Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

ЗВОНОК В МОСКВУ
Анна Нежинская

 

Я работаю в юридическом отделе крупной нью-йоркской фирмы. Мы обслуживаем Нью-йоркскую фондовую биржу. Среди наших клиентов – крупнейшие инвеститоры со всего мира, работающие с биржей. Российские компании в основном инвестируют на лондонскую биржу, а у нас лишь очень крупные и известные, как Газпром, Лукойл и другие. У некоторых, как у Лукойла, есть американский офис, у других нет. Когда-то и Юкос нашим клиентом и я занималась их счетами. Однако у ЮКОСа здесь всем ведали американцы. 

 

Мне иногда приходится звонить в разные страны, чтоб уладить всякие юридические и деловые вопросы. Из-за несоответствия обычаев случается много интересного и необычного. Недавно в Бразилии мне сказали «Спокойствие, сеньора. У нас сейчас сиеста». В Израиле секретарша, или кто там поднял трубку не представившись, долго отказывалась соединить меня с босом, и все спрашивала «А он вас знает?» 

 

Недавно выяснилось, что наш клиенты, одна из крупнейших российских компаний заплатил дважды за один и тот же сервис. Их солиситор включил в свой счет и наши услуги. В свою очередь банк, который занимается их инвестициями, тоже послал им копию счета. Они оплатили оба счета. Чтоб вернуть им деньги мне был нужен их официальный адрес и другие атрибуты.

Наш счетовод Кевин, занимавшийся их счетами нашел номер телефона в интернете. Проблема выявилась сразу, как только Кевин позвонил в Москву. На другом конце линии никто не говорил по-английски. У них в отделе есть много людей, даже специальная служащая, занимающаяся «чувствительными клиентами», однако без английского языка она тоже не могла ничего сделать.

Пришлось мне, хотя я из другого отдела. Потому, что – русская. Русский я знала из дома, немного на улице, еще в церкви, потом учила в колледже. Однако, с русскими мне никогда не приходилось работать.

 

Сомнения начались с самого начала. Как представится. «Здравствуйте, меня зовут Анна, и я звоню из Сэ-Ше-А». А может лучше представится по имени-отчеству? Или по фамилии? Или  лучше вместо США сказать «из Америки». А кого спросить? Ведь фирма гигантская, а публикует всего несколько телефонов.

 

Звоню. «Алло», - говорят. И все. Ни названия фирмы, ни имени. Сама, наверное должна знать, куда звонишь.  Странно мне, что на другом конце не представляются, а лишь «Алло». Я представляюсь, немного растерялась, а на другом конце служащая начинает нервничать «Алло, алло!», как будто теряет связь и криком думает поправить дело. Решаю, что попала на коммутатор и прошу соединить меня с бухгалтерией.

«Здравствуйте, меня зовут Анна, я звоню из США» и называю имя нашей компании.

 

«Что вы хотите?», - спрашивают. Начинаю объяснять, но не уверена, как по-русски называют double payment. Объясняю, что дважды заплатили, и я хочу вернуть деньги обратно.

«Алло, алло... – повышает голос служащая на другом конце провода, - Как это может быть?» Я не знаю, как это может быть, и американский телефонный этикет, особенно в том, что касается финансов, таких вопросов не предполагает. «Вам что, девушка, зарплату дважды выплатили?» «Нет, - говорю, - не зарплату, а за сервис вы дважды заплатили». «Это не у нас» отвечает служащая и кладет трубку.

Я точно знаю, что это не зарплата, а как сказать, не знаю. Звоню еще раз и теперь уже по бумажке объясняю, что же я хочу от бухгалтерии. Мне дают прямой телефон. «Позвоните к ним». Трудно звонить, когда не знаешь имени и должности, но имени как раз и не дают. «Позвоните к ним, там вам ответят».

Звоню.

-     Алло, алло... Что вам нужно?

-         Понимаете, вы дважды заплатили за одно и то же.

-         Как это может быть?

-         Вам банк послал счет, и солиситор послал счет.

-         Солиситор?

-         Агент ваш, который занимается вашими делами.

-         А что вам нужно?

-         Нужно утвердить адрес, чтоб вернуть деньги.

-         Алло, алло. Утвердить что?

-         Конфирмацию адреса мне нужно от вас.

-         Кон...? Что?! ... Скажите мне номер чека?

-         У меня нет вашего чека. Деньги пришли по кабелю.

-         Что?

-         Ну как сказать? Wire… По проводу, наверное...

-         ????? ... Мы платим только чеками.

-         Но вы можете подтвердить адрес.

-         Что?

-         Адрес подтвердить можете? Я тогда деньги переведу или чеком или прямо вам на счет.

-         Вы, девушка не туда попали!

Если бы дело было с владельцем магазина, то тот бы обрадовался. В больших корпорациях дело иначе. В корпоративной Америке счетоводы в таком случае могут пожертвовать деньгами. Зачем привлекать лишнее внимание. Корпорации больше напоминают бюрократические учреждения с многочисленными склоками, интригами, личным соперничеством и традиционной враждой разных отделов и департаментов. А там где внедряют модную нынче концепцию микроменеджмента, и над каждым служащим стоит супервайзер, постоянно доказывающий свою полезность, то и вовсе... Зачем потом отвечать на неприятные вопросы: «кто это сделал?», «кто разрешил?», а то и «кто виноват?».  Думаю, в России то же самое, а еще, как выразился мой русский друг «там стоя спят, чтоб не пропустить слов начальства».

Звоню еще раз в коммутатор компании. Мне дают еще два телефона. Тем временем знакомый эмигрант 70-х годов послал «аську» и посоветовал спросить не бухгалтерию, а главного бухгалтера. На первом телефоне я стараюсь объяснить, что мне надо. 

«Это мы-то дважды заплатили?, - говорит на другом конце уверенный голос женский голос с характерным московским аканьем – Как могло такое получится? ... Вам нужно не сюда, вам нужен финансист». Ладно, если у нас это называют CFO - главный финансовый офицер, логично, что и в Москве так будут называть.

«У финансиста» мне ответил мужчина, который немного знал по-английски. Хотя я привыкла к русскому акценту, но его английский я понимала с большим трудом. Зато он по крайней мере он понял, о чем я говорю. Заминка вышла только со словом «солиситор», которое мой собеседник сперва понял, как «прокурор». В конце он попросил номер счета, дал мне свой e-mail, чтоб я ему послала копию, а тогда он мне даст атрибуты, куда перевести деньги. Я тут же все послала. Проло полтора месяца. Ответа так и не дождалась. Однако, как говорил мой папа «Лиха беда начало». Понадобилось еще шесть звонков, пока кто-то не сказал мне «You dont care», что у нас значило бы «наплюй», хотя он хотел сказать, чтоб я не беспокоилась, а они разберутся, кто ответственный и мне сообщат.

Обратная связь