Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2004 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Кому мозги компостируете!
Илья Трейгер

Когда политика государственных властных структур оказывается в кризисе и движется к провалу, нередко, чтобы снять или притормозить напряжение в обществе, населению промывают мозги тем, что пытаются чисто внутренние проблемы государственной администрации представить в виде неких всеобщих явлений, характерных, якобы, для всего мира в целом. Это очень старый и популярный идеологический прием. В Америке одним из специалистов в этой области, по всей видимости, является Уильям Линд\William Lind, директор Центра Культурного Консерватизма\Center for Cultural Conservatism при исследовательском институте Free Congress Foundation. Во всяком случае, это следует из его интервью, опубликованного в русском переводе информационным агентством Washington ProFile.

Можно, конечно, сделать предположение о вопиющей безграмотности этого политолога во всем, происходящем за пределами США. Однако, подобный уровень безграмотности для человека, занимающего подобную должность вряд ли возможен. Скорее всего, этот текст специально писался в целях промывки мозгов американцев, поскольку полностью соответствует стандартному восприятию таких вопросов большинством американского общества. Он и написан, несомненно, именно для американцев.

Однако Washington ProFile публикует этот материал на русском языке, следовательно, предназначает его для русскоязычного читателя. Не может же русскоязычный редактор не понимать, что на нашу аудиторию подобный примитив никак сработать не может. Похоже, что редактор издания попросту не всегда читает материалы, которые публикует. Хотя...

Вопрос, заданный о Чечне, явно отдает "русским духом". Не исключено, что интервьюировали Линда как раз работники Вашингтон ПроФайла. Кроме того, подобный тон материала вполне соответствует позиции Николая Злобина, известного политолога, значившегося до недавнего времени президентом этого проекта. Николай Злобин – известный политолог, работающий старшим научным сотрудником американского Центра Оборонной Информации. Сейчас на сайте издания он скромно значится в качестве члена Наблюдательного Совета, председателем которого некто Брюс Блэр – не больше и не меньше, как директор этого самого Центра Оборонной Информации. Кроме представителей названного общественного института в Совет входят так же работники других подобных организаций, в том числе и бывшие чиновники администрации.

Издание откровенно пребывает "под колпаком" лиц, заинтересованных в поддержке действующей администрации и республиканской идеологии. Сам Николай Злобин, как мы помним, в период предвыборной кампании Буша в мягкой форме, но обнаруживал тенденции к подлизыванию... Так что, возможно, что это интервью является и собственной продукцией Вашингтон ПроФайла. Что ж, если это так, то не много чести это делает Николаю Злобину, до такой степени недооценивать русскоязычного читателя...

Так или иначе, но очередной "прокол" Вашингтон ПроФайла доставил нам очень полезную информацию, правда, не совсем ту, которую редакция, по-видимому, хотела донести до аудитории.

Основная мысль, которую пытается донести до нас в этом интервью Линд – это тот факт, что " все больше граждан отказывают государствам в лояльности. Они "переориентируют" свою лояльность на другие институты и объекты - на этнические группы, племена, расы, религии, идеологии и даже на некоторые благие, но совершенно аморфные проекты, например, они встают на борьбу за защиту окружающей среды".

Возможно, что это и интересная тема для обсуждения на кухне, и можно долго спорить по этим вопросам, засыпая друг друга аргументами и контраргументами. Однако подход и аргументация Уильяма Линда стоит, на наш взгляд, отдельного внимания.

Итак, пойдем прямо по вопросам-ответам этого интервью.

Вопрос: Какова роль правительств в 21 веке?
Линд: Во многих случаях правительства уже стали, как я их называю, "новым классом". Их главной целью более не является управление государством. Они существуют только ради того, чтобы наслаждаться привилегиями "нового класса". Государство для них превратилось в обыкновенную кормушку, из которой они питаются. В результате, перед государством встает проблема борьбы с кризисом легитимности, который в разной степени интенсивности мы можем увидеть почти во всех странах мира. Главной сложностью является то, что создавшаяся ситуация очевидна практически всем, кроме людей проживающих в столицах, которые сами и принадлежат к "новому классу".
***
Уже из этого первого абзаца очевидно, что материал рассчитан на обывателя самого примитивного толка. Фактически произнесен популярный кухонный лозунг – все, кто у власти, воры! Вот так, без всяких обоснований.

Конечно, люди идут во власть не ради создания всеобщего благоденствия, а ради привилегий, ради куска государственного пирога и пр. в том же духе. Но за тем же самым люди идут и в бизнес, и просто на работу нанимаются. Работа по определению – это трудовая деятельность ради вознаграждения и в расчете на него. Но только, есть существенная разница здесь между правительственными чиновниками и работниками коммерческих структур. Для того, чтобы "наслаждаться привилегиями", чтобы превратить государство в "кормушку", нужно, чтобы было чем эти привилегии оплачивать и было, чем в этом государстве кормиться. А для этого государственная машина должна успешно функционировать. Следовательно, эти люди вынуждены заниматься управлением государством, как своим первоочередным делом. Что они и делают в меру ума и способностей...

***

Вопрос: Как "кризис легитимности" влияет на государство?
Линд: Во время кризиса легитимности все больше граждан отказывают государствам в лояльности. Они "переориентируют" свою основную лояльность на другие институты и объекты - на этнические группы, племена, расы, религии, идеологии и даже на некоторые благие, но совершенно аморфные проекты. Например, они встают на борьбу за защиту окружающей среды. Государство для них менее важно. Многие из людей, которые никогда бы не встали на защиту государства, становятся ярыми борцами за свою "новую лояльность". Примером этого могут послужить криминальные группировки.

***

Ниже мы увидим, что Линд говорит о "кризисе легитимности" правительств в том числе и в связи с процессом глобализации. То есть, речь здесь идет не о банановых республиках, а о странах с развитыми экономиками. Это где же в этих странах мы наблюдаем переориентацию лояльности граждан на этнические группы, племена, расы, религии?.. Какие такие этнические группы мы наблюдаем не Европейском континенте, например, где подавляющее большинство стран являются моноэтническими и монорелигиозными. Да, в этих странах есть и иммиграция. Но иммиграция эта молодая и преимущественно мусульманская, от которой обществами этих стран никогда и не ожидалась культурная адаптация. Иммигранты в этих странах изначально воспринимались лишь в качестве иностранных рабочих, но не в качестве полноправных членов общества. Да, существует государство, где полная культурная адаптация иностранцев считалась и считается одним из главных идеологических факторов. Эта страна – США. И США всегда была и остается единственной страной в мире, где существовала концепция "культурного плавильного котла", где, якобы, все привнесенные культуры переплавляются в американскую. Этот миф очень долго принимался за истину. За тем, много лет американские идеологи старались умалчивать тот факт, что этого "котла" более не существует (если он вообще существовал когда-либо). Последнее время об этом стали не только открыто говорить и писать, но говорить и писать много. Увеличилось населения, в том числе и этническое, и стало очевидным, что большинство представителей других этносов на территории США лишь внешне играют "американскую игру". На самом же деле их личная жизнь протекает внутри этих этнических общин, они сохраняют свои этнические системы ценностей, и, что особенно важно, происходящее в Америке оценивают с позиций именно своих систем ценностей, а вовсе не американской.

В этой же связи, невозможно пройти и мимо примера, приведенного Линдом о криминальных группировках. Да, криминальные группировки являются ярыми борцами за свою лояльность. Но только лояльность эта имеет отношение к наркобизнесу, торговле оружием, другим преступным бизнесам... И лояльность эта вовсе не новая, она во все времена была именно такой и никакой другой. Но где вы видели преступные группировки, ведущие борьбу за этнические, религиозные или идеологические интересы. Да, появляются периодически преступные группы, связанные с различного вида сектами. Но это не боевики, отстаивающие религию, а секты, специально организуемые для вербовки боевиков, призванных защищать традиционные криминальные интересы, а не какие-то новые.

Нет в мире таких криминальных группировок, о которых ведет речь Линд. Их нет нигде, кроме, опять-таки, Америки. И в этом вы можете убедиться на сайте ФБР, где размещен отчет о внутренней террористической активности в США за 30 лет. Самая высокая террористическая активность падает на общество защиты животных. Здесь и поджоги зданий, и взрывы биологических лабораторий с жертвами и без них... Эти же люди несколько лет терроризировали жителей ряда крупных городов Америки, обливая лица серной кислотой тем, кто предпочитал носить натуральные меха.

И много других подобных криминальных групп перечислено в этом отчете. Но это проблема чисто американская. В остальном развитом мире она отсутствует. Ну, так, и надо тогда говорить об Америке. Но ведь Линд речь веден не о правительСТВЕ, а по правительСТВАХ!..

***

Вопрос: Описанный Вами процесс является частью глобализации?
Линд: Глобализация, конечно, связана с этим, но это не одно и то же. Глобализация - сила, которая буквально разрушает значение и суть государства. Это, в свою очередь, ускоряет распад государства. Например, правительства индустриально развитых государств заявляют своим гражданам, что причиной безработицы является аутсорсинг - рабочие места экспортируются за рубеж и что власти никак не могут с этим бороться. В результате, в глазах граждан государство теряет свое значение. Государство становится институтом, который не достоин их лояльности.

Сама глобализация - процесс неконтролируемый. Она является совокупностью множества разных факторов, которые имеют разное происхождение, однако, из-за неизвестных причин, работают все вместе ради общей цели - ослабления государства. Проблема в том, что в этом глобальном сценарии много проигравших, которых автоматически исключают из политического процесса. И что ты делаешь, когда с тобой не считаются в политических процессах? - Ты начинаешь бороться!

***

Вот, фактически, и самый главный момент этого опуса. Действительно, здорово он это дело объяснил на примере аутсорсинга! Однако...

Единственным правительством индустриально развитой страны, которое не имеет юридической возможности регулировать экспорт рабочих мест за рубеж, является правительство США! Ни в одной другой индустриально развитой стране мира нет полностью либеральной экономики, где бы правительство лишалось права подобного регулирования прямым путем. И все остальные правительства это активно делают. Да, подобное вмешательство в какой-то степени тормозит экономическое развитие в целом, но защищает собственные трудовые ресурсы. Сам по себе аутсорсинг присутствует во всех развитых странах, но нерешаемой проблемой является только в США. Поэтому аутсорсинг как фактор, разрушающий институт государства, присущ только этой последней мировой супердержаве, но никому более. Кстати, одним из факторов, заставившим французов провалить европейскую конституцию явился тот факт, что предложенный документ дает ЕС такую власть, что правительство Франции может оказаться не в состоянии противостоять разрушительному аутсорсингу. Так значит, сейчас противостоят!..

***

Вопрос: В этой борьбе между государством и неправительственными структурами нередко проигрывает государство. Каковы могут быть глобальные последствия этого?
Линд: Я думаю, что нас ожидает очень беспорядочное будущее. Аналогией может послужить 14 век в Западной Европе - эпоха, когда средневековье подходило к концу и начиналось становление государств в современном смысле этого слова. Безопасность превращается в локальную проблему. Когда это происходит, то всё и вся в государстве перемещается в локальные рамки - это уже можно наблюдать в разных уголках мира. Несмотря на то, что существует государство и правительство, подлинная власть локализована и находится в руках банд, вооруженных группировок или других структур, абсолютно не связанных с государством. В результате, безопасность более не является легко достигаемой целью - обеспечить безопасность населения и государства становится довольно трудно.

***

Совершенно справедливо сказано. Действительно, в Ираке есть новое постсаддамовское правительство, а фактически власть в стране принадлежит повстанческим соединениям. И в Афганистане похожая картина. А где еще?

***

Вопрос: Какой будет роль армий - одного из важнейших институтов государства?
Линд: Традиционные армии не располагают необходимыми знаниями для борьбы с негосударственными оппонентами. Традиционные армии созданы для борьбы с другими традиционными армиями. Новые, негосударственные вооруженные формирования не носят военной формы, они не располагают передовыми и специализированными военными технологиями, их невозможно отличить от местных жителей. Поэтому государственным армиям трудно распознавать своих оппонентов и, тем более, уничтожать их, используя те развитые вооружения, на базе которых основана вся мощь традиционных армий. В результате, эти две группы просто становятся кораблями, проплывшими рядом в ночи, не замечая друг друга.

***

На примере иракской кампании мы видим, что американская армия действительно не располагает знаниями для борьбы с негосударственными оппонентами. И "сконструирована" она оказалась исключительно для борьбы с другими нетрадиционными армиями. Что же до армий других стран, то именно от них, как мы помним, и исходила критика военной стратегии США в отношении и иракской, и афганской кампаний. И, как мы вскоре убедились, все прогнозы иностранных военных специалистов по неминуемому поражению США в этих войнах полностью оправдались. Так что, о других армиях помолчать бы, а то... за умного не сойдешь...

***

Вопрос: Как можно с этим бороться?
Линд: Это очень трудно. Дело в том, что государственные армии имеют одну большую проблему - им кажется, что они непобедимы, что они сильнее противника. Они считают себя Голиафом. А это негативно влияет на мораль солдат, которые чувствуют себя в роли "силачей". Обыкновенные же люди, как и следовало ожидать, начинают отождествлять себя с другими единицами - со слабыми вооруженными группировками, противостоящими государственным армиям. Этот феномен некоторые из нас называют "могуществом слабости". Традиционные вооруженные силы не в состоянии распознать этот феномен. В этой ситуации трудно ожидать, чтобы они могли с ним успешно бороться.

***

Да, и это мы тоже наблюдаем, и тоже только в отношении американской армии. Думали, что, как войдут в Ирак, так все разбегутся. А после первых же серьезных выстрелов и известные письма солдат появились, и дезертирство, и претензии к Пентагону по поводу того, что иракцы американскую технику подбивают... А в других армиях? А другие армии, во-первых, практически во всех европейских странах армии являются призывными, а солдаты, следовательно, подневольными. Они все по определению служить не хотят. Поэтому к их мнению никто не обращается, и никто о нем не знает. А, во-вторых, и это самое главное, другие армии ни на кого не нападают, а сидят дома на базах. А, посему, подобным опытом только американская армия и может располагать.

***

Вопрос: В России государство борется с неправительственными формированиями чеченских сепаратистов. Сможет ли государство победить в этой борьбе?
Линд: Я могу сказать, что существует большая вероятность того, что государство проиграет. Мы уже видели, как России на протяжении долгого времени не удавалось добиться успеха в Чечне. Мы видели, как могущественная российская армия на протяжении 10 лет не смогла никак разрешить этот конфликт. Опасность состоит в том, что другие регионы России решат отделиться от Москвы. Чеченская ситуация же послужит "зеленым светом" для более значительной дезинтеграции России. Вот этого я  боюсь больше всего. Распад российского государства будет иметь катастрофические последствия для всего мира.

***

Ну вот, дождались, наконец-то. Как же тут без Чечни!..
А ну-ка, вспомним, как развивалась ситуация через несколько недель после начала второй чеченской войны в бытность Путина еще премьером. В считанные недели Армия сломила сопротивление боевиков и подошла к Грозному. И тут, все на удивление, встала. Потом Грозный все же взяли. Осталось уничтожить базы боевиков на территории горной Чечни. И это армия могла легко осуществить в самые короткие сроки. Однако приказы из Москвы почему-то пошли ориентированные не на уничтожение бандформирований, а на затягивание конфликта. Об этом ведь тогда вся пресса писала (еще до путинской вертикали власти), неужели не помните? Чеченских сепаратистов не потому не победили, что армия не способна этого сделать, а потому, что не хотели побеждать. А не хотели потому, что если эту войну прекратить, то исчезнет источник отмывки огромных миллиардных состояний, как и источник столь же огромных миллиардных доходов. И это единственная причина, почему чеченских сепаратистов до сих пор не победили.

Сергей Доренко недавно в программе "Особое мнение" очень справедливо охарактеризовал американских журналистов и политологов, как крайне плохо работающих, предпочитающих примитивные стандартные штампы элементарной логике. С этой точки зрения подобную аргументацию Уильяму Линду, быть может, и можно было бы простить. Но ведь те, кто вопрос задавал, те ведь наверняка знают, что к чему на самом деле. Ребята из Вашингтон ПроФайла, не вы ли этот вопросик и подбросили?

***

Вопрос: Какой вообще будет судьба государств в 21 веке?
Линд: Соединенные Штаты - этой позиции придерживаются и Республиканская и Демократическая партии - желают ускорить процесс глобализации. Деиндустриализация Америки стоит в повестке дня обеих партий страны, однако это катастрофически отразится на американском среднем классе. В политике республиканцев и демократов я не вижу никакого протекционизма, который мог бы как-то разрешить вопрос о легитимности государства. В то же время, я думаю, что Соединенные Штаты превращаются в многонациональное и многокультурное государство, и существует значительная вероятность того, что оно развалится в 21 веке. Это столетие век может стать периодом распада многокультурных государств - примеры этого мы уже наблюдали в 20 веке.

***

О каких многокультурных государствах этот ученый муж ведет речь? Где он их видел в мире эти многокультурные государства? США и Россия. И больше-то нет никого. Чтобы произошел распад государства, это государство должно состоять из тех структурных единиц, на которые оно может распасться. На какие структурные единицы, например, может распасться Франция или Германия? А Чехия или Польша? Все, кто мог, уже распались. Вся Европа состоит преимущественно из монокульруных государств. Ну да, от Испании может отколоться Страна Басков, а от Турции Курдистан. Но в этих двух случаях названные государства лишь понесут территориальный урон. Государственного же распада в них не произойдет. Остальным же распадаться не на что.

Россия – это дело другое. Административное деление этого государства наряду с экономическо-региональным принципом построено так же и на национально-этнических основах. А в стране со слабой экономикой сыграть на национализме труда не представляет. Помните, как легко распался СССР на союзные республики. С мелкими образованьями это не так легко, так как у них выживаемость ниже. Но, все же, такой распад вполне возможен. Но Линд ведь говорит не о межнациональной розни, а о глобализации, как факторе, разрушающем государство. А глобализация – это фактор экономический. И с этой точки зрения он абсолютно прав – у США очень много шансов прекратить свое существование в качестве единого государства именно по экономическим причинам. Судите сами...

Основной закон товарно-денежного обращения – это так называемый закон Томаса Муна, действие которого одинаково эффективно проявляется как на уровне планетарных регионов (Европейский, например), так и на уровне одного отдельно взятого... семейного хозяйства. Не вдаваясь в подробности, главный смысл этого закона в том, что общий средний уровень цен на товары и услуги в данном регионе в данной валюте зависят исключительно от физического количества этой валюты, обращающегося на территории данного региона. Первое следствие этого закона гласит, что уровень цен в данной валюте всегда выше не территории страны, выпускающей эту валюту. Действительно, в России рублевая масса в обращении значительно превышает долларовую. А в Америке наоборот, рублей, как мы знаем, совсем мало...

Внутри одного и того же экономического пространства возможны колебания цен в тех пределах, в которых на данной территории различается жизнь среднего жителя и жизнь богатых. В одном и том же городе есть районы с более дорогим жильем и с более дешевым. Есть магазины дорогие, а есть не очень, и т.д. Но все это касается колебаний цен внутри экономических пространств страны, но не между ними. А что мы наблюдаем в США?

Общий средний уровень и цен, и зарплаты на Западном побережье почти вдвое выше, чем, скажем, в штатах Среднего Запада (официальный коэффициент колеблется в разные годы от 0,78 до 0,89). Это же получается как в разных странах. О чем это говорит? Согласно закону Томаса Муна, это означает, что физическое количество долларовой массы, обращающееся на калифорнийском побережье вдвое превышает количество этой же валюты в обращении в таком штате, как Колорадо.

Но как же так, ведь это одна и та же страна, которая выпускает эту валюту. Почему же в субъектах федерации одной и той же страны товарно-денежное обращение различается, как в разных государствах?!

В этом-то и заключается настоящая беда – США экономически уже не являются единым государством. А подталкивание процесса Деиндустриализации Америки в той форме, которую отстаивают республиканцы, непременно приведет к тому, что отдельные регионы, отличающиеся по режиму товарно-денежного обращения будут вынуждены защищать свое экономическое благополучие на своей территории. Следовательно, неизбежно появление таможен на административнх границах штатов. Таки таможни, кстати, уже имею место на границах с Калифорнией. А таможенный режим – это и есть то, что неизбежно ведет к установлению официальных границ. А поскольку в силу хваленной американской Конституции законодательства штатов уже различны, и федеральное законодательство не имеет приоритета, распад страны очень и очень вероятен.

Но, опять-таки, это проблема чисто американская. И усугубление всех этих проблем лежит на совести исключительно неквалифицированного государственного руководства.

***

Таким образом, нам хотели рассказать, что все неудачи нынешней внутренней американской политики являются некими общими закономерностями, присущими всему миру. Следовательно, республиканская администрация здесь ни причем, и на следующих выборах имеет смыл опять голосовать за республиканского кандидата.

А рассказали, на самом деле, о том,  к какой глубокой катастрофе нынешнее республиканское правление привело страну и нас с вами вместе с ней. То ли благодаря невнимательности редактора Вашингтон ПроФайла, то ли потому, что Николай Злобин считает собственных соотечественников дурнее, чем они есть, но до нас довели информацию, важность которой трудно переоценить. Спасибо им за это!

Обратная связь