Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2004 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
Десять уроков.
Илья Трейгер

Часть Вторая.

Урок Четвертый. Главное требование к военным операциям - скорость. Чем быстрее проводятся военные операции, тем лучше. Кроме всего прочего, Петерс аргументирует, что вооруженные силы США неожиданно обрели нового могущественного противника - средства массовой информации, которые акцентируют внимание на негативных аспектах операций, проводимых войсками США. Чем быстрее завершается операция, тем менее взбудоражено мировое общественное мнение.

Урок Пятый. Враг должен осознать свое поражение. Одна из причин этого именно в том, что армия США во время сражения думает не только о своих потерях, но и о потерях противника - она стремится избегать их, чтобы не испортить отношений с местным населением.

Что касается скорости военных операций, то эта истина известна со времен Александра Македонского, и в этом плане высказывание Петерса можно расценить лишь в качестве банальности. А вот по поводу присутствия СМИ на театре военных действий – это он правильно подметил. В войнах прошлого подобного явления не было. Но и иракская кампания – не первая война, где пришлось с подобным явлением столкнуться. Ведь ни Югославия, ни Афганистан, ни Ирак на Америку не нападали. Америка сама напала на эти страны, причем, обставив эти войны как некие международные операции. Следовательно, чтобы перекрыть доступ прессе к театру военных действий, США должны были бы за одно объявить войну и ООН, и НАТО. Однако против всего мира Америка явно воевать не готова. Поэтому пресса присутствовала на местах военных действий во всех перечисленных войнах. Американское руководство об этом знало заранее. Это явление вовсе не является уроком, преподнесенным Иракской войной. И, в этой связи, неподготовленность американских военных к означенному явлению является ничем иными, как упорством в собственных ошибках и непринятием во внимание собственного же опыта.

Что же до журналистов, то да, они интересуются преимущественно негативными событиями, инициированными нападающей стороной. Так в этом и заключается предназначение журналиста. Журналиста не критикующего, а восхваляющего, во-первых, не будут читать, а, во-вторых, это будет уже не журналист, а... замполит.

Что же касается утверждения Петерса о том, что "Чем быстрее завершается операция, тем менее взбудоражено мировое общественное мнение", то в этом видится дефект образования американских военных. Даже не из специальных, а из самых что ни на есть школьных учебников истории очевидно, всегда и во все времена степень ненависти населения к захватчику определяется не тем, сколь быстро он осуществил операцию, а тем, что после него население застало на поле боя. Здесь имеет значение количество трупов, а не скорость их производства. Во Второй Мировой войне армии действовали несравненно быстрее, чем в Первой. Однако Первая Мировая ушла в историю в течении двадцати лет, а раны Второй Мировой продолжают кровоточить и сегодня, спустя 60 лет после ее окончания.

"Враг должен осознать свое поражение. Одна из причин этого именно в том, что армия США во время сражения думает не только о своих потерях, но и о потерях противника -она стремится избегать их, чтобы не испортить отношений с местным населением". – Да, такой эффект действительно существует, и, опять-таки, не Петерс является его первооткрывателем. Да, если на поле боя массово гибнут солдаты противника, то это деморализует и армию, и население. Однако критиковать Пентагон за неприменение этой тактики в Ираке, и советовать в этой войне применять тактику выжженной земли можно только в бреду.

Где-то около 1967 года из недр Пентагона вышло исследование, которое показало, что государство, потерявшее от 30% населения и более, ответного удара нанести не может. Именно исходя из этого результата и создавались военные доктрины США, СССР и других ядерных держав в период Холодной Войны. Именно по этой причине основным компонентом гонки вооружений того периода были ядерные вооружения. Но тогда в случае военного конфликта ставилась единственная задача – полное уничтожение государства-противника. Война же в Ираке – это не война с целью уничтожения Ирака как государства. Это совсем другая война...

Войны-то бывают разные. Бывают войны отечественные – это когда с агрессором бьются на своей территории. Бывают войны экспедиционные – это когда сражаются с врагом его территории при том, что с этой страной нет общей сухопутной границы. Вот если бы иракская кампания действительно была превентивной войной против международного терроризма, то ее можно было бы назвать экспедиционной. Война в Ираке – это война с целью создания на данной территории режима и условий, вынуждающих администрацию и население побежденного государства работать исключительно на экономические интересы захватчика. То есть, по сути, это война экспедиционная колониальная.

Но экспедиционной эта война является только для США. Для Ирака и его народа эта война отечественная. А отечественные войны содержат для своих народов еще и важную психологическую компоненту. Вдумайтесь, в течение первых трех месяцев войны Гитлера против СССР более двух миллионов советских солдат и офицеров оказались в плену. Два миллиона за три месяца!!! Такое количество людей за столь короткий срок пленить не в состоянии ни одна армия. Такое количество венных в плен не берут, такое количество в плен... сдаются!

Из кого состояла РККА того периода? – На 75% из крестьян. А что Сталин вытворил с крестьянством в предвоенные годы? – Вот отсюда и два миллиона пленных. Так что, отношение большинства населения СССР к Сталину и власти было ничем не лучше, чем в Ираке к Саддаму. Но это только в первые три месяца, когда еще не было широко известно, что творят немцы на захваченной территории (в те времена пресса на поле боя не присутствовала). А потом, когда узнали, лозунг "Вставай страна огромная!" заработал сам по себе, без комиссаров и замполитов. И забыли про палача-Сталина, поскольку война стала отечественной.

А ведь Ирак – это культура еще в большей степени восточная, чем Россия. Здесь отечественная психология много сильнее, поддерживаемая еще и религиозным патритизмом. Да и задача у этой военной операции совершенно другая. В данном случае нужно сохранить не только население, но и его расположение, чтобы заставить страну работать на интересы американской экономики во вред своим собственным.

Но есть у США и собственный опыт в этой сфере. Уж куда как не откровенную политику выжженной земли вели они во Вьетнаме. Однако это только усиливало дух сопротивления этого народа. Сами же, как только пошли из Вьетнама гробы с трупами американских солдат, так американское население в кратчайшие сроки добилось окончания этой кампании, ничуть не смущаясь фактом позорного поражения их страны. Ну, ведь видите же, что такими методами деморализовать удается только американцев, другие народы такими методами не покорить...

И при этих условиях полковник Петерс критикует военное командование США за то, что Пентагон не применил в Ираке по сути Гитлеровскую тактику "онемечивания земель, а не народов". Тактику, которая, в немалой степени, самого же Гитлера привела к поражению. Видится, что полковник Петерс не понимает даже целей этой военной операции, смешивая в одну кучу войны разных типов. Какой же это военный специалист, какой же это военный аналитик!..

И в этой же связи очень своевременно подошла очередь Урока шестого:

Урок Шестой. Действия военных должны анализировать профессионалы. Лишь профессионалы способны сделать вывод: удачно или неудачно были проведены те или иные операции. Средства массовой информации и гражданские наблюдатели, как правило, не имеют полного представления о реальной ситуации и делают заведомо неверные выводы.

Прежде всего, удивляет сама постановка вопроса. Любой человек имеет полное право анализировать и делать выводы в отношении всего, что вокруг него происходит. Понятно, почему средства массовой информации должны испрашивать разрешение на нахождение своих журналистов в расположении воинских частей. Но совершенно непонятно, почему эти журналисты должны испрашивать разрешение военных на то, чтобы анализировать или не анализировать то, что они видят своими глазами. Да еще при том, что эти люди не находятся в подчинении военных властей. Что же касается утверждения Петерса о том, что "...гражданские наблюдатели, как правило, не имеют полного представления о реальной ситуации и делают заведомо неверные выводы", то общеизвестно, что мышление военных и, следовательно, их аналитические способности как правило более примитивно, чем мышление гражданских лиц. А, кроме того, мы видим яркий пример того, как это делают профессионалы. И примером этим являются аналитические выводы самого профессионала Петерса...
Принимать во внимание следует анализы тех, кто умеет анализировать. Кто-то из журналистов умеет, кто-то нет. Но американские военные профессионалы не умеют этого делать однозначно!

Урок Седьмой. Оккупация - это искусство. Местные жители должны постоянно ощущать присутствие оккупационных сил. При этом оккупационные войска должны выступать в роли защитников интересов мирных жителей, а не вражеской силы. Главной задачей оккупационной администрации является обеспечение местных жителей работой.

Во-первых, режет глаз откровенное противоречие с предложенным выше. "Оккупационные войска должны выступать в роли защитников интересов мирных жителей". Это как, после тактики выжженной земли? Да кто ж к ним после этого за защитой пойдет? Даже если они очень захотят такими защитниками стать, то не смогут из-за тотального недоверия местного населения в связи с жестокостями, допущенными во время ведения военных действий. Впрочем, не будем придираться...

Да, оккупационные войска должны выступать в роли защитников населения и заниматься проблемами занятости этого населения. Только вот ведь беда...

Чтобы защищать интересы населения, нужно для начала иметь понятие об этих интересах. Чтобы обеспечить население работой, нужно создать рабочие места. А на что могут быть ориентированы эти рабочие места в стране, разрушенной войной. Только на обеспечение ежедневных средних потребностей основной массы населения. Так ведь, опять-таки, надо же знать эти потребности, которые существенно разнятся в разных культурах.

В Америке нет традиции проявлять интерес к другим культурам. Следовательно, не может быть и знаний о потребностях людей, к этим культурам принадлежащим. В результате, оккупационные войска в Ираке создают рабочие места, ориентированные не на удовлетворение ежедневных жизненных потребностей населения, а на восстановление тех отраслей экономики, ради захвата которых они пришли с оружием в эту страну.  А в этом случае непременно срабатывает психология отечественной войны. Главная цель внутреннего сопротивления – не дать захватчику завладеть тем, ради чего он пришел. В результате вместо обеспечения граждан работой их подставляют под пули своих же партизан, что иы и видим в Ираке. И если бы только это...

Для американской нации еще и нехарактерно признавать собственное незнание чего-либо. Если американец ЭТОГО не знает, значит, ЭТО не достойно внимания. А интересы у всех людей одинаковы – американские. Просто, большинство народов на Земле неполноценные и сами не знают, что отвечает их интересам. Поэтому миссия Америки – это вдолбить неполноценным понятия об их "истинных" интересах. А упрямцам, предпочитающим сохранить свои "неполноценные" интересы предназначены Абу-Граиб и Гуантанамо...

В то время, как подобным идеологическим бредом поражено все американское общество на протяжении нескольких поколений, можно ли рассчитывать на правильное поведение армии даже при наличии соответствующих инструкций? Естественно, нет. Нет, поскольку армия, как сказал еще М. Фрунзе – это "сколок общества", а вовсе не его интеллектуальный авангард. Вся грязь общества проявляется в армии в концентрированном виде. Простой американский парень, не упускавший случая поглумиться над инвалидом или иммигрантом на гражданке, получив власть над людьми в Абу-Граиб становится полноценным палачом...

Урок Девятый. Знание языков и местных обычаев - это эффективное оружие. Один офицер, знающий язык и культуру местных жителей, более полезен, чем целая эскадрилья истребителей.

Какая свежая новость! И до войны в Ираке об этом, конечно же, ничего известно не было. Впрочем, американцам, возможно, и не было...

Кто ж возьмется спорить с этой истиной! Только вот, в применении к американской армии эта истина выглядит несколько карикатурно. В Пентагоне давно уже и вполне официально объявили об ориентации разведки в этом направлении. Но практическое осуществление этой программы они видят исключительно в создании для офицеров соответствующих инструкций об особенностях культурно-этнических отношений в странах и обучении людей языкам этих стран в пределах определенного словарного запаса, необходимого для их практической деятельности. Да разве ж таким образом можно получить специалиста, "знающего язык и культуру местных жителей"?

Иммиграционный опыт начала 20 века, например, показал, что русские иммигранты существенно легче адаптировались в Китае, чем в США. А ведь при этом, китайский язык в советских и российских дореволюционных школах не преподавался в массовом порядке. В России, а потом в СССР традиционно преподавались основные европейские языки – английский, французский, немецкий, испанский и, до революции, латинский с пятым греческим склонением. Тем не менее, русские прекрасно адаптировались и в Румынии, и в Финляндии, и в странах Прибалтики, и в Венгрии, не говоря уже о странах со славянскими языками. Почему?

Да потому, что когда иностранный язык изучается не в расчете на конкретную задачу, а в целях развития общего кругозора, как это делается в Европе, человек становится способным понимать общие черты национальной психологии любого народа, в чьей среде пришлось оказаться. А если к этому прибавить еще и жизнь на протяжении столетий в постоянном сухопутном соседстве с народами других стран, то физиология этого явления сомнений не вызывает.

Американская же культура, является островной, не имеющей подобного опыта. Что же касается фундаментального образования, то от него США отказались несколько десятилетий назад. Американское образование является узко рыночно ориентированным. Изучение иностранного языка с этих позиций, может дать возможность в большей или меньшей степени объясняться с населением. Но такое понятие, как "психология языка" для такого "полиглота" остается чем-то запредельным. А без этого "офицер, знающий язык и культуру местных жителей", получиться не может.

Уроки восьмой и десятый разбирать смысла не имеет, поскольку они содержат лишь фактические повторения уже сказанного. Но "сухой остаток" из опуса этого военного специалиста говорит о том, что ровным счетом ничего американцы не могут и в ближайшее время не смогут сделать без привлечения иностранцев. Особенно это касается всего, что связано с другими культурами. Они сами изначально строили страну, где все радикальное создавалось иностранцами, а теперь приняли политику освобождения от них, как когда-то ЦК КПСС принял политику освобождения от евреев в науке.

Задача эта вполне выполнима, но для этого сначала нужно перестроить собственную систему образования. А простое отстранение иностранцев во время ведения неуспешных военных операций и серьезных проблем в экономике, как об этом ведется речь в сообщении New York Times, с которого начиналось наше повествование, способно привести лишь к еще большему скатыванию вниз...

Обратная связь