UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/zapad_ne_pomozhet.htm


«Запад нам не поможет»
Михаэль ДОРФМАН

Десятилетиями люди в тоталитарных и авторитарных странах обеспокоено оглядывались на Запад и спрашивали себя: «Ну когда же Запад нам поможет»? Спрашивали в Советском блоке, спрашивали себя на Ближнем Востоке в виду грубых нарушений прав человека, израильской оккупации и других непотребств, творимых прозападными и проамериканскими режимами. Когда же наконец США предпримет необходимые меры? Когда начнёт поступать по законам проповедуемой ими демократии?  Когда окажет давление на Израиль? Когда перестанет поддерживать арабских тиранов? Все знают, что никогда, однако продолжают спрашивать.

Почему США так себя ведут

Некоторым кажется, что в  США просто не знают, что происходит. Скажем, в оккупированной Израилем Палестине или в застенках арабских тираний. Множество сил потрачено на то, чтобы довести до сведения, «рассказать американскому народу». Вот если узнают, тогда…

Александр Солженицын, думавший, что удивит свет своим рассказом о ГУЛАГе, признался, что с удивлением обнаружил на Западе множество книг, рассказывавших правду о том, что происходило в СССР. Так и сейчас, западные аналитики прекрасно знают, что происходит на Ближнем Востоке. Американские ведомства выдают лицензии на продажу пыточного оборудования, оружия для войны с демонстрантами. А египтяне с гневом совали в телекамеры обоймы от слезоточивых гранат с надписью Made in USA. Волна негодования и протеста разлилась, когда США, вопреки собственной риторике, наложило вето на резолюцию Совета Безопасности ООН с осуждением незаконных израильских поселений в оккупированной Палестине. Особенно негодовали в адрес президента Барака Обамы.

Не будем наивными. В Америке всё знают. Однако американцы ведут себя так потому, что получают то, что им надо. Им нужна не демократия (с которой одни хлопоты), а стабильность. «Сильные люди» – Израиль вкупе с арабскими тиранами и автократами обеспечивают эту стабильность.  Не зря заместитель премьера РФ Игорь Сечин сделал стабильность ключевым словом в недавнем интервью «Уолл Стрит Джорнал».

Однако ограничимся Ближним Востоком. Есть три базисные фактора, почему США ведут себя так, а не иначе на Ближнем Востоке. Во-первых, нравиться нам или нет, но США сегодня мировой гегемон. Даже если симпатии к США неуклонно падают, а надёжность и кредитоспособность под вопросом, США всё же остаётся мировым гегемоном. США контролируют более четверти мировой экономики, мировой валютный рынок, Всемирный Монетарный Фонд, Мировой Банк, большую часть ООН и обладают огромным влиянием по всему миру. Большинство армий мира пользуются американским вооружением. Если бы США захотели подорвать тирании на Ближнем Востоке, то (за небольшим исключением) сделать это очень просто – перестать снабжать их армии запчастями. Их танки не поедут, суда не поплывут, самолеты не взлетят. Ни одна армия не пожелает оказаться в таком положении и не даст своим правителям довести до этого. И это ещё значит, что США имеет рычаги влияния невидимые публике. США не перестанут вести себя как гегемон, пока их гегемония не закончится. Конца американской гегемонии ждать ещё долго.

А гегемон всегда ведёт себя эгоистически. Ни один гегемон никогда не бросал своего долгосрочного и надёжного клиента, не лез в его дела ради абстрактных идей демократии и свободы. Не то, что бы права человека или демократия не важны, но они нужны лишь тогда, когда служат интересам гегемона. Куда важней деньги и безопасность. Всё остальное – суета и томление духа. И ожидать от гегемона иного поведения – беспочвенные фантазии. Ни одна страна не избегает влияния США. В торговле, в технологии, нуждается в лицензировании, в доступе к телекоммуникациям, в работе с американскими финансовыми институциями.

Во-вторых, США – одна из самых демократических стран мира. А демократия, как говорят математики, условие необходимое, но недостаточное для хорошего государственного устройства. Демократия может быть запросто украдена у людей беспринципными политиками, демагогами и популистам. Демократия может служить алчности, взяточничеству, корыстолюбию, стяжательству, коррупции, неэффективности. Это как раз то, что происходит в США.

Нельзя сказать, что и раньше здесь всё было идеально. Как-то, вернувшись из России, я поделился впечатлениями со своим другом, историком, специализировавшемся на истории США XIX – начала ХХ века. Я рассказывал ему о повальном пьянстве, бытовом насилии на улицах, венерических заболеваниях, всеобщей коррупции, организованной преступности, нарушении власти закона. Он выслушал меня и сказал, что это всё до мелочей – типичная картина США того периода, который он изучает. Потом, подумав, добавил, что и сейчас можно купить конгрессмена, просто раньше это было действительно дёшево.

В течение десятилетий христианские фундаменталисты проникали в американскую школьную систему. В результате этого большинство американцев вопиюще невежественны относительно внутренних дел и окружающего мира. Систематическая пропаганда религиозных фанатиков в школах привела к тому, что значительная часть американских избирателей оказалась восприимчивой ко лжи Республиканской партии, которая играет на чувстве американской исключительности и ксенофобии. В Америке люди готовы верить всяким дикостям. Например, дебаты о принятой во всём цивилизованном мире системе общественного здравоохранения превратились в вопли о «комиссиях смерти», якобы приговаривающих пожилых пациентов к досрочному отправлению в мир иной. Можно всколыхнуть всю страну нелепыми байками о строительстве мечети на месте, где стоял Всемирный Торговый Центр, или о том, что исламисты берут власть в Аризоне, а иракские самолёты собираются бомбить Флориду. Да и трудно представить другую нацию, где падение двух, пусть больших зданий вызвало бы экономическую рецессию, как это произошло в США после падения «башен-близнецов» в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, а афтершоки продолжают колобродить огромную страну уже больше десяти лет.

Невежество распространяется и на американскую политическую элиту. 90% американских законодателей никогда не посещали ни одной ближневосточной страны, кроме Израиля. Зато в Израиль их возят всегда на деньги произраильского лобби для «ознакомительных» и «учебных» экскурсий.

Старая добрая практика центризма, умение находить компромиссы практически исчезла. Конгресс стал дисфункциональным, судебная система политизирована, а президентская власть фактически парализована.

В-третьих, раньше президент имел большую свободу в иностранных делах. Однако здесь всё сильней проявляется один дефект американской демократии – лобби. Собственно, нет ничего дурного в том, что какая-то группа интересов пытается убедить законодателей в своей правоте, а то и просто просветить их. Однако в американском лоббировании замешаны огромные деньги. Одно из лобби – произраильское, сионистское, считается вторым по мощности в США и безраздельно рулит во всём, что прямо или косвенно касается Израиля, включая и дела в арабских странах. Когда-то руководитель крупнейшей произраильской лоббистской группы AIPAC Стив Розен любил блистать перед приближенными журналистами фразой о том, что лобби, как ночной цветок, распускается лишь во тьме. Однако после книги политологов «Лобби» Мершеймера и Уолта темнота немного рассеялась. Сам Розен был арестован на основании «Акта о шпионаже». Его обвинили в деятельности в пользу неназванного иностранного государства. Лучшие адвокаты добились того, чтобы суд свернули. Позже сам Розен вошёл в трудовой конфликт со своими работодателями и чуть не разорил их денежно и обещал обнародовать довольно много грязи, в том числе и то, что руководство подбивало их шпионить. Произраильское лобби контролирует ближневосточный нарратив в США и тем самым позволяет беспрецедентно долгую оккупацию Палестины. И хотя по разным причинам, сила и влияние лобби заметно уменьшается, а нарратив других сторон конфликта тоже обретает легитимацию, оно будет контролировать американскую политику ещё два-три десятилетия.

Куда более мощный Военно-промышленный комплекс тоже заинтересован в раздувании напряжения, в военном присутствии США во всём мире, в поддержке военных диктаторов. Помощь США в основном идёт на «строительство наций», что на деле означает создание американцами армии и сил безопасности в разных странах. Так помощь США Палестинской автономии почти полностью идёт на создание и тренировку жандармских сил. Обучение и подготовка одного солдата армии США стоит миллион долларов.

Как действуют лоббисты

Более полувека назад президент Дуайт Эйзенхауэр впервые обозначил опасность Военно-промышленного комплекса, включающего генералов, оборонных подрядчиков и политиков. Во времена Эйзенхауэра Америка не воевала, производила сама практически всё, что потреблял американский народ. Тогда, в 1956 году, вышла интересная книга «Властвующая элита» социолога Чарльза Райта Миллса (The Power Elite by C. Wrigth Mills). Он ввёл термин «военная метафизика», которую определяет как «состояние умов, при котором основной смысл мировой действительности состоит в войне». Через полвека после Эйзенхауэра, Америка погрязла в бесперспективных войнах.

Президент Барак Обама столкнулся с этим в первый же год своей власти. Придя в Белый Дом, он попросил своих советников дать ему несколько стратегических решений в Афганистане. Боб Вудворт из «Вашингтон пост» пишет, что Обама получил, по сути, лишь одно – «план Мак Кристалла» о наращивании сил. «Вы не оставляете мне альтернативу, – заявил президент военным. Ответом ему было молчание, потому, что военная метафизика требует войны. Самому Бобу Вудворту незадолго до этого слили информацию, способствовавшую тому, чтобы аналогичный безальтернативный вариант прошёл и с Ираком. О том, как работает этот механизм, хорошо изложено в книге профессора, полковника Эндрю Басевица «Вашингтонские правила: Американский путь к перманентной войне» (The Washington Rules: Americas Path to the Permanent War by Andrew J. Bacevich).

Лобби не ограничиваются лоббированием в Конгрессе, а активно действуют и в ведомствах исполнительной власти, в частности, в Пентагоне и «разведывательном сообществе». В июле прошлого года «Вашингтон пост» писала, что «наши секретные службы так выросли и покрылись завесой секретности, что никто точно не знает, сколько денег это стоит, сколько людей там работает, какие программы там ведутся, и даже сколько организаций у нас занимаются охраной безопасности». Американское «разведывательное сообщество» – это где-то 17 агентств. С тех пор кое-что прояснилось. «Разведывательное сообщество» стоило американским налогоплательщикам 80 миллиардов долларов, что больше, чем вся иностранная политика (Госдеп получает $49 миллиардов) и национальная безопасность (Министерство национальной безопасности стоило налогоплательщику $43 миллиарда).

Тем не менее, американские спецслужбы постоянно попадают пальцем в небо и неспособны предсказать развитие событий. Они видят события глазами своих друзей из израильского Моссада, спецслужб Египта, Туниса или Саудовской Аравии. Сразу после прихода к власти Рональда Рейгана ЦРУ стали вычищать от независимых и критически мыслящих аналитиков. Их места заполняли политические назначенцы, умевшие угадывать желания начальства. Причём тоталитарное мышление, помноженное на невежество политического истеблишмента, с трудом мирилось с тем, что люди могут ошибаться. Как правило, подозревали злонамеренное сотрудничество с врагом. А лобби ещё больше демонизировали «арабистов» и «пацифистов». На чистках тогда и выдвинулся молодой и честолюбивый сотрудник по имени Роберт Гейтс. Позже Гейтс возглавил ЦРУ, а затем стал министром обороны у Джорджа Буша и в этом качестве перешёл и к Обаме. Не удивительно, что скандалы случаются постоянно, и американская разведка оказывается жертвой систематической лжи своих ближневосточных друзей – израильских и арабских. Последний скандал произошёл тогда, когда выяснилось, что американский  агент лгал своим операторам о «иракском оружии массового поражения». Эта ложь была позже повторена американским госсекретарём Колином Пауэллом в ООН, когда он выстраивал доводы, почему следует напасть на Ирак.

Более того, из-за деятельности лобби и невежества американской аудитории серьёзный разговор о внешней политике невозможен. На оппонента выливается поток обвинений в «марксизме», «антисемитизме», «исламизме», публика во всё это верит с такой же легкостью, как она поверила в появление «смертных трибуналов» для стариков в результате обамовской реформы здравоохранения. Американское сознание определяет нехитрый набор мифов о том, что диктаторы противостоят исламизму-джихадизму, что бедный маленький Израиль, окружённый со всех сторон арабскими ордами, в одиночку защищает американские ценности, а ещё существует Иран, который спит и видит, как бы навредить американским интересам во всём мире.

Политические карикатуры

Качество американских политиков постоянно падает. Карикатурная Сара Пейлин (кандидат в вице-президенты от Республиканской партии на выборах 2008 года, губернатор Аляски) считается у нас серьёзным политическим игроком. Да и опыта практической работы требуется от президентов все меньше и меньше. Буш пошёл в президенты с опытом руководителя футбольной команды, имея за плечами всего одну каденцию (срок полномочий выборного лица на своей должности) в кресле губернатора штата (6 лет). Обама не досидел в сенате даже одной каденции (всего 4 года), а Пейлин и вовсе проработала на посту губернатора штата с населением 700.000 человек всего 3 года.

Президент Обама, какой он ни есть, опирается на элиту Демократической партии, сложившуюся при Клинтоне в эпоху ускоренной приватизации. Эта элита всегда лоббировала интересы Военно-промышленного комплекса, а многие из её членов и персонально имеют интересы в военном бизнесе. Ситуация Обамы ещё больше осложняется тем фактом, что его, первого чернокожего президента, противники изображают мусульманином, и любое колебание от курса сразу вызовет нежелательные толки.

Шаг влево, шаг вправо грозит и вовсе уничтожить все политические достижения президента. Экономическое положение США оставляет желать лучшего, а власть в Белом Доме практически парализована. Это не значит, что США не влияет положительно. Безусловно, что давление США на египетскую армию предотвратило множество человеческих жертв. Можно сравнить ситуацию с Ливией, где США не имеет таких рычагов, и тамошний диктатор, ведёт себя словно банкрот, который, получив повестку о том, что он должен убраться из дома, решил спалить этот дом.

Лишь сегодня, когда массы арабов вышли на улицу требовать свободы, когда из-за войны в Ираке, повысился интерес к изучению арабского языка и культуры (сейчас студентов арабского куда больше, чем, скажем, русского), а Ближний Восток пришёл на экраны ТВ в дома миллионов американцев, лишь сегодня есть возможность увидеть и услышать другие голоса.

Что же делать дальше? Включить свои фэйсбуки, твиттеры, свой интернет, а потом выйти на улицы, как это делают на наших глазах арабы. Требовать полных прав и гражданских свобод, восстановления справедливости в своей стране, не ожидая, что кто-то даст это. Мир сегодня тесен, как никогда. И возможно, что именно протест арабов, их решительность поможет другим народам, и  американцам в том числе, освободиться от тисков системы, которая очевидно сошла с правильного пути.



Copyright©2011 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций