возможного отхода иракская армия была бы уничтожена гарантированно. Однако этого сделано не было. Причина – уверенность в том, что все люди в мире мыслят исключительно по-американски и никак иначе!

Примерно то же касается и того момента, что "террористы успешнее американских военных пользуются возможностями Интернета и сотовой связи". Да, вовсе не успешнее они пользуются Интернетом и сотовой связью. Более того, они куда меньше понимают, как эти каналы работают. Но они хорошо знают, что американцы их типа мышления не понимают, но сами превосходно знают тип мышления американцев.

В печати было за этот период достаточно много сообщений о том, что американские спецслужбы прослушивают и телефонные разговоры террористов, и их каналы связи через Интернет. Однако, якобы, им не удается выявить в этих переговорах какие-либо прямые указания на планируемые теракты или партизанские операции. А приходилось ли вам, дорогой читатель, встречать в прессе сообщения о том, что американские спецслужбы вышли на каналы связи террористов, но натолкнулись на какую-либо техническую защиту доступа к этим каналам? Не было таких сообщений. Их не было, поскольку, скорее всего, и не было случаев, чтобы американские спецслужбисты на такие защитные барьеры наталкивались. Почему? – Да потому, что вряд ли люди восточных культур станут заниматься столь бесполезным делом, как техническая защита оперативных каналов связи.

Что отличает военный склад с боеприпасами от колхозного сарая с навозом? – Наличие часового с ружьем у входа! Если часового нет, склад не военный. Если часовой есть то склад военный. А если снять часового с военного склада и поставить у сарая с навозом, то противник, как правило, начинает бомбить навоз, оставляя боеприпасы нетронутыми. Что в этом нового? Старая как мир военная тактика обманных маневров. Старая европейская, азиатская, ближневосточная, но... не американская. А что есть техническая защита канала связи, как не этот самый часовой у склада с боеприпасами? Ну а дальше работает известный принцип о том, что сколько не утолщай броню танка, противник все равно в кратчайшие сроки создаст снаряд, который эту броню пробьет. Тем не менее, американцы понимают только такой тип защиты и постоянно терпят в этой области неудачи. Не верите? -  Извольте...

Приходилось ли вам встречать в прессе сообщения о хаккерских взломах компьютерных систем Пентагона? – Практически ежегодно. А как насчет взломов военных ведомств европейских или азиатских стран? – А вот таких сообщений практически не было. Казалось бы, куда уж более очевидно, что другие культуры мыслят иначе и их системы безопасности более надежны. Однако этого, как будто никто в Америке не замечает. И все продолжается в том же духе. Весь мир понимает безопасность как СИСТЕМУ МЕРОПРИЯТИЙ, а Америка только как техническую защиту. Терпит неудачу за неудачей, но стоит на своем!

В какой стране вы встречали ситуацию, когда человека арестовывают и судят за попытку убийства лишь на том основании, что он произнес вслух "я его убью"? Даже в России, где произвол правоохранительной системы сравним с таковым в банановых республиках, даже здесь за это людей к уголовной ответственности не привлекают. Почему? – Да, потому, что тот, кто на самом деле планирует убийство, никогда этого вслух не произнесет. А кто произнес, тот заведомо ничего не планирует, если это не психопат, конечно. Единственная страна, где мы подобное встречаем – это США. И не только это. Из всего развитого мира только Америка практикует такой состав преступления, как преступные намерения. В Европе такое последний раз практиковалось в СССР при Сталине, в период разгула юридических теорий Андрея Вышинского. Почему? – Потому, что намерения – это мысли, а чужие мысли знать не дано никому. Никому, кроме... США. Здесь считают, что чужие мысли определяются очень просто – по кругу интересов человека, например. Или по его профессиональной принадлежности. А иначе, с какой целью ФБР приложило столько усилий (и продолжает прикладывать), чтобы получить доступ к кругу интересов пользователей публичных библиотек! Или для чего вводить в анкету для получения въездной визы в США вопрос о том, не является ли заявитель химиком по образованию! Так или иначе, но в Америке судят людей по подозрению в наличии преступных намерений, потому, что свято верят в то, что каждый говорит то, что думает!?..

Не беремся судить о том, действительно ли все американцы говорят то, что думают или это исключительное свойство американских госслужащих. Но факт остается фактом – они свято верят, что представители других культур мыслят именно так, и именно на этом принципе строят разведывательные операции, основанные на прослушивании каналов связи предполагаемого противника.

Однако ж противник думает иначе, но в отличие от американцев, понимает не только собственный тип мышления, но и американский тоже. Они прекрасно знают весь набор ключевых слов, по которым американские спецслужбисты "пикируют" на тот или иной телефонный номер или электронный "аккаунт". И ведут открытые переговоры, содержащие эти ключевые слова, но не содержащие конкретной оперативной информации. Американские "подслушники" клюют именно на эти ключевые слова, придавая им больше значения, чем отсутствию конкретной информации, и прочно увязают в прослушивании этого телефонного номера или электронного адреса. А в это время оперативная информация спокойно без затрат на техническую защиту проходит по совершенно другому информационному каналу. Это может быть сотовый телефонный номер, зарегистрированный на подставное лицо и используемый один единственный раз. Это может быть обычный бесплатный e-mail account, зарегистрированный на таком сервере, как Yahoo!, например и также используемый однократно. Да и вовсе не обязательно, чтобы реальный канал использовался однократно. Даже наверняка, эти каналы используются регулярно, поскольку "подслушник" сидит на другом канале и это владельцам этих каналов связи известно, поскольку технически легко контролируется.

И что вы думаете, такие схемы действительно разработаны террористическими организациями исламского мира? Ничуть не бывало. Этими схемами широко пользуются люди, занятые в международном бизнесе, главным образом в международной торговле. И используют они такие приемы для обеспечения безопасности чисто коммерческой информации.

Так что, нет у террористов большего, чем у американских военных умения пользоваться высокими технологиями. Есть неумение американских военных понимать ход мышления людей, принадлежащих другим культурам. Но решение этого вопроса лежит уже в совершенно иной области, нежели то, о чем говорит американский военный специалист.

Урок Второй. Для того, чтобы вести войну на земле, требуются наземные войска. Технологии не обеспечивают безопасности. Для того, чтобы разрешать человеческие проблемы, требуются люди. Технологии играют важную, но
второстепенную роль.

Урок Третий. Численность наземных войск играет важную роль. Представления о том, что территорию можно контролировать, используя хорошо оснащенные, но малочисленные подразделения, оказались неверными.

Технологии имеют второстепенную роль, если численность наземных войск достаточна для разрешения "человеческих проблем". Если же количество наземных войск для этого недостаточно, а именно это имеет место в американской армии, то технологии приобретают не второстепенное, а первостепенное значение. И здесь имеются в виду технологии защиты военнослужащих и технологии оперативной связи в городских условиях.

Связь подвела американских солдат, когда им пришлось столкнуться с ведением боевых действий внутри крупных городов. Сигналы портативных солдатских раций не проходили через стены городских строений. В распоряжении Пентагона что, не было соответствующих средств связи, пригодных для указанных условий? Были и есть. Но солдаты не были оснащены ими. И лишь по одной причине – Пентагон не предусмотрел того, что бои в городских условиях будут иметь место в Ираке. Второй момент – это прямая защита военнослужащих. Если солдат мало по количеству, следовательно они должны быть лучше оснащены в плане бронетехники, защищающей от пуль. В Ираке же солдаты оказались практически голыми. И лишь по той причине, что партизанское сопротивление не предполагалось пентагоновскими стратегами. Почему, ведь Саддам открытым текстом говорил о том, что его армия специально прошла подготовку для этого, и в случае оккупации будет вести партизанскую войну? А потому, что военные чиновники Пентагона свято верят, что все люди в мире мыслят исключительно по-американски. Следовательно, никаким угрозам партизанщины верить не следует ввиду принципиальной невозможности партизанского сопротивления американской армии.

Петерс видит одну из причин поражения в недостаточном количестве наземных войск для решения "человеческих проблем". Но, даже если бы Америка имела всеобщую воинскую обязанность и, следовательно, обладала неограниченным контингентом живой силы, то и в этом случае продолжала бы терпеть те же поражения, которые терпит сейчас. Когда воюют живые люди, то победа зависит не от того, кто кого перестреляет, а от того, кто кого передумает. В уличной и партизанской войне победителем выходит тот, кто успеет выстрелить первым. Повстанцы понимают не только себя но и американцев. Американцы же мышления противника не понимают. Следовательно, и шансов выстрелить первым у американского солдата меньше, чем у врага. А в такой ситуации количеством не возьмешь...

Как видим, и здесь, сколько бы не разглагольствовали военные специалисты о технологиях и живой силе, но причина неуспеха все та же – неспособность понимать тип мышления людей, принадлежащих к другим, отличным от американской культурам.

Продолжение следует

Обратная связь